Журналист: Больно осознавать, что спасение души не входит ни в чьи в служебные обязанности...

20 Апр 2016 11:01

Его имя будет в учебниках. Вокруг он видел слишком много смертей, и ему пришлось убивать не раз. Он служит в АТО второй год.

Юрий Бутусов

Когда видишь разорванную душу, это гораздо страшней, чем вид разорванного тела... Уже час слушаю и пытаюсь как-то успокоить боевого офицера, героя войны, который так много сделал в свое время. Его имя будет в учебниках. Вокруг он видел слишком много смертей, и ему пришлось убивать не раз. Он служит в АТО второй год.

Он смертельно пьян. Он вообще регулярно бухает. Еле ворочается язык, но мысль жива. И всякие мысли, страшные, черные мысли тоже. Как его спасти? Словами не помогает. Он нуждается в ком-то, кто сделает ему пересадку части своей здоровой души. Ни жена, ни ребенок, которого он любит, не могут его вывести из штопора. Регулярно общаемся, а с кем ему еще поговорить? Его круг общения все меньше и меньше. Ему все более одиноко. Говорю с ним, а ему не легче. 

У него тяжелая психологическая травма. Его нельзя держать в АТО, ему нужен санаторий, отдых, ему нужны друзья, которые вернут его к жизни, которые займут его чем-то. Если его не спасти, если его начальник не проявит деликатность, уважение, внимание, и не поймет, что дисциплинарные методы его не исправят, человек будет потерян. Его уже ничто не вернет, если не вмешаться. Попросить командира? Но ведь это нонсенс,чтобы просить офицера проводить психотерапию с другим офицером. Да и просьбу могут неправильно понять, последствия будут негативные.

Буду думать, как ему помочь. Надеюсь, приедет в Киев, удастся вырваться в отпуск...

Больно осознавать, что спасение души не входит ни в чьи в служебные обязанности...





Новые обещания
FACEBOOK GROUP