Юрий Иванющенко бросил свои предприятия на произвол судьбы

18 Фев 2015 22:51

Кризис возник из-за потери рынка Таможенного союза и фактической неготовности завода к работе в других регионах.

В распоряжении редакции оказался список банков-кредиторов группы компаний « Азовобщемаш ». Задолженность только по телу кредита составляет $575,8 млн. Среди кредиторов – Укрэксимбанк, Сбербанк России, ВТБ Банк, Альфа-Банк, Райффайзен Банк Аваль и другие. Всего десять банков.

Чтобы вернуть деньги, кредиторы предлагают разные сценарии – от банкротства с последующим поиском инвесторов до предоставления предприятиям группы « Азовобщемаш » государственных военных заказов. Между тем сам скандал с полмиллиарда долларов проблемного долга предприятий «Азовобщемаша» может являться отголоском международной схемы по выводу капиталов из Украины, пишет skelet-info.org

Двоякая ситуация

Почти 10 000 сотрудников группы предприятий, по факту обслуживающих единственный завод «Азовмаш», впоследствии вошедший в ПАО « Азовобщемаш », находятся в подвешенном состоянии – есть у них будущее или нет? Вплоть до 2012 года ПАО « Азовобщемаш » был производителем №1 спецвагонов на просторах стран СНГ – цистерн для нефтепродуктов и сжиженного газа, химических растворов; вагонов и полувагонов для угля, железорудного концентрата, химических удобрений, зерна и других насыпных грузов. Но с тех пор ситуация сильно изменилась.

Официальной информации о том, работает ли завод в принципе, сегодня нет. Руководство предприятий и управляющих компаний недоступно.Григорий Дашутин, председатель Федерации работодателей машиностроительной промышленности, также не захотел однозначно ответить на этот вопрос: «Я не могу вам ответить сейчас, так как не смог разобраться в этом вопросе. Там двоякая ситуация». Как опытный чиновник Дашутин не смог вслух сказать, что с нового года предприятия просто остановлены, хотя люди приходят «попить чай и подмести территорию».

Источник Forbes в одном из банков-кредиторов подтвердил, что завод не работает. «Мы встречались с директорами в конце 2014 года. За декабрь 2014 года предприятие выпустило 5 вагонов, а нужно выпускать 500 для обслуживания кредитов. Поэтому среди вариантов решения проблемы – менять собственников в пользу банков».

Если раньше предприятие производило до 2000 цистерн в месяц, то цифра 5 – это вообще ничего. Попытки Forbes дозвониться хоть кому-то из топ-менеджеров этой группы азовских предприятий тоже оказались провальными. Сайт предприятия последний раз обновлялся перед Новым годом, и предпоследним сообщением, датированным 26 декабря 2014 года, является обращение президента управляющей компании «Азовмашинвест холдинг» Тараса Полищука.

Там он сообщает, что кризис возник из-за потери рынка Таможенного союза и фактической неготовности завода к работе в других регионах. Негативное влияние оказали также блокирование возврата налога на прибыль и отсутствие поддержки государства. Отпугивает потенциальных заказчиков и нахождение предприятия в зоне АТО.

«К сожалению, сложившаяся система управления предприятием оказалась не готовой к работе в новых условиях. Не были своевременно приняты меры по сокращению расходов и персонала. Акционерами уже предприняты ряд шагов по привлечению зарубежных и украинских компаний к поиску новых рынков сбыта продукции вагоностроения, реструктуризации бизнеса, кредитов, привлечению инвесторов. Ведутся переговоры с правительством Украины по получению госзаказов на грузовые вагоны и возврат переплаты по налогу на прибыль», – вещает Тарас Полищук.

Переплата налога на прибыль по группе составляет порядка 400 млн гривен, но даже их возврат не спасет группу от кредитного кризиса. А получение оборонного заказа напрямую зависит от решения проблемы задолженности по кредитам.

Завод с секретом

Обвал производства на предприятии, замкнутом фактически на одну страну – Российскую Федерацию, произошел еще три года назад. «Зимой 2012 года вдруг началась череда аварий на российских железных дорогах. Ломались вагонные рамы, перевозившие цистерны с нефтепродуктами, в том числе это были рамы, отлитые на мариупольском ЧАО «Азовэлектросталь», подконтрольном «Азовмашинвест холдинг», – вспоминает Алексей Андрейченко, аналитик компании Art Capital.


Тогда были приостановлены сертификаты производства рам на «Азовэлектростали», а после этого на какое-то время и сертификаты на производство цистерн «Азовобщемаша». То есть группе было запрещено практически все производство. «В конце концов было установлено, что цистерны неправильно использовались, российские операторы железнодорожного рынка лили нефть и более тяжелые нефтепродукты в цистерны для бензина. Объем тот же, но вес значительно больше, это и привело к авариям», – поясняет Алексей Андрейченко.

В апреле 2012 года запрет на использование мариупольских цистерн в России был снят, но российские железнодорожные чиновники сделали два предупреждения своим операторам: первое публичное, что цистерны нужно использовать по назначению, а второе на полуофициальном уровне – постепенно сокращать использование украинских, азовмашевских цистерн.

Для предприятия, в котором доля производства цистерн для России составляет 75-78%, вытеснение с российского рынка подобно смерти. Информация о возможной скорой потере рынка была совсем не закрытой, но, тем не менее, банки, к которым в то время предприятие обратилось за кредитами, на нее почему-то не обратили внимания.

В 2012-м группа компаний «Азовмашинвест холдинг» продержалась. Более того, в 2013 году – тоже. «В 2013 году они произвели продукции на 6,1 млрд гривен, из них вагонов – на 5,5 млрд гривен. То есть в их выручке 90% составляют полувагоны и вагоны», – констатирует Роман Тополюк, старший аналитик компании Concorde Capital. Однако банки этой динамики уже не почувствовали.

«Мы были в долгих переговорах с «Азовмашем» с марта 2013 года. Уже с августа 2013-го предприятие ушло в полный дефолт. Ничем позитивным эти переговоры не закончились – поэтому мы подали иски в суд. Каковы перспективы предприятия на сегодняшний день, по нашему мнению? Мы видим возможный уход в банкротство и поиск инвесторов, если восток Украины перестанет воевать. Банкротство – это один из выходов для предприятия. У предприятия валютные долги, рассчитаться по которым сегодня – огромная проблема», – разъясняет Елена Мельникова, начальник управления по урегулированию корпоративных кредитов ОТП Банка.

Отметим, что ряд кредиторов уже давно сформировали 100% резервов под долги предприятия.

Дорогие кредиторы

Начиная с 2012 года, почти все рынки группы компаний « Азовобщемаш » в России и странах СНГ занял российский «Уралвагонзавод». Раньше он был на втором месте по производству цистерн, а сейчас уже уверенно занимает первое с долей рынка 70-80%. Есть и другие, более мелкие производители российские, например, «Россельмаш», но это игроки на порядок меньшего уровня.

Попытки предприятия продержаться на сопутствующем производстве – тяжелые станки для металлургии и промышленные краны – результатов не дают. «Тяжелое оборудование для металлургии – это длинный цикл производства, трудоемкая продукция, высокая конкуренция. А качество у них не очень хорошее, потому это проблемное направление. Ну, и подход менеджмента предприятий своеобразный – они на всем экономили, особо никакими улучшениями не занимались, кроме того, там были большие кредиты, взятые давным-давно при поддержке Юрия Иванющенко», – указывает Роман Тополюк.

Каким образом предприятие в сложившейся ситуации получило кредиты на более чем полмиллиарда долларов, и каким образом банки давали эти кредиты – опрошенные Forbes эксперты и банки не могут прокомментировать. Однако отмечают, что все эти кредиты выданы под залог имущества предприятий и их непрофильных активов. И не исключено, что эти активы перезаложены не один раз.

Журналисты Forbes узнали, что, например, в залоге у Альфа-Банка за $65 млн находится производственное оборудование и производственные цеха ЧАО «Азовэлектросталь», их подвижной состав, «Ледовый комплекс», и даже права на контракты с Россией и Казахстаном, которые, впрочем, не были выполнены. Такая практика залогов применяется крупными предприятиями Украины уже давно.

Пул банков

Среди сценариев по спасению предприятия – в том числе выделение военных заказов, которое могло бы в непростое время поддержать предприятие. «Завод «Азовмаш» можно оздоровить, только проведя процедуру банкротства предприятия. Это единственный и разумный способ скорейшего решения проблем предприятия, в том числе социальных, возможности получения новых перспективных заказов в будущем. Банкротство, очистка предприятия, после чего смена собственника, которым может выступить либо государство, либо группа кредиторов», – предлагает Александр Луканов, президент Альфа-Банка Украина.

Этот банк судится с акционерами «Азовмаша» и в Украине, и на Кипре. Также иски против компаний Иванющенко подали ОТП Банк, свои права пытается отстаивать ПУМБ. У большинства же банков комментариев вокруг событий с «Азовмашем» нет – так как, по объяснению банкиров, ситуация «безнадежная».

«Банкротство – это возможный вариант, но только если собственник согласится отдать активы, которые там есть. Это не такая страшная процедура, как может показаться, просто кому-то надо будет списать убытки, скорее всего – банку-кредитору. Ну, и собственник, естественно, лишится своей собственности. Здесь слишком много «если», – отмечает Роман Тополюк. Но вот как раз собственник не особо спешит что-то отдавать.

«Мы вели переговоры с руководством предприятия «Азовэлектросталь» с апреля прошлого года, при этом регулярно предоставляя отсрочки по погашению. Однако руководство предприятия неоднократно нарушало договоренности, не предлагало никаких конструктивных путей выхода из сложившейся ситуации. Мы также неоднократно пытались связаться с собственниками «Азовэлектростали», чтобы решить этот вопрос. Однако собственники с весны не выходят на связь», – комментирует Константин Школяренко, заместитель председателя правления ПУМБ.

Ситуация с «Азовобщемашем» стала актуальной потому, что уже с октября 2014 года местная власть Мариуполя пытается начать процедуру банкротства предприятия, а руководство заводов холдинга усиленно сопротивляется и взывает к государству. Мол, когда-то правительство обещало начать госпрограмму замены вагонного парка «Укрзализныци» и разместить оборонный заказ – «Азовмаш», помимо цистерн, может делать танки «Оплот».

Однако государство не спешит размещать на этих предприятиях госзаказы. И главной причиной является задолженность по кредитам: на сегодня фактически неизвестно, кто же собственник производственного имущества? В любой момент банки могут по суду разобрать себе отдельные цеха общего производственного комплекса, и процесс прервется. А еще банки могут потребовать погашения просроченных кредитов от государства в обмен на то, что они вернут в производственный цикл залоговые цеха.

Поэтому пока банки не договорятся с собственниками группы компаний « Азовобщемаш », о производстве говорить не приходится. Впрочем, не менее интересным является и вопрос, каким образом этот пул банков с прекрасным риск-менеджментом оказался впутанным в ситуацию с невозвратом $575,8 млн? Эта сумма – только тело кредита. Однако комитета кредиторов нет – переговоры банки ведут по отдельности.

Еще в 2013 году «Азовмаш» получил два стабилизационных кредита по финансированию контрактов – от Альфа-Банка Украина и Сбербанка России. По информации Forbes, речь шла о кредитных лимитах в размере $20 млн. Но после перекрытия рынка торговли с РФ оказалось, что никаких возможностей для возврата средств нет. Ситуация же, по мнению опрошенных Forbes экспертов, может напоминать события вокруг агрохолдинга «Мрия».

Новые обещания
FACEBOOK GROUP