Тайны железнодорожного двора: кто борется за трон

27 Фев 2015 11:59

Бывшие и нынешние железнодорожники состязаются с представителями бизнеса за то, кому вести «Укрзализныцю» к реформе.

Как стало известно Forbes, long-list кандидатов на кресло главы «Укрзализныци» как минимум наполовину состоит из бывших и действующих представителей железнодорожной администрации.

Несмотря на то, что ни один из них не попал в число троих «отобранных» соискателей, представленных 23 февраля номинационному комитету (НК), у каждого из них на данный момент есть шансы возглавить железную дорогу.

В ходе отбора конкурсантов, похоже, наметился конфликт между консервативно настроенными членами НК и более радикальной молодой командой экспертов Мининфраструктуры (МИУ). Последняя вполне однозначно обозначила свой приоритет: управлять ведомством должен человек «со зрелым управленческим опытом» (одно из требований к вакансии), причем он может относиться к любой отрасли. Все трое кандидатов, предложенных группой экспертов МИУ – выходцы из бизнеса, топ-менеджеры крупных корпораций.

Что происходит с конкурсом – «обкатка» новой модели назначения менеджмента, или подковерная борьба за интересный актив накануне реформы? Обе группы, ответственные за принятие решения, не остались вне подозрений на предмет лоббирования интересов конкретных персоналий.

Повторный шанс

В понедельник, 1 марта, номинационный комитет соберется во второй раз, чтобы обсудить список кандидатов на должность. В этот раз речь идет не о трех, а об 11 личностях. Все они уже проходили собеседование с экспертной группой Мининфраструктуры и вошли в long-list кандидатов. Из кого он состоит? Организаторы конкурса не раскрывают этой информации, ссылаясь на конфиденциальность и этику хэдхантерского бизнеса. Тем не менее, через свои источники в ж/д отрасли Forbes выяснил фамилии некоторых из них.

Если называть только тех, кто в личной беседе с Forbes подтвердил факт подачи им документов и прохождения интервью с экспертной группой (что значит попадание в long-list) – это Виктор Остапчук, экс-начальник Южной железной дороги, Анатолий Лашко, экс-первый зам гендиректора госадминистрации, Владимир Панкратов, экс-глава Главного управления имущественных и земельных ресурсов УЗ, Алексей Кривопишин, действующий многолетний начальник Юго-Западной железной дороги, Валерий Котяй, экс-заместитель генерального директора УЗ. Последний подтвердил, что подавал документы, но в том, действительно ли был на интервью, как утверждают источники Forbes, не признался.

Трое из одиннадцати – те, чьи имена уже были озвучены несколько дней назад – Дина Немирович, Евгений Ромащин и Дэниэль Валк. Неизвестными остаются еще трое. Не исключено, что они также имеют отношение к корпоративному сектору, поскольку в железнодорожной среде, где все друг друга знают и тесно общаются, утаить сей факт было бы сложнее.

В «списке 11» затаилось несколько интриг. Во-первых: как в него могли затесаться такие одиозные личности, как, например, Алексей Кривопишин? Начальник самого богатого филиала «Укрзализныци», Юго-Западной железной дороги, сохраняет свою должность в течение более 10 лет еще со времен Георгия Кирпы, не попал под закон о люстрации и единственный из шести начальников железных дорог сохранил свою должность и при новой власти. После многочисленных публикаций в СМИ о коррупционной деятельности на железной дороге Алексея Кривопишина и членов его семьи по фактам, представленным в этих материалах, так и не были начаты никакие расследования.

Сам Кривопишин в беседе с Forbes сообщил, что он не рвется в кресло начальника УЗ и не следит за перипетиями конкурса. «Да, я подавал документы, хотя и не собирался, потому что меня об этом попросил лично министр», – пояснил он. Министр инфраструктуры Андрей Пивоварский оставил без ответа вопрос о том, действительно ли он приглашал начальника ЮЗЖД принять участие в отборе. ««Министр лишь предложил нам обратиться ко всем профсоюзам железнодорожников, а также кандидатам, которых они порекомендуют. О каком-то личном приглашении в конкурс Кривопишина мне неизвестно, но я его не исключаю», – объясняет Роман Бондарь, партнер хэдхантерской компании Talent Advisors и член экспертной группы МИУ.

Не менее четырех собеседников Forbes сказали, что, по их мнению, у Кривопишина наиболее сильное лобби во власти из всех известных кандидатов, прошедших собеседование. Его связывают со спикером Владимиром Гройсманом – якобы у них были общие дела во время работы последнего мэром Винницы (Кривопишин с 2010 года был депутатом Винницкого облсовета). Поэтому многие сочли, что затягивание конкурса происходит в его интересах.

Организаторы конкурса о наличии какого-либо давления говорят уклончиво. «Разумеется, оно есть, как происходит всегда при отборе кандидата на должность в госкомпании – в отличие от коммерческой. Мне пытаются позвонить, кого-то предложить, посоветовать, и это, конечно, неприятно», – констатирует Роман Бондарь. Но он исключает любую заангажированность членов НК при вынесении резолюции по кандидатам. «Просто мы начали процесс приема документов раньше, чем был даже создан этот комитет, не были согласованы критерии отбора. Сейчас они лишь хотят понять, чем мы руководствовались, и это нормально», – уверяет эксперт. «Нам интересно увидеть остальных, чтобы понять, как выглядит более широкое поле кандидатов», – подтвердил Джордж Логуш, глава НК.

Интрига «списка 11» номер два – будут ли финальные кандидаты для short-list выбраны из него, или же претенденты появятся неожиданно и «из неоткуда». Дело не только в засекреченности списка (условной, поскольку сами кандидаты своего участия не скрывают). Члены экспертной группы сообщили, что каждый из 11 отобранных, помимо ревизии документов и интервью, прошел «проверку на добропорядочность» – на предмет наличия уголовных дел, коррупционных связей, признаков лоббизма в прошлом и т.п. И выдержали ее не все.

Сейчас идет повторное изучение даже не 11, а всех 233 резюме, сообщил Бондарь. Подтвердить эту информацию у членов НК, которые взялись изучать дополнительные документы, не удалось. К слову, опрошенные Forbes участники «списка-11» сообщили, что никаких приглашений в Мининфраструктуры на понедельник для встречи с НК они не получали.

Только бизнес

Если НК бросил на себя тень, дав новый шанс одиозным железнодорожникам, то к экспертной группе МИУ после оглашения кандидатов также было выдвинуто немало претензий. Их суть сводится к тому, что двое из трех финальных претендентов на должность – выходцы из компаний богатейших бизнесменов страны, Рината Ахметова и Виктора Пинчука. Евгений Ромащин – директор машиностроительной Corum Group. Компания входит в группу «СКМ», в ней работает около 11 000 сотрудников, выручка за 2013 год – 2,6 млрд гривен. Дэниэл Валк, директор американского офиса Interpipe – North-American Interpipe (13 500 сотрудников в материнской структуре, выручка в 2013-м – 12 млрд гривен). Дина Немирович – финансовый директор компании «Фармак» (1300 сотрудников, выручка в 2013-м – 1,9 млрд гривен).

Сторонники «олигархической» версии назвали Дину Немирович «техническим» кандидатом. В пресс-службе группы Corum поспешили заверить, что это личное решение Ромащина, и никакие персоналии за ним не стоят. Forbes обратился к участникам short-list, но они предпочли воздержаться от публичных комментариев до окончания отбора.

Появление имен фигурантов верхних строчек списка богатейших Forbes в преддверии реформирования «Укрзализныци» может показаться неслучайным. От преобразований на рынке грузовых ж/д-перевозок могут выиграть самые ресурсоемкие бизнесы. Новый начальник госадминистрации вплоть до преобразования УЗ в ПАО будет задавать ритм и направление реформе и формировать под нее команду. «Необходимо, чтобы пост генерального директора занял человек, который сможет приступить к процессу реформирования очень быстро, в течение недели. Медлить уже нельзя. И таким человеком может быть только тот, кто уже давно в этом процессе, и ему не придется ни во что вникать», – считает Андрей Буковский, эксперт Совета по реформированию при Мининфраструктуры.

«Опыт работы в среде «Укрзализныци» или пространства «1520» можно было бы считать определяющим критерием, если бы УЗ необходимо было продолжить долгосрочное устойчивое развитие, не делая резких «разворотов», – отмечает старший менеджер компании EY Максим Шкуренко. Но это, по его словам, в корне отличается от текущей ситуации в УЗ, которая уже давно нуждается в решительных реформах, при этом многие из них могут быть лишены социальной составляющей. «Для решения комплекса задач «Укрзализныци» необходимо будет во многом «разрубить» привычный уклад вещей, внедряя инновации, применяя бизнес-подходы для управления огромной государственной компанией. Необходим кризис-менеджер, обладающий командой единомышленников, планом действий и мандатом со стороны правительства», – добавляет эксперт.

Как меняли правила конкурса

В середине января Кабмин изменил порядок конкурсного отбора руководителей госкомпаний. Самые радикальные изменения коснулись «особо важных для экономики предприятий», размер доходов которых превышает 1,5 млрд гривен, а активов – 2 млрд. Для них окончательное решение по утверждению директоров должен принимать «комитет по назначениям», или номинационный комитет. Он формируется из глав пяти министерств – экономразвития и торговли, финансов, инфраструктуры, энергетики и угольной промышленности, АПК (или их заместители), а также пяти независимых экспертов, кандидатуры которых утверждает Кабмин.

Инициатором изменений стал министр экономразвития и торговли Айварас Абромавичус. «Очень много кандидатов на должности директоров ключевых компаний, поэтому нужно подойти к этому профессионально и прозрачно. Будем все выносить в публичную плоскость», – предупредил министр. По его словам, таких компаний всего около 60. «Укрзализныця» с доходом около 60 млрд гривен в год – один из «крупняков».

Почти весь январь резюме и документы соискателей принимал по почте пул экспертов («экспертная группа» – вторая группа, влияющая на выбор кандидатов). В него вошли  замы министра инфраструктуры, а также представители трех независимых компаний – хэдхантинговой (Talent Advisors), консультационной (EBS) и аудиторской (Deloitte). Их задачей было отобрать из свыше 200 поданных резюме long-list кандидатов для проведения собеседования. 23 февраля организаторы объявили, что интервью прошли 11 претендентов, из которых трое отобраны в short-list (по закону их могло быть от 3 до 5). Именно они после встречи с министром в тот же день были представлены номинационному комитету, чтобы его участники наконец остановились на самом достойном. Но произошло непредвиденное: НК пожелал взглянуть на их конкурентов, отобранных в «список 11». Сегодня никто не обещает, что руководитель будет выбран уже на следующей неделе. Вместе с конкурсом снова затягивается и процесс реформы. Напомним, предыдущий гендиректор «Укрзализныци» Борис Остапюк был отстранен от должности в начале сентября прошлого года.



Новые обещания
FACEBOOK GROUP