Семь уроков Майдана-2

6 Дек 2010 00:00

Разгон 'Города воли', как называли свой палаточный городок на Майдане Независимости протестующие предприниматели, конечно же, не ознаменует собой начало некоей новой эпохи в истории Украины, как бы этого не хотелось некоторым наиболее экзальтированным участникам акции.

С другой стороны, окончание эпопеи, связанной с принятием Налогового кодекса, действительно имеет все шансы стать началом новой чистой страницы в деятельности нынешней украинской власти. По крайней мере, уроки, которые должна была бы почерпнуть из событий последних двух недель властная верхушка, наверняка заставят ее определенным образом пересмотреть свою уже, казалось, устоявшуюся модель взаимоотношений с остальной Украиной. Свои выводы из произошедшего могло бы вынести и украинское общество, пожалуй, впервые за время правления Виктора Януковича столкнувшееся с властью лицом к лицу и вполне могущее записать это столкновение себе в актив...

Итак, первым и главным выводом из этих событий стало то, что они вообще смогли произойти. Оказалось, что протестный потенциал украинского общества далеко не исчерпан, вопрос состоит только в том, какими способами его можно заставить проявиться. Как уже неоднократно замечали эксперты и политологи, отсутствие по-настоящему массовых протестов по поводу активно раскручиваемых политиками тем вроде 'сдачи' Севастополя, языковых вопросов или отставки Дмитрия Табачника могло создать у власти ошибочное впечатление того, что народ окончательно или, во всяком случае, надолго 'успокоился'. На деле же масштабные акции протеста против Налогового кодекса показали, что дело обстоит не так просто.

Оказалось, что политический класс, уже не один год пиарящийся на языковых, церковных и других подобных им темам, и среднестатистический украинец попросту имеют разные градации ценностей. Как бы цинично это не звучало, но проблемы далекого Севастополя или гипотетическая возможность ухудшения положения украинского языка заботит граждан гораздо меньше, чем ухудшение их материального положения здесь и сейчас. Первым тревожным звоночком для власти в этом отношении стали октябрьские студенческие протесты против введения платы за дополнительные услуги вузов. Акции предпринимателей - это всего лишь продолжение этой уже оформившейся тенденции: народ готов выходить на улицы, когда посчитает, что власть пытается его ограбить. И напрасными оказались сетования отдельных народных депутатов: мол, ни один здравомыслящий человек по своей воле никогда не прочитает сотни страниц Налогового кодекса. Прочитает и поймет, если это будет касаться его лично, его семьи, его бизнеса...

С этим напрямую связан второй урок, который должна была бы почерпнуть из этих событий украинская власть: эпопея вокруг принятия Налогового кодекса воочию продемонстрировала, что наша власть испытывает огромные проблемы, во-первых, с адекватной оценкой ситуации в окружающем ее мире, а во-вторых, с трансляцией информации о собственной деятельности в этот самый окружающий мир. И действительно, неоднократное чуть ли не спонтанное изменение позиции власти по отношению к участникам акции протеста наводит на мысли о том, что либо власть все это время пребывала в информационном вакууме, либо никто в ее рядах вообще не занимался выработкой четкой, согласованной позиции по этому поводу.

Так, сначала власть старательно занижала количество реальных участников протестов, дабы представить эту акцию широкой общественности в качестве малочисленного сборища горлопанов. Затем - посчитала, что с этим протестом можно обойтись так же, как с рядом его предшественников: именно отсюда растут ноги у первого судебного решения, запрещающего массовые акции в центре Киева, принятого еще 22 ноября. Далее - когда стало ясно, что даже приезд патриарха Кирилла не заставит предпринимателей разойтись, их просто начали называть врагами трудового народа: контрабандистами, коррупционерами, бюрократами. Перелом в отношении к протестующим наступил через несколько дней, когда Президент и премьер-министр пришли на Майдан лично и попили чаю с митингующими. Поскольку Президент вряд ли стал бы любезничать с людьми, нарушающими законы, именно с этого момента стало ясно: из шантажистов и бездельников, коими протестующих пытались представить до этого момента, они фактически превратились в партнеров власти, чуть ли не личных друзей Януковича.

Третий вывод из майданных событий - это то, что власть, столкнувшись перед первой по-настоящему серьезной политической дилеммой, с легкостью избавилась от тщательно культивируемого до сей поры имиджа монолитной, сплоченной, единой, компетентной команды профессионалов.

Своим вето, а в особенности - сопутствующими ему формулировками Виктор Янукович, мягко говоря, 'подставил' парламент и правительство, переложил на них всю тяжесть ответственности за принятие столь несовершенного документа. О том, что Налоговой кодекс принимался в спешке, заданной именно Банковой, что Администрация главы государства могла изложить свои 11 страниц замечаний к документу до его прохождения через сессионный зал Верховной Рады, то есть, что Президент несет как минимум солидарную ответственность с парламентом и Кабмином - на Банковой решили 'забыть'. Поговаривают, что ныне продолжаются поиски 'козла отпущения', голову которого можно будет предъявить общественности в качестве расплаты за подготовку некачественного кодекса. С другой стороны, источники 'Главкома' утверждают, что никто из первых лиц уволен не будет - Бродскому и Тигипко перед отставкой дадут поднабраться негатива по другим, потенциально не менее резонансным вопросам...

Не будем предполагать, наложит ли эпопея с принятием Налогового кодекса отпечаток на дальнейшее взаимодействие Банковой и парламента - в конце концов, им еще не один год вместе шагать по жизни. Но отметим: на протяжении последнего времени каждый народный депутат смог лично убедиться в том, что если в воздухе запахнет паленым, то Президент переложит всю ответственность на народных избранников, а сам - будет строить из себя отца нации и спасителя трудового народа. Очень полезное наблюдение, особенно в преддверии начала работы над Пенсионным, Жилищным и Трудовым кодексами, не правда ли?..

Еще большую ценность это наблюдение приобретает с учетом того, что украинская власть в лице, в первую очередь, Президента, доселе позиционирующаяся в качестве 'сильной руки', не обращающей внимания на любые преграды своей деятельности, попросту 'сдулась' при виде по-настоящему массового протеста против Налогового кодекса. Ведь вспомним еще раз: 22 ноября у власти на руках было судебное решение, запрещающее протестные акции на Майдане, и она имела полное формальное право им воспользоваться. Но нет - не беря на себя смелость утверждать, что Янукович попросту боится Майдана на психологическом уровне, всего лишь констатируем: власть продемонстрировала слабость и непоследовательность, и эти черты стали новыми деталями в ее портрете.

Наконец, события 'Майдана-2' окончательно развеяли миф о суперкомпетентности украинской власти. Участники переговоров с представителями правительства вспоминали, что об отдельных одиозных положениях Налогового кодекса руководители Кабмина с удивлением узнавали от протестующих, и это в лишний раз подчеркивало фантасмагоричность происходящего на Майдане...

Четвертый вывод, который можно почерпнуть из событий последних недель, - это окончательное подтверждение властью своего абсолютно инструментального подхода к стоящей перед ней задаче проведения в стране реформ. Конечно, только наивный мог поверить в реализацию обещаний Президента Януковича о том, что в центре государственной политики отныне будет находиться человек. Однако именно эпопея вокруг принятия Налогового кодекса во всей красе продемонстрировала, что для власти украинский народ является суммой человекоединиц, которую нужно в принудительном порядке, посредством воздействия на нее набора определенных инструментов за руку привести к заметному повышению показателей материального благосостояния. Единственные заслуживающие внимания результаты реформ для власти имеют исключительно цифровое выражение: это рост ВВП, сокращение всевозможных задолженностей, увеличение объемов производств. Субъективные ощущения отдельных членов общества и даже целых социальных групп в этой ситуации - второстепенны. Девизом нынешней власти вполне могла бы служить уже ставшая крылатой фраза, приписываемая Сергею Тигипко: 'Слушать простых людей в ходе экономических реформ нельзя'.

Такой подход мог бы быть оправдан, если бы в распоряжении власти был неограниченный запас времени для преобразований (но выборы в Украине вроде как никто не отменял), или если бы 'у руля' находились суперпрофессионалы, способные волевым решением силой завести свой народ в эпоху всеобщего благоденствия путем быстрых, тщательно спланированных, пускай даже и шоковых реформ (но таких во главе страны, кажется, тоже не наблюдается).

Посему отказ от диалога с обществом по поводу реформ не только существенно влияет на имидж реформаторов и выводит народ на улицу - он еще и дискредитирует в глазах широкой общественности реформы как таковые. Даже если речь идет о том же Налоговом кодексе, то эксперты-экономисты неоднократно отмечали: целый ряд его положений действительно являются прогрессивными и нужными стране. Однако власть, считая, что простым людям знать об этом необязательно, просто не удосужилась донести эту информацию до каждого украинца. В результате - объектом внимания миллионов украинцев стали лишь одиозные положения Налогового кодекса, исправить которые можно было бы в значительно более спокойной обстановке и без столь ощутимых имиджевых потерь для власти.

В ситуации, когда реальная дискуссия была подменена политиканством, а представители власти вместо кропотливой работы в экспертных группах занимались пиаром себя любимых и своего несуразного детища, выход тысяч людей на Майдан и рейтинговое проседание провластных сил - это, пожалуй, не самое, что могло бы случиться с властью. Впрочем, еще не вечер...

'Если власть и дальше будет действовать так же, как с Налоговым кодексом, - без всяких объяснений, игнорируя интересы большей части населения, особенно активного населения, вполне возможно, что Майданы будут повторяться', - говорит 'Главкому' руководитель Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

Пятый итог событий на Майдане - это появление в украинской политической реальности нового механизма принятия политических решений стратегического, общегосударственного значения. Если обобщить произошедшее на протяжении последних недель, то этот механизм выглядит следующим образом: как только власть продуцирует решение, непопулярное или неприемлемое для довольно широких социальных кругов населения, они организовывают против него достаточно массовый протест. В случае наличия у протестующих достаточно аргументированных возражений по поводу данного решения, они сначала ведут переговоры с компетентным представителем правительства, если повезет - пьют чай с Президентом, а затем - власть отменяет либо же корректирует непонравившееся широким народным массам решение. Широкие народные массы встречают этот шаг салютом. По сути, этот механизм имеет немало схожего с механизмом 'народного вето', который не единожды пытались втиснуть в Конституцию и законодательство украинские Президенты...

Впрочем, шутки шутками, а власть действительно показала довольно неоднозначный пример возможным последователям предпринимателей, и теперь вполне может ожидать появления в центре Киева новых Майданов, участники которых будут ожидать от власти отмены уже принятых ею решений - благо, налоговая реформа лишь открывает список преобразований, способных возбудить недовольство в обществе. А новогодняя елка, необходимостью установки которой оправдывали снос палаточного городка в этот раз, вечно стоять на главной площади столицы не будет...

Одним словом, власть должна выработать стратегию поведения по отношению к подобным массовым протестам, причем она вовсе не обязательно должна заключаться в разгонах палаточных городков под покровом ночи: если подобные действия украинской милиции превратятся в систему, этого может просто-напросто не понять Европа. Как бы тяжело это ни было осознать, власть должна, прежде всего, значительно повысить качество выходящих из-под ее пера документов, и вступать в переговоры с заинтересованными социальными группами загодя, еще до того, как их протестные настроения выльются в выход многотысячной толпы на улицы.

Впрочем, стоит отметить и о другой стороне этой медали. В этот раз достигнув желаемого результата, следующие акции на Майдане могут просто-напросто дискредитировать саму идею уличного протеста против действий власти. 'Протесты на Майдане могут превратиться в своеобразный Гайд-парк: вышли, поговорили и ничего это не дало, - рассказывает 'Главкому' научный директор Школы политической аналитики Алексей Гарань. - Для достижения результата нужен драйв и вера в победу. В акциях против Налогового кодекса они были. Будут ли они в новых акциях - зависит от конкретной ситуации'.

Шестой урок событий, связанных с принятием Налогового кодекса, состоит в том, что нынешние формы организации протестующих не гарантируют им успеха в отстаивании своих прав в дальнейшем. Одно из прочитаний итогов эпопеи кодекса состоит в том, что власть и предприниматели просто взяли паузу на несколько месяцев, а уже ближе к весне тех же 'упрощенцев' вполне могут ждать новые креативные задумки от экономического блока правительства, и на Майдан придется выходить еще раз. До этого времени, считают опрошенные 'Главкомом' эксперты, предприниматели могли бы значительно усилить свои позиции, если бы они сохранили и структурировали как минимум те сети и связи между собой, которые были организованы на Майдане. Если бы события последних недель привели к образованию в Украине хотя бы зачатков реального, неподконтрольного власти профсоюза, общественного движения, которое вовсе необязательно трансформировалось бы в политическую структуру, - то это вполне можно было бы назвать главным итогом 'Майдана-2'.

Однако оценить вероятность такого развития событий на сегодняшний день довольно сложно. Как уже неоднократно отмечалось, на Майдане сформировалось сразу несколько различного рода 'координационных советов', некоторые из которых очевидно были самопровозглашенными, другие - открыто опирались на поддержку извне предпринимательской среды... Одним словом, Майдан не повторил историю 'Солидарности', которая сама, органично вынесла на гребень общественной, а затем и политической волны электрика Гданьской судоверфи Леха Валенсу. Впрочем, вполне возможно, что определение настоящего лидера у украинского предпринимательского движения еще впереди, ведь гарантировать, что нынешний Майдан стал для малого бизнеса последним, не может никто...

Наконец, седьмым итогом 'Майдана-2' стало фиаско оппозиции, на протяжении акций протеста неоднократно пытавшейся использовать их в своих интересах. Показательных в этом отношении моментов на Майдане было немало: это и стремление (нередко - реализованное) физически не допустить на сцену политиков, и недвузначный категоричный отказ основной массы протестующих от использования в ходе акций партийной символики, и отсутствие обещавших дневать и ночевать на Майдане депутатов от БЮТ в ночь сноса палаточного городка...

Политическая оппозиция (а речь в данном случае идет, прежде всего, о БЮТ), осознав бесперспективность стремлений возглавить Майдан, по сведениям источников 'Главкома', решила довольствоваться синицей в руках - работой с одним, вполне конкретным крылом лояльных к себе протестующих. Поговаривают, что именно 'тимошенковцы' являются главными сторонниками продолжения протестов в центре Киева - на сей раз под чисто политическими лозунгами.

'Это уже - чистая политика, попытка привязаться к социальному недовольству части населения и сделать политическую карьеру, - говорит об анонсированной новой волне акций на Майдане Михаил Погребинский. - У меня это никакой симпатии не вызывает. Я неоднократно выступал в защиту собравшихся на Майдане людей и рад, что они, по крайней мере, сейчас, получили то, что хотели. А требования мальчиков, которые уже видят себя в парламенте, поменять правительство или назначить парламентские выборы - это просто смешно'.

Так или иначе, если оппоз ция все-таки примет решение поддерживать, а тем более возглавлять новые, уже анонсированные акции протеста, она должна осознавать: если организованный ею протест будет менее массовым, менее организованным, менее результативным, нежели акции предпринимателей, реально приведшие к ветированию Виктором Януковичем Налогового кодекса, то это сыграет, в первую очередь, против самой оппозиции. Ведь для не единожды проигравшей в сражениях с властью украинской оппозиции каждое новое поражение может стать роковым...

Новые обещания
FACEBOOK GROUP