Во сколько Украине обходится борьба с коррупцией

30 Сен 2016 19:48

Игорь Мизрах проанализировал проект бюджета-2017: цифры поражают

В ту ли сторону мы смотрим, когда говорим о коррупции и борьбе с ней? С чего начинать ее искоренение, если на это выделяется денег больше, чем на культуру, медицину и спорт вместе взятые? Сытый антикоррупционер – способен ли он на реальную работу?

Политик, юрист, заместитель председателя Комитета по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, представитель организации «Народная люстрация» Игорь Мизрах делится своими наблюдениями по этому поводу.

Достаточно ли в Украине средств на борьбу с коррупцией? Какие аппетиты нынче у антикоррупционных и правоохранительных структур?

– Прочитав проект бюджета на 2017 год, я был шокирован запросами правоохранительной системы. Цифры говорят сами за себя: на Генеральную прокуратуру предусмотрено 4,5 млрд гривен, МВД – 46 (!!!) млрд гривен (из них 15,5 – на Национальную полицию), НАБУ – 773,5 млн гривен, Службубезопасности Украины – 6 миллиардов. Еще у нас есть Агентство по предотвращению коррупции (которое планирует «съесть» 577 млн. грн) и Специализированная Антикоррупционная прокуратура (105 млн).

В итоге, с учетом огромного аппарата МВД, Верховная рада планирует потратить на правоохранительную систему более 52 млрд гривен! Без учета МВД – более 12 миллиардов гривен наших с вами денег, которые состоят из налогов простых граждан.

Такие суммы – это много или мало? И чем они оправданы?

– Все познается в сравнении. К примеру, давайте проанализируем тот же проект бюджета. Министерство молодежи и спорта, может быть, получит 1,7 миллиарда гривен, Министерство культуры – 3,3 млрд гривен (сюда входит полмиллиарда на поддержку кино и 0,6 млрд – на театры, еще 20 миллионов – на музеи). Всего за 450 миллионов у нас подготовят олимпийскую и паралимпийскую сборные.

Таким образом, на весь спорт, культуру, молодежь, кино, театры и музеи предусмотрено чуть более 6 млрд гривен. Это напомнило мне историю, когда во время Второй мировой войны Уинстона Черчилля в Парламенте призвали сократить расходы на культуру и молодежь, он ответил: "А ради чего тогда мы воюем?". Увы, все очень плохо...

Выделять такие суммы на борьбу с коррупцией — это безумие. Тем более, что именно в этих органах коррупция как раз и процветает. Или нет?! В нашей стране тратить деньги на борьбу с коррупцией — это то же самое, что давать спирт на борьбу с пьянством. И спирта не будет, и пьянство лишь усугубится...

Куда тратятся такие деньжищи? На организацию работы, форму, автомобили, аренды офисов, хорошую канцелярию. Экономить на себе они точно не собираются. Одних только компьютеров на сегодня Нацагентство по предотвращению коррупции закупает на 3 236 490 гривен.

Эта закупка – одна из многих, открытых на сайте Prozorro, и если покопаться, то увидим, что антикоррупционеры обставляют себя тысячами единиц мебели и техники, и непременно просят еще.

Насколько сложная у них работа? И как определить – кто из них главный?

– Работа не легкая, но для правоохранителей обычная — со стандартным набором рисков. Однако, судя по всему, борьба с коррупцией становится приоритетным направлением и очень прибыльным делом. Не менее прибыльным, нежели участие в самой коррупции.

На этом фоне мы скоро станем очевидцами еще более жестких разборок между многочисленными силовыми органами. Обозначил, что будет бить больно, генпрокурор Юрий Луценко, сделав заявление, что теперь он сам будет решать, какие дела отдавать в НАБУ. Ведь он просто уверен уверен в том, что «отдать право на борьбу с преступностью на высших должностях одному небольшому правоохранительному органу – неэффективно».

Вы – заместитель главы Антикоррупционного комитета, который является общественной организацией. Как относитесь к разного рода организациям, которых сейчас очень много, в том числе, и на антикоррупционном поприще?

– Общественные органы должны больше контролировать государство, но реальных общественных организаций, которые бы не были управляемы госструктурами, пока мало. Зачастую, общественные организации чьи-то «карманные», сидят на грантах власти разных уровней и сами участвуют в коррупции или закрывают на нее глаза. А те, кто реально работает, но не идет на поводу высокопоставленных преступников, вынуждены искать финансирование на стороне.

Есть общественные организации, которые занимаются вопросами бизнеса, налогов, юриспруденции, но и они зачастую оказываются под влиянием госмашины, не имея свободы действий. Попробуй в небольшом городе заниматься громкими антикоррупционными делами, как тут же появляются проблемы с арендой помещений, проверками и т.п.

Какой выход?

– Самое важное – это развитие гражданского общества. Мы идем к этому, и, в общем-то, имеем определенные результаты. Ряд общественников предают огласке коррупционные схемы, есть честные журналисты-расследователи. Но основную часть этих людей держит за ниточки власть – она даже пишет им темники, как и что говорить в интернете и на телевидении. Сейчас в действии колоссальная манипулятивная машина.

Второе: должна быть политическая воля, чтобы кардинально преломить ситуацию и перестать лукавить, жить двойными стандартами. В первую очередь, господа власть имущие, сами перестаньте воровать! Затем сделайте амнистию наворованного капитала, и пусть все начнут жить с нуля, понимая, что в стране введена и применяется серьезная ответственность.

Артем Фляжников, Ирина Басенко

Новые обещания
FACEBOOK GROUP