Стоит ли винить жену Вячеслава Кириленко за лептоны

28 Янв 2016 17:05

Научные степени в нашей стране давно стали хорошим бизнесом. Поэтому недоумение супруги министра культуры по поводу «травли» вполне логичны - она просто делала как все.

Скандал с диссертацией Катерины Кириленко, начавшийся как довольно обычная для наших широт академическая свара, достигла неожиданных высот из-за вмешательства физиков в дела лириков: физики вступились за лептоны, которым профессор Института культуры приписала «пока неизвестные науке» свойства носителей «психической энергии». 

Физики на всякий случай переспросили лириков, как на предмет адронов и прочих «бозонов Хиггса» —- они что, тоже обладают свойствами, неизвестными физикам, но уже отраженными в научных работах лириков? Физиков в этом споре можно упрекнуть разве что в избирательности. Почему они не возмущаются «биоэнергетикой», например, —- разве такой вид энергии уже открыт физиками (кроме тех случаев, когда идет речь о получении энергии из отходов жизнедеятельности живых организмов)? Или, скажем, «энтропия художественного текста», бытующая у некоторых весьма уважаемых авторов философских трудов. Или «"Дао физики»". А мы у них, у физиков, спросим, какое право их Лейбниц имел на «монады», а Максвелл с Лапласом на «демонов», пишет ДС

Но высокий терминологический спор не получается. Потому что дело вовсе не в терминах и не в самой возможности адаптировать понятия, принятые в одной области знаний, к другой области знаний. Проблема в том, что этот вопрос -— вопрос научной обоснованности -— в нашем случае даже не возникает. Потому что научная работа Екатерины Кириленко не имеет к науке никакого отношения. Как и львиная доля других так называемых «научных работ» написанных, опубликованных, защищенных в системе украинской академии наук.

В диссертации жены Вячеслава Кириленко нашли лженауку


К сожалению, надо признать, что гуманитарной области знаний тут достается больше, чем точным и естественным наукам. Хотя и в этой сфере бытуют свои анекдоты о «сердечнике двигателя, сделанном из дерева —- потому что все равно эту ерунду никто не читает» -— наверное, нет политеха, в котором не считали бы, что эти строки дипломной работы были написаны именно в их стенах. Но гуманитаристика все равно лидирует. Хотя бы потому, что сколько ни прогибай физика, например, глубже третьего закона Ньютона не прогнется. А глубина падения гуманитария не лимитирована ничем.

Вообще-то Екатерина Кириленко права, когда называет кампанию, развернувшуюся против нее, «травлей»". Она имеет полное право чувствовать себя неправедно обиженной -— просто потому, что она и ее диссертация, полная псевдонаучных спекуляций и обширных фрагментов плагиата для украинской науки —- норма, а не девиация. Проблемы именно гуманитарной области начались у нас не вчера. В СССР гуманитаристику убивали прицельно и последовательно. Начиная со школы,,, заканчивая обязательным изучением специфически понятой «философии» в вузе и в аспирантуре. В постсоветское время и во время ранней независимости ситуация если и изменилась, то только к худшему: гуманитарные направления быстренько коррумпировали, что позволило греть руки на чем угодно —- от госзаказов до продажи научных степеней «нужным» людям, которым не хватало звания для полного счастья или пристойной пенсии. Вы удивитесь, если узнаете, сколь многим людям хочется иметь бумажку о том, что они кандидаты каких-нибудь наук. Как я сама в свое время удивлялась, зачем каждой сельской девушке в сундук с приданым обязательно нужно положить диплом ну хоть о каком-нибудь высшем образовании.

Это оказался вполне достойный бизнес. Никто уже и не думает стыдиться. Например, в школе у моего сына руководство на общем родительском собрании с гордостью рассказывало, что их выпускники уже на первом курсе вузов зарабатывают тем, что пишут для других курсовые и даже дипломные работы. В школе такими учениками принято теперь гордиться, а не стыдиться того, что они, по сути, легко вовлекаются в коррупционные схемы. Никому и в голову не приходит, что дети делают что-то непристойное, потому что подобная ситуация в нашей науке —- норма.

Диссертаций про условные «лептоны» по всей Украине можно насчитать сотни. И не окажись Екатерина Кириленко женой министра, претендующей на повышение в должности в Институте культуры, мы бы ничего об этой конкретной диссертации не узнали. Просто потому, что она, по сути, вполне мейнстримовая —- если не по содержанию, то по форме, что для нашей науки куда важнее содержания. Подобные «ученые» составляют костяк нашей академической науки. Они составляют программы, пишут учебники, наставляют аспирантов, читают лекции студентам. Воспроизводят себя. Плодятся и размножаются. Сеть кафедр философии и теперь еще и культурологии не думает сокращаться -— совсем наоборот. И каждая дает площадку для нарастания энтропии —- бесконтрольного роста количества «философов» и «культурологов», в том числе с научными степенями, которые пишут все новые и новые статьи и монографии, часть из которых должна была бы заинтересовать, скорее, медиков.

Механизма фильтрации текстов нет. Потому что в нем в нынешней академической системе нет необходимости. Нет, даже больше —- он будет мешать. Научные сборники, например, —- те, которые «аккредитованы ВАКом» -— те, которые должны были выступать фильтрами хотя бы для откровенной бессмыслицы и плагиата, оказываются рассадниками бессмыслицы и плагиата. Не только потому, что редактор —- человек Системы и вынужден ей подыгрывать. Но и по той простой причине, что почти каждый автор научного сборника платит за собственную публикацию. 
Эта ситуация —- совершенно «нормальная», принятая повсеместно в украинской науке -— превращает науку в посмешище. Когда автор оплачивает собственную публикацию, любые фильтры отключаются. А вместо них включается чисто коммерческий механизм, известный как «любой каприз за ваши деньги». Или, в случае с научной публикацией «любой бред».

Не берусь судить о положении в естественных и точных науках, хочу сохранить веру в то, что в их ВАКовских сборниках еще не печатают статьи о вечных двигателях и информационных свойствах воды, но надежда на это у меня весьма хрупка. Просто потому, что однажды пришлось выслушать площадную брань из уст одного очень известного украинского академика в адрес коллеги из Академии медицинских наук, который изобрел шарлатанский препарат и готовился получить за него государственную премию. Так что с гуманитаристикой ситуация не такая уж страшная. От плохих текстов, по крайней мере, не умирают. 

Такое положение в украинской гуманитаристике наверняка связано не только с тяжелым наследием СССР и «лихих 90-х», но и колоссальным провинциализмом. Тем единицам, которые добились признания хотя бы в ближнем зарубежье, приходится нелегко в отечественной академической среде. Система их отторгает. Ярким примером этого научного провинциализма стала заочная полемика между Грабовичем и Квитом. Министр образования уверял всех на ФБ, что «у нас» есть целые толпы куда более интересных и глубоких литературоведов, чем этот «гарвардский неудачник». Думаю, многие со мной не согласятся —- особенно в украинских академических кругах -— но по гамбургскому счету, для настоящего ученого лучше числиться «неудачником» в Гарварде, чем «успешным научным сотрудником» в Институте литературоведения НАНУ. Но кого интересует гамбургский счет?

Новые обещания
FACEBOOK GROUP