Расплатились женщинами. Партия Качиньского отдала долг Польской католической церкви

27 Сен 2016 13:34

Решение о криминализации абортов настолько очевидно абсурдно и настолько очевидно инспирировано религиозным фундаментализмом, что оно может оказаться прививкой для поляков — и от религиозного фундаментализма и даже от консерватизма вообще.

Польские консерваторы при незначительном сопротивлении крайне малочисленных левых, презрев протесты, прокатившиеся по всей стране, провели в жизнь один из самых спорных и отнюдь не первостепенных для населения пунктов своей крайне консервативной политической программы. 

Очевидно, что партия "Право и Справедливость" пришла к власти не на волне всенародного возмущения абортами, которых в Польше и так почти не делали. Впрочем, симпатии электората для правящей ПиС в данном случае не играли никакой роли. Запрет абортов - это часть договора партии Качиньского с Польской католической церковью (ПКЦ), которая оказывала ему всемерную поддержку. Мужчины в пиджаках расплатились с мужчинами в сутанах. Расплатились женщинами.

Виновата жертва

Никаких других предположений не возникает, потому что необходимости в срочном ужесточении абортного законодательства в Польше нет и не было. Польша и без того относилась к числу европейских стран с самым суровым антиабортным законодательством. Это очень смущало ЕС, но вмешиваться в то, что считается "внутренним делом страны", в приличном европейском обществе как будто не принято. Время от времени возникали скандалы, доходившие до ЕСПЧ, когда у какой-нибудь очередной изнасилованной девочки не находилось "достаточных оснований", чтобы получить разрешение на прерывание беременности. Но все это выводилось в разряд "частных случаев", которые все никак не становились поводом для пересмотра и либерализации абортных норм, пишет ДС

В определенном смысле - и в определенных кругах - Польша всегда была удобным аргументом в спорах о "растленной Европе" в ее сравнении с "духовноскрепным русским миром". Достаточно было привести статистику по количеству абортов в России и Европе, а в качестве "моральности" законодательства - показать разницу между абортными нормами России и Польши. Теперь, увы, в таких параллелях не будет смысла. Вернее, будет, но, скорее, противоположный. Ведь Польша фактически реализует сценарий Мизулиной - вот что сможет ответить любой великорусский "скрепник".

Чтобы понять глубину проблемы, стоит учесть, что Польша - не совсем темная страна, в которой непослушных детишек пугают ювенальной юстицией, а ворон на огороде - планированием семьи. Консерватизм - католицизмом, а количество детей в семьях говорит само за себя. То, что эта страна традиционно имеет довольно жесткое абортное законодательство, в сочетании с планированием семьи, имеет положительный дисциплинирующий эффект - сокращает количество незапланированных беременностей.

Впрочем, Польша имеет один из самых низких показателей в Европе по абортам главным образом в силу того, что польки уже давно освоили маршруты "абортного туризма". Те, кто может себе позволить, делают это в Германии, Швеции или Британии, кто победнее - в Чехии или Словакии, где, как утверждают, прямо в приграничной зоне действует множество круглосуточных кабинетов с польскоязычным персоналом.

Это означает, что новшество в очередной раз ударит по тем, кто не имеет возможности выехать на аборт даже в такую недалекую заграницу. По социально незащищенным слоям, у которых, кстати, и процент незапланированных беременностей как правило выше.
Еще одна малосимпатичная деталь нынешней польской инициативы в том, что этот закон, криминализируя прерывание беременности, наступившей в результате изнасилования, включая беременность несовершеннолетней, совершенно откровенно дискриминирует жертву. Заставляет ее принять на себя все последствия произошедшей с ней трагедии. Не нужно быть феминисткой, чтобы рассмотреть за всем этим дискриминацию именно женщин. Только женщина может умереть в родах или в процессе беременности - если ей не предоставить возможности спасти себе жизнь посредством аборта. Только женщина может забеременеть вследствие изнасилования. И - как будто этого мало - по новому польскому закону именно женщина будет нести ответственность за аборт. Даже если посредством аборта она спасает собственную жизнь. Ведь даже в криминальном кодексе самозащита может быть оправданием, но, как видим, только не в случае аборта.

Как прокомментировал эту ситуацию польский врач: несовместимого с жизнью диагноза теперь мало, чтобы спасти женщину, я должен ждать, пока она начнет умирать. Для аборта, согласно новому закону, нужна "непосредственная угроза жизни". "Если женщина в результате беременности, например, может полностью ослепнуть - это не является показанием к прерыванию беременности", - комментируют закон эксперты. То есть здоровье женщины - не аргумент. Что уж тут говорить о психологических травмах...

Дискриминация женщины - слабое место почти любой антиабортной нормы. Их, обычно, оправдывают необходимостью найти компромисс между интересами ребенка и интересами его матери. Но тут поляки побили все рекорды, заявив о полной бескомпромиссности - права женщин не учитываются никак. Скорее всего, женщинам иногда и с большим трудом будет удаваться добиться разрешения на аборт - по жизненным показаниям. Но сколько сил и здоровья потребуют эти процедуры? И хватит ли их в каждом случае? И не окажется ли так, что перед врачом будет стоять только "уголовный" выбор - спасти жизнь пациентке или выполнить нормы закона? Да, врачи не напрасно вышли на демонстрацию, на которой, в числе прочего, протестовали и против абортных новшеств - они прекрасно понимают, что полный запрет абортов означает для них невозможность выполнять свой врачебный долг.
Что дальше? Только шариатская норма о том, что жертва изнасилования несет наказание наравне с насильником. Или даже прежде него.

Прививка от консерватизма

Самое интересное, что нынешнее ужесточение абортного законодательства может иметь в Польше прямо противоположный эффект - после того, как ПиС уйдет в политическое небытие, маятник качнется в другую сторону. Решение о криминализации абортов настолько очевидно абсурдно и настолько очевидно инспирировано религиозным фундаментализмом, что оно может оказаться прививкой для поляков - и от религиозного фундаментализма и даже от консерватизма вообще. Возможно, в данный момент католическим епископам Польши кажется, что они одержали победу. Но как бы победа не оказалась пирровой.

В информационном поле существует стереотип, согласно которому польский консерватизм опирается на Католическую церковь. Отчасти это действительно так. ПКЦ принадлежит к крайне консервативному крылу и имеет в нем особый вес - как раз благодаря высокому уровню поддержки в обществе и, что немаловажно, благодаря удачным политическим союзам.

Но в то же время ПКЦ в той же мере является заложником своего консервативного верующего и своих политических союзов. Даже если бы епископы польской конференции захотели "снизить градус" - их "не поняли" бы. Поэтому они предпочитают оседлать волну и балансировать на гребне консервативных настроениях, как серфер.

Еще одно очевидное наблюдение: антиабортный закон не имеет ничего общего с защитой священного дара жизни. Как отмечалось выше, в Польше абортов и так почти не делали не потому, что "победила нравственность", а потому, что границы прозрачные. Так что для "защиты морали полек" нужно не закон об абортах ужесточать, а выходить из шенгенской зоны, например. Польский закон никак, совсем никак не защищает священный дар жизни. Напротив, он поддерживает лукавство на государственном уровне. Врать, как и участвовать во вранье, - возможно, единственное, что политики умеют делать действительно хорошо. Но стоит ли участвовать в этом церкви?

Я бы не стала, как некоторые мои коллеги, усматривать за абортным демаршем ПиС исключительно "заказ" ПКЦ. Конечно, это ее влияние и это ей подарок - но вряд ли она хотела его получить именно в такой крайней форме. Польским епископам, славным своими крайне консервативными позициями, скорее всего, хотелось чем-то ответить на прошлогодний Синод католических епископов по вопросам семьи, на котором папе Франциску удалось с огромным трудом протащить даже не либеральные идеи, а просто более мягкие формулировки. В частности, смягчающие церковную риторику в отношении женщин. Так что удар по полькам можно расценить как удар по папе Франциску. Если бы только эта норма - откровенно криминализирующая женщину - не выглядела даже на католический вкус маргинальной.

Впрочем, как раз вкус польским католикам иногда изменяет. "Быть святее папы римского" - заповедь, написанная на польском. Но стоит ли за польским националистическим консерватизмом именно католицизм? Когда ПКЦ добивается укрепления своих позиций посредством поддержки одной из политических партий - чья это победа? И кто за нее будет платить? Насколько польский католицизм сросся и не подменен ли в принципе "национальной идеей"? В свете закона об абортах это далеко не праздные вопросы.

Одержав политическую победу, ПКЦ, вполне возможно, еще получит за нее счет. Ведь она не вся состоит исключительно из крайних консерваторов, и большую ее часть составляют как раз женщины. Которые, возможно, не любят мигрантов, и на этом основании голосовали за ПиС, но которые вряд ли были готовы к тому, что им придется расплачиваться за эту маленькую слабость своими и так скудными репродуктивными правами.

Любая церковь хочет решать свои проблемы за государственный счет. Любая церковь не отказалась бы от того, чтобы заповеди стали законами, и за их несоблюдение если не жгли на костре (принимая во внимание общее смягчение нравов), то хотя бы "сажали". Любой церкви нравится демонстрировать публике и своим политическим оппонентам внутри церковной структуры, что правительство ее страны - у нее в кармане. Но насильственный путь насаждения морали рано или поздно вызовет противодействие. Которое в общественных процессах - не в пример физическим - обычно оказывается гораздо сильнее действия. Любые попытки загонять палкой в рай обычно заканчиваются откатом в безбожие - так выглядят грабли фундаменталистов.

Теперь многое зависит от выдержки ЕС. Если там не поспешат с возмущенными требованиями немедленно отменить дискриминационные законы, выигрыш будет куда больший, чем в том случае, если поляки будут вынуждены отменить их под давлением извне. В этом случае польское правительство, напротив, получит лишний "плюс в карму", пеняя на ЕС, который мешает полякам "быть собой" и "решать собственную судьбу". Такие законы должны падать под внутренним давлением - чтобы не было ни иллюзий, ни возможности ими манипулировать.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP