Украинско-российская корпорация 'Индустриальный союз Донбасса' Сергея Таруты теряет очередной актив

31 Авг 2013 00:00

Украинско-российская корпорация 'Индустриальный союз Донбасса' теряет очередной актив. Теперь речь идет о венгерском металлургическом комбинате Dunaferr. Местные власти уведомили о намерении вернуть предприятие в госсобственность. Вряд ли при таком развитии событий совладелец ИСД Сергей Тарута может рассчитывать хотя бы на 'выход в ноль', то есть на компенсацию затрат на покупку предприятия в 2004 году и его дальнейшее развитие.

Проваленный экзамен

В тот период ИСД находилась на вершине финансово-политического могущества, и у нее уже имелись интересы в Венгрии. В частности, связанная с тогдашним основным акционером ИСД, экс-вице-премьером по ТЭК Виталием Гайдуком компания System Consulting занималась экспортом в Венгрию украинской электроэнергии. В том числе и на крупнейший в стране меткомбинат Dunaferr.

По итогам 2002 года он произвел 1,65 млн тонн металлопродукции, из которой 39% экспортировалось на высоколиквидные рынки Западной Европы. Кроме того, среди покупателей листового проката, выпускаемого на Dunaferr, значились такие монстры автомобилестроения, как японские корпорации Suzuki Motor Corp. и Fuji Heavy Industries (ТМ Subaru). Неудивительно, что доход за 2002 год у Dunaferr составил 684,2 млн долл.

Поэтому хотя условия для покупки комбината правительство Венгрии выдвинуло достаточно жесткие, ИСД сочла их вполне приемлемыми для себя. Во-первых, требовалось увеличить уставной фонд предприятия, во-вторых, вложить 275 млн евро в его модернизацию в течение 5 лет. Также на покупателя ложились долговые обязательства Dunaferr в сумме 446 млн долл.

И, наконец, следовало сохранить существующие рабочие места. Собственно, как раз с этим пунктом сейчас и возникли проблемы. Как следует из заявления министра экономики Михая Варги, решение о реприватизации комбината было принято правительством Венгрии после того, как стало известно о планах ИСД сократить 1,5 тыс. работников из 7,5 тыс.

Но в 2004 такой сценарий В.Гайдуку и С.Таруте не мог привидеться даже в самых кошмарных снах. Поэтому они кинулись на Dunaferr, словно большая неразборчивая рыба, жадно глотающая наживку вместе с крючком. Хотя за это их не стоит винить. Акционеры ИСД стали жертвой тогдашнего бизнес-тренда, предпочитая следовать в его русле и не изобретать велосипед. То есть не давая себе труда подумать. Ведь если посмотреть на ситуацию в восточноевропейской металлургии, то кратко ее можно охарактеризовать как очень печальную.

Например, американская корпорация US Steel, купившая в 2003 году сербский метзавод Zelezara Smederevo за 23 млн долл., уже в 2011 полностью остановила там производство. А в начале 2012 - вернула его сербскому правительству за символическую плату в 1 долл.

Российская группа 'Мечел', взявшая в докризисный период 5 метзаводов в Румынии, в феврале 2013 продала их некоему офшорному инвестору - опять же за чисто условную сумму в 70 долл. Этому предшествовали длительные простои Ductil Steel Mechel, Campia Turzii, Mechel Targoviste, Buzau и Laminorul Braila. Между тем только Laminorul Braila мощностью 400 тыс. тонн металлопроката в год обошлась россиянам примерно в 10 млн евро с учетом долгов предприятия. Кроме того, новому владельцу перешли обязательства инвестировать 17 млн евро в развитие.

Так что и для 'Мечела' выход из Восточной Европы сопровождался ощутимыми финансовыми потерями. Неизбежными они представляются и для российского 'Евраз-холдинга' в случае продажи чешского метзавода Vitkovice Steel, одного из крупнейших в Европе производителей толстолистового проката. Осенью 2012 года впервые 'Евраз' сообщил, что рассматривает такую возможность. И подтвердил это в апреле нынешнего года. Действительно, дела в Остраве идут не блестяще: часть работников отправлена в добровольно-принудительный отпуск.

Им администрация обязана выплачивать 60% зарплаты. При этом завод несколько раз за последнее время брал паузу, полностью останавливая производство на 2-3 месяца. Как вариант изучается прекращение выплавки стали, чтобы сохранить выпуск проката, сообщил гендиректор 'Евраза' Александр Фролов. Думали ли он и мажоритарный акционер 'Евраз-холдинга' Роман Абрамович о таком развитии событий, когда в 2005 заплатили за Vitkovice Steel 286,9 млн долл.? Скорее всего, нет. Ведь только за предыдущий 2004 год, например, завод мощностью 1 млн тонн продал продукции на 540 млн долл.

Остается добавить, что не устояла металлургия и в Польше, где крупным игроком был комбинат Huta Czestochowa, в 2005 приобретенный ИСД за 368 млн долл. Именно был, потому что ранее корпорация С.Таруты уже начала распродавать это предприятие по частям. Так, в декабре 2010 за 40 млн долл. продан трубный завод Zaklad Produkcji Rur, за ним последовал коксохимзавод, а в мае нынешнего года С.Тарута сообщил о планах продать сталеплавильный цех Huta Czestochowa, оставив у себя только прокатное производство.

Любопытно, что в 2005 году, подписывая соглашение и купле-продаже Huta Czestochowa с министерством госимущества Польши, С.Тарута назвал эту сделку экзаменом прочности для украинского бизнеса. Сложно сказать о всем украинском бизнесе, но получается, что ИСД этот экзамен безнадежно провалила.

Как бы там не было, имеем следующую картину: в 2003-2005 годах метпредприятия Восточной Европы приватизировались в основном компаниями из СНГ на фоне растущего глобального спроса на металл. Сейчас из-за падения цен они оказались убыточными и простаивают. Выход из этого бизнеса для его нынешних владельцев сопровождается ощутимыми финансовыми потерями. Другое дело, что в случае с ИСД ситуация еще больше усугублялась внутренними проблемами, которые начались с уходом В.Гайдука из числа акционеров в январе 2010 года и утратой политического влияния в Украине.

Продолжение следует

Поэтому она продавать начала раньше других. В той же Венгрии, например, в январе 2010 ИСД избавилась от завода DAM Steel с годовой мощностью 550 тыс. тонн стали и 480 тыс. тонн сортового проката. Именно избавилась, поскольку с 2008 предприятие простаивало, а в 2009 официально было признано банкротом. Выручить сумму, хотя бы в первом приближении похожую на 26,4 млн долл., уплаченных за него В.Гайдуком и С.Тарутой в 2005, не представляется возможным. Для последнего это вдвойне неприятное обстоятельство. Поскольку теряется возможность за счет продажи части активов снизить долговую нагрузку на бизнес, как нередко делают другие крупные игроки.

Сейчас долги ИСД рефинансируются российским государственным Внешэкономбанком, который выступает от имени неких российских инвесторов, выкупивших долю В.Гайдука. Но как долго они готовы это делать - основной вопрос для С.Таруты и его теперешнего партнера, гендиректора ИСД Олега Мкртчана. Ведь и у российских металлургов сейчас дела идут не очень хорошо, как видно из примера тех же 'Мечела' и 'Евраза'. Сможет ли российский лидер Владимир Путин помочь всем, сложно сказать.

Поэтому для ИСД, возможно, выгоднее было бы попробовать все-таки договориться с венгерскими властями. Как например, это сделала US Steel в Словакии. Там корпорация собиралась остановить меткомбинат в Кошице и уйти по сербскому сценарию. Но словацкое правительство все же сумело убедить американцев не закрывать завод, сохранив 11 тыс. рабочих мест. Взамен они получили сроком на 5 лет льготы по тарифам на электроэнергию и экологическому налогу. US Steel Kosice также получит около 14 млн евро государственных субсидий для развития производства энергии из возобновляемых источников.

Что же касается реприватизации, то и здесь не все так просто. Это хорошо видно на примере того же Zelezara Smederevo. Более года сербское правительство вело переговоры с различными финансово-промышленными группами, неоднократно продлевало инвестиционный конкурс по этому предприятию. Но так и не смогло подыскать туда нового владельца. А реанимировать работу Zelezara Smederevo собственными силами как-то не очень получается.

И, видимо, далеко не случайно правительство Франции, неоднократно угрожавшее отобрать метзавод во Флоранже у концерна ArcelorMittal за остановку производства и массовые увольнения, в итоге так этого и не сделало. Точно так же, как и правительство Бельгии, обещавшее национализировать метзавод ArcelorMittal в Льеже. Поэтому заявление М.Варги в итоге может оказаться аналогичным элементом психологического давления на ИСД и ее владельцев.

Заместитель главы аналитического департамента проекта 'Дельфика' Павел Перконос в комментарии МинПрому отметил, что планируемое сокращение персонала на комбинате Dunaferr является оптимизационной мерой. 'Очевидно, речь идет о поиске дополнительных резервов группы, необходимых для завершения модернизации на ее украинских меткомбинатах', - предположил он.

Вместе с тем эксперт подчеркнул, что в случае национализации Dunaferr венгерским правительством ИСД столкнется с серьезной проблемой по сбыту. 'Поскольку значительная часть их слябов, прежде всего с Алчевского меткомбината, идет в Венгрию. Так что вопрос остается, что лучше для оптимизации: оставлять рабочих или терять сбыт', - резюмировал П.Перконос.

Игорь Воронцов

МинПром

Новые обещания
FACEBOOK GROUP