Владислав Каськив проворовался на многие миллионы. Почему молчат МВД, СБУ и ГПУ?

9 Июл 2014 00:00

Похоронив 'национальные проекты', известный 'распиловщик' и коррупционер остается безнаказанным. 

Свои расходы, которые Госинвестпроект показывал в 'Вестнике госзакупок', оказались каплей в море. Настоящие миллионы 'пилились' незаметно для людских глаз. Последние несколько лет нас беспокоил экс-глава Госагентства по инвестициям и управлению нацпроектами Владислав Каськив. Потому что, хотя его ведомство иногда и отмечалось прибыльными тендерами вроде рекламы или road-show, но все же масштаб был не тот.

 И вот благодаря Реестру судебных решений все стало на свои места: просто настоящие деньги проходили такими путями, которые невозможно было зафиксировать. 'Настоящие' - это сотни миллионов ежегодно. Подробнее - выявить невозможно, по крайней мере, журналистам.  О том, как это было. Национальных проектов в Украине много, однако функционируют они по схожей схеме: государство придумывает проект, затем оплачивает его технико-экономическое обоснование, выбирает на конкурсе инвестора и начинает наблюдать, как за частные деньги строятся заводы, стадионы и другие необходимые объекты народного хозяйства.

Государственных расходов предполагается минимум - новая, так сказать, экономическая политика: честная, прозрачная и 'безоткатная'. Вот как, скажем, описывал ее на примере проекта'Воздушный экспресс' сам Каськив:

'Я вас уверяю, что противники „Воздушного экспресса' просто не хотят, чтобы в Украине появились большие инфраструктурные проекты. Потому что они реализуются по другой модели, чем вульгарное бюджетное финансирование, с которого соответствующие можно получить „откаты''.

Скандалов, правда, избежать не удалось. Наиболее громкими были два. Первый - с лыжным инструктором и LNG-терминалом, второй - с зимней Олимпиадой.

Напомним, что тогда неожиданно выяснилось, что победитель конкурса нацпроекта 'Олимпийская надежда-2022' - ООО 'Боржава резорт' - ранее принадлежало двоюродному брату Каськива. Кроме того журналисты обнаружили, что 'Боржава резорт' с группой коммерческих фирм, среди учредителей которых было ближайшее окружение Каськива, выкупили на месте будущего строительства сотни гектаров земли.

Тогда журналисты склонялись к тому, что семья главы Госинвестпроекта вложилась в землю для того, чтобы во время строительства олимпийских объектов выгодно ее перепродать государству. Похоже, что правда еще более сурова - земли покупались не за свои, а государственные деньги, и нет никакой гарантии, что бюджет когда-то их увидит.

В мае этого года ГП 'Государственная инвестиционная компания' (подчинено Госинвестпроекту)подало в суд на 'Боржаву резорт' с требованием расторгнуть кредитный договор. Оказалось, что сразу после того, как частная фирма выиграла конкурс 'солидных инвесторов', она сразу стала занимать деньги у того, кто этих инвесторов искал. Первый транш составил 135 млн грн, второй - 30 млн. грн. Годовая ставка - 3.75%.

Но проблема вовсе не в ставке, а в том, что существуют глубокие сомнения в том, что государство вообще сможет увидеть эти деньги. Проблема в залоге. Согласно материалам суда, залогом выступают неизвестные 'имущественные права по договору поставки'. Что именно должно быть поставлено - сказать трудно, но можно утверждать, что-то очень своеобразное.

Во-первых, деньги ушли еще в ноябре 2012 года, а в суд ГП 'ГИК' подал лишь в мае 2014-го. То есть того, что должно было быть поставлено, так и нет. Во-вторых, интересна реакция госпредприятия на этот 'залог'.

Ярко это проявилось в другом, очень похожем суде. 'Государственная инвестиционная компания' пыталась разорвать практически идентичный договор по нацпроекту 'Качественная вода' с ООО 'Торговый дом 'Борисфен'. Отличие лишь в траншах и количестве денег: 65 + 17 + 12, вместе 94 млн. Остальное то же - 3.75% годовых и залог в виде 'договора поставки'.

Так вот на этом суде 'ГИК' оценила качество залога следующим образом:

'Обязанности ответчика по возврату займов и уплаты процентов по договорам займа, как на момент заключения этих договоров, так и до сих пор, фактически не имеют реального обеспечения их выполнения ответчиком, что приводит к высокому риску невыполнения заемщиком взятых на себя по договорам займов обязательств'.

Что касается схемы в целом, то здесь госпредприятие высказалось еще резче:

'Договоры займа должны быть признаны недействительными, поскольку: они противоречат интересам государства; они заключены Заимодателем за пределами его хозяйственной компетенции; вследствие злонамеренного соглашения представителя Заимодателя с Заемщиком'.

На судей, правда, такая риторика не повлияла, и вполне понятно почему: кредитные договоры родились во имя выполнения национальных проектов, подписывал их заместитель гендиректора 'Государственной инвестиционной компании' Юрий Лутак. Полномочия его - заверены нотариально. Качество залога госчиновники имели право проверить, просто почему-то не захотели этого сделать. А согласно действующему законодательству, договор - это святое. Конечно, выглядит странно, что мощный инвестор начинает свою деятельность с заимствования 20 миллионов долларов, но удивление к уголовному делу не пришьешь.

Утолить свое любопытство тоже не так легко. В реестре сохранился суд 2013 года, где некий настойчивый мужчина подал в суд на оба ведомства Каськива с требованием выполнить Закон о доступе к публичной информации и ответить, кому конкретно были 'закачаны' государственные деньги. Не удалось. Суд решил, что отписка, которой отделалось ГП 'ГИК', вполне может трактоваться как полноценный ответ. Тем более, говорят, что кадры в Госинвестпроекте поменялись не кардинально. Мы даже не до конца убеждены, действительно ли ГП 'ГИК' подавало в суд, чтобы его выиграть. Часто бывает наоборот...

И все же просто так оставить эту историю тоже не хочется. Ведь до сих пор неизвестно, сколько кредитных миллионов раздали госпредприятие на 'нацпроекты' Каськива. Не все же они попали в суд. Намеком может служить разве что таблица с сайта Госинвестпроекта, где в графе - 'предоставленные кредиты 2013' - фигурирует цифра 558 млн.

Конечно, если бы мы были государственными контролирующими органами, то мы обязательно узнали о том:

- почему именно такие суммы денег были перечислены на счета частных структур и с какой целью;

- что именно было залогом по кредиту, и почему госпредприятие считает этот залог ничтожным;

- куда были переброшены государственные деньги и где они, в конце концов, осели;

- кто является настоящими владельцами всех победителей нацпроектов, и с кого спрашивать в случае банкротства фирм-победительниц.

(Публикуется с сокращениями).

Алексей Шалайский, опубликовано в издании  'Наші Гроші'

Перевод: 'Аргумент'

http://argumentua.com/

Новые обещания
FACEBOOK GROUP