Узник ЛНР рассказал о том, как он вырвался из рук сепаратистов

3 Сен 2014 00:00

Николаю 43 года, выглядит он не изнеможденным, но множественные следы побоев и пыток остались на его теле. Но еще глубже душевная рана, такого он не пожелал бы даже врагу.

 - Николай, за что и как  Вас арестовали ?  

 Во время Майдана я и мои знакомые из Луганской области, в основном из малого бизнесса, некоторые депутаты местных уровней ездили в Киев на Майдан. Мы поддержали революцию  так как не хотели жить в системе, где - ты никто, а царь и бог это действовавшая в те времена власть - губернатор Пристюк, глава облсовета Голенко   и на вершине пирамиды - Ефремов и Янукович. Эта система не терпела другой точки зрения, а на тех, кто не слушался, сразу 'наезжала' карательная машина - прокуратура, милиция, практически не давая работать.  После победы  Майдана и бегства Януковича начались игры в сепаратизм. Те же лица, и этому есть множественные доказательства, собирали глав районов и меров городов и рассказывали, что надо организовывать митинги и пикеты, нужно больше независимости от Киева и т.п. Они играли на бедности людей  и на боязни потерять влияние и должности. Ну и дошло от первых митингов по сто человек до сегодняшней ситуации. Я и мои единомышлденники выступали против сепаратизма, но нам каждый раз указывали - 'у нас не вякают' . Ну и последняя причина- я был в команде Сергея Шахова, котoрого люто  ненавидит  местнaя сепаратисткая элита за то, что мы   организовали и провели  президентские виборы  на Луганщине. Нам, членам комисий приходилось  работать в условиях запугивания и провокаций, у нас забирали печати и протоколы, нам громили штабы и личное имущество,  но выборы cостоялись  в половине области  и победил Петро Порошенко.   С тех времен я и попал в 'черный список' сепаратистов. Арестовали меня 17 июня на одном из блокпостов в Луганской области.

 - Как это происходило?       

 Я ехал на своей машине с Бердянска, куда отвез свою семью.  Во время проверки документов на блок - посту, кому- то позвонили и сразу команда 'вяжите его'. Возле меня два автоматчика, заломали руки за спину и в наручники, на голову так называемая косынка, чтобы ничего не видел,рот заклеили скотчем,  а потом еще и балаклава на голову. Бросили в мою же машину и повезли. Потом пересадили в другую машину и опять  везли. Ну, а потом первый допрос. На стуле, руки за спину и  вопросы -ты сволочь против республики Новороссия, ты правая рука Порошенка, ты занимался выборами, доберемся и до Шахова.  Если не отвечаешь, или говоришь не то,что им надо - начинается избиение.    Били не разбираясь куда - в лицо, в грудь, в пах, по ногам. Но это еще не все.  На мне тушили сигареты, тело прижигали паяльником.  Были еще так называемые електромашинки двух типов,  но действие одинаковое. Ноги в воде, на ногах провода,  и тебя пробивает током. Второй способ - на голову и руки одевали провода и также пропускали ток. Ощущение адское, кажется что ты сходиш с ума и все это время я был с завязанными глазами, прикован цепью, а на спину мне привязали типа пояс шахида, взрывчатку, которая могла взорваться в любой момент. Мне на секундочку открыли глаза  и показали, как она действует на собаке. От взрыва от животного остались только облако, разорвало в клочья.      

 - Чего они пытались добиться?

Били по поводу и без повода. Били пластиковыми трубами, проводами.  При этом  постоянно упоминалось, что меня  заказали, чтобы наказать.  Упоминалась политика,  угрожали уничтожить семью, про Шахова опять же упоминали, мол раз упустили, во второй,  нет.  Ну, а потом,  узнав,  что я предприниматель, начали вымогать деньги. Сначала триста тысяч доларов за освобождение, но когда стало ясно, что таких денег не собрать - согласились на сто тисяч.   То есть их уже не интересовала идеология, ЛНР, это чистый грабеж и вымогательство. Это сведение счетов тех, кто был и остается при власти.   Все, кто был против, или не поддержал сепаратизм, погиб или сидит в застенках. Мера Антрацита викупили за 350 000 долларов. Но выпустили  живым трупом , с поломанными руками и пальцами и он вскоре умер. А все,  кто работал на сепаратисткий референдум,  остались на своих местах. И мне не понятно, почему я приехав на один день в Киев узнаю, чого здесь свободно разгуливает по городу  тот же Пристюк, Голенко  и другие государственные преступники.

 Вас кормили?

Раз в три дня давали кусочек хлеба и огурец. Поили водой с мазутом, которую невозможно было пить.

Как Вы оказались на свободе?

Мои друзья, знакомые все - таки собрали 100 тысяч , а дальше начался процесс выкупа. Меня  привезли куда - то в поле к газокомпресорной установке,  привязали к трубе. Курьер, который привез деньги, должен был прятать их где-то в кустах в нескольких местах. И только после того, как они получили необходимую сумму мне развязали руки и глаза  и отпустили. Закончилось девять дней моего ареста, но не закончились мои мытарства.    

 - Что было потом, ведь только 29 августа Вы вырвались из зоны, которую контролируют сепаратисты?  

Меня еще несколько раз задерживали на блок-постах, причем однажды  уже вели в лесопосадку расстреливать, но что - то их остановило. Целый месяц прятался в Алчевске у знакомых.  Я залечивал раны, отлеживался, так как выбраться не было никакой  возможности. И самое ужасное, это чувство, что тебя опять могут найти и арестовать. Я не выходил из дома, и приходил в ужас, когда слышал, как залаяла собака или проехала машина.  Но дальше стали обстреливать Алчевск.  И мои друзья, в том числе и Сергей Шахов, организовали мой выезд. Это было непросто - найти транспорт,  проводников, которые не побояться вывести тропами, минуя блок - посты. Я чуть не расплакался, когда наконец  увидел блок -пост с украинским флагом.

С 29 августа я в Харькове и возвращаться в ад не хочу!     

Новые обещания
FACEBOOK GROUP