Сергей Квит: министр хочет реформ больше, чем рынок

30 Июн 2015 16:26

Требующим перемен участникам рынка образовательных услуг инициативы главы МОН все чаще кажутся излишне радикальными. И это множит армию его недоброжелателей.

Сергей Квит был назначен министром образования и науки еще 27 февраля 2014 г. на волне Евромайдана. Он был одним из немногих ректоров, кто не только поддержал студентов в их стремлении поучаствовать в революционных событиях, но и возглавил "отряд" Киево-Могилянской академии. 

А если вспомнить, что Квит в статусе руководителя КМА не раз вступал в острые дискуссии и даже судился с министром образования времен Януковича Дмитрием Табачником, считавшимся одним из главных реакционеров в стране, то неудивительно, что он прослыл демократом, реформатором и просто любимцем студентов всей страны еще задолго до того, как возглавил профильное ведомство. Среди главных заслуг Сергея Мироновича в период его пребывания в составе первого Кабмина Яценюка можно назвать принятие нового закона о высшем образовании в сентябре 2014 г, пишет Деловая столица

Естественно, над документом начали работать задолго до прихода Квита в МОН. Но тот факт, что парламент принял нужный рынку вариант законопроекта (всего их было несколько) и с минимальными правками, безусловно, заслуга министра. Закон о высшем образовании, в общем-то, можно назвать программным документом самого Квита. В нем содержатся основные пункты, которые давно отстаивал глава МОН, - автономия вузов, борьба за качество образования, искоренение коррупции в вузах и научных учреждениях, пересмотр принципа присвоения научных степеней.

Революционным можно считать и решение Квита навести порядок с учебниками, на издании которых за государственный счет годами кормились приближенные к чиновникам от образования структуры. В 2014 г. он объявил об отмене министерских грифов для вузовских учебников и анонсировал открытые конкурсы для школьных книг (выбирать лучшие должны были сами преподаватели, ознакомившись с претендующей на госзаказ литературой в открытой базе). Чуть позже Сергей Квит сообщил о расформировании Института инновационных технологий и содержания образования во главе с Александром Удодом, не чуждое которому издательство "Генеза" несколько лет кряду числилось в списке главных подрядчиков МОН на издание школьных учебников. Правда, пока реформа прошла только наполовину - Удода в институте нет, но сама структура функционирует. Тем не менее пока МОН можно считать лидером по количеству отстраненных от должностей чиновников.

Квит также инициировал перевыборы ректоров в нескольких десятках высших учебных заведений. И был одним из не­многих высших чиновников страны, кто молниеносно отреагировал на сепаратистские настроения среди своих подчиненных, безапелляционно заявив, что заподозренные в поддержке раскола Украины пре­по­даватели будут уволены. К чести Квита, МОН сумел поддержать патриотические лозунги практическими действиями - перевод студентов из Крыма и Донбасса в другие вузы, а также эвакуация нескольких учебных заведений из охваченных войной восточных областей, прошли предсказуемо тяжело, но без эксцессов.

Поэтому неудивительно, что Квит оказался одним из немногих министров, сумевших удержаться в своем кресле и в новом составе правительства. Впрочем, в нынешнем году работа Сергея Мироновича идет менее гладко. И дело не в том, что его реформаторский пыл угас. Просто проводить реформы на практике оказалось намного сложнее, чем на бумаге. Сломить сопротивление старой команды ректоров и преподавателей, комфортно чувствующих себя в пронизанной коррупцией среде, не так просто, как кажется на первый взгляд. Возможно, поэтому в последнее время МОН то и дело оказывается в центре скандалов. К примеру, в марте несколько издательств ("Освіта", "Підручники и посібники" и др.) заявили, что отбор рукописей учебников для четвертых и седьмых классов, претендующих на министерские грифы, якобы прошел с нарушениями. И хотя после этого МОН продлил конкурс, а в мае замминистра Павел Полянский сообщил, что ни одно издательство не опротестовало итоги отбора, неприятный осадок на рынке все же остался.

А совсем недавно министр пошел на открытую конфронтацию с ректорами в вопросе формирования Национального агентства по обеспечению качества высшего образования (новой структуры, решение о создании которой принял Кабмин). Квит обвинил низкорейтинговые и частные вузы в сговоре. По его словам, они договорились протолкнуть в нацагентство своих кандидатов, что в дальнейшем должно было стать для них своего рода страховкой от вылета с рынка (нацагентство получит полномочия лишать институты лицензий). Досталось и Дмитрию Фирташу: возглавляемую им Федерацию работодателей МОН обвинил в выдвижении своих кандидатов в нацагентство безо всяких обсуждений с самими работодателями. Но больше всего Квита возмутило появление в списке кандидатур Виктора Бондаренко, который ранее возглавлял департамент аттестации кадров в МОН и ушел из ведомства в ходе люстрации. "Люстрация уберегла Бондаренко от многочисленных претензий в коррупции. Тяжело объяснить его успех в нынешних выборах. Из-за таких старых-новых лиц общее недоверие к системе подготовки и защиты диссертаций неминуемо перейдет и на Национальное агентство", - заявили по этому поводу в МОН. О перманентных скандалах и конфликтах министерства с ректорами вузов, претендующими на вылет с рынка, и говорить не стоит. Из почти 900 учебных заведений Квит намерен оставить не более 300, так что войны министерства с вузами будут продолжаться еще долго. И главный вопрос - приведут ли они к качественным изменениям в отечественном образовании - пока остается открытым.

С кем "поквитается" министр

Так как реформаторских идей у министра образования и науки еще немало, можно прогнозировать, что работа возглавляемого им ведомства не будет идти гладко. Сейчас МОН, в частности, работает над проектом закона, предусматривающим возврат к 12-лет­ней профильной школе, ужесточение требований к профессионализму учителей и пр. Если документ будет принят (а такие шансы есть, так как МОН поддерживает профильный парламентский комитет во главе с Лилией Гриневич), реализовать его на практике будет еще сложнее, чем закон о высшем образовании. Ведь многомиллионная армия школьных преподавателей боится реформ, поэтому станет всячески им противиться. Кроме того, Квит рискует приобрести недоброжелателей и в студенческой среде, так как продвигает идею о более жестком отборе претендентов на стипендии, что наверняка понравится далеко не всем учащимся.


Новые обещания
FACEBOOK GROUP