Прогноз: Сможет ли правительство продать госбанки

1 Фев 2016 14:49

Кабмин взвалил на себя еще одно невыполнимое обязательство перед МВФ - пообещал избавиться от госбанков.

«Украине нет смыла иметь четыре государственных банка. Правительству необходимо составить план приватизации государственных финучреждений», — заявлял в 2013 г. представитель МВФ в Украине Макс Альер. Не прошло и трех лет, как такой план появился. 

Стратегию развития госбанков до 2025 г. Кабмин обещает утвердить со дня на день (тянуть больше нельзя — ее подготовка значится как один из пунктов в меморандуме с главным кредитором Украины). По словам заместителя министра финансов Артема Шевалева, не менее 25% акций Ощадбанка и Укрэксимбанка правительство хочет продать уже до конца 2019 г. А глава НБУ Валерия Гонтарева сказала в своем интервью, что государство хочет сделать крупнейшие госбанки «публично торгуемыми и довести долю государства до 50% на горизонте 2020 года». В качестве потенциальных покупателей и в НБУ, и в Минфине называют авторитетные международные финансовые организации — Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), Международную финансовую корпорацию (IFC) и др. Однако польстятся ли инвесторы такого ранга на государственные банки? 

«Стратегия развития госбанков предусматривает привлечение международных финансовых организаций к участию в их капитале для внедрения лучших мировых стандартов корпоративного управления и осуществления стратегического развития этих финучреждений. ЕБРР полностью поддержал наше предложение и начнет работу в этом направлении уже в ближайшее время», — сообщила на прошлой неделе Валерия Гонтарева по итогам встречи с президентом ЕБРР Сумой Чакрабарти в Давосе. Заявление породило множество пересудов, что якобы именно ЕБРР готов стать акционером одного из финучреждений и сделка готовится чуть ли не завтра. Однако, как рассказал «ДС» старший советник по внешним связям ЕБРР Антон Усов, говорить о покупках сейчас слишком рано: «Главная задача правительства — довести госбанки до ума, чтобы их бизнес стал более успешным. А для этого нужно сначала определить понятную и ясную стратегию их дальнейшего развития. И только после этого можно искать стратегического инвестора». Он также отметил, что функциями ЕБРР предусмотрена возможность оказания предприватизационной поддержки госбанкам. Собственно, пока только на это и может рассчитывать украинское правительство. Более того, источник «ДС» на банковском рынке рассказал, что в ЕБРР остались крайне недовольны тем, что Кабмин, по сути, спекулирует именем банка, приплетая его в качестве возможного инвестора всякий раз, как заходит речь о государственных финучреждениях.   

Валерия Гонтарева не видит оснований для укрепления гривны


«В разные периоды правительство уже озвучивало намерение о приватизации, в частности, Ощадбанка. Вопрос стал еще более актуальным в связи с тем, что государство теперь контролирует целый ряд финучреждений, докапитализированных за счет бюджета после кризиса 2008-2009 гг. (например, Укргазбанк)», — отмечает партнер МЮФ Baker&McKenzie Игорь Олехов. Но желающих купить их пока нет. Причем по той же причине, по которой государство хочет от них избавиться.

Стратегия собственника по управлению госбанками на протяжении долгих лет была неэффективной. По итогам трех кварталов 2015 г. все крупнейшие госфинучреждения показали убыток. По данным НБУ, отрицательный финрезультат Укрэксимбанка за этот период составил 8,3 млрд грн., Ощадбанка — 5,4 млрд грн., а Укргазбанк получил убыток в размере 180,7 млн грн. На их поддержку государству приходится выделять огромные суммы. Только на днях в Кабмине заявили о намерении докапитализировать Укрэксимбанк на 10 млрд грн., а Ощадбанк — на 5 млрд грн. Но это не единственная беда госбанков. Сейчас они не занимают отдельные ниши на рынке, а топчутся на одном поле со всеми остальными. «Раньше специализацию госбанков разграничивали куда сильнее. Но сейчас Ощадбанк, Укрэксимбанк и Укргазбанк — это универсальные банки, которые конкурируют с коммерческими финучреждениями и друг с другом», — считает инвестиционный аналитик, экс-портфельный управляющий DCH Investment Management Иван Угляница.

Ахиллесовой пятой госфинучреждений остается и уровень корпоративного управления. «Есть целый ряд громких дел о кредитах, выданных госбанками заемщикам, которые в той или иной мере были связаны с политиками или чиновниками во власти», — напоминает Игорь Олехов. И действенный механизм запрета таких фактически коррупционных сделок все еще не создан. «В реальности у государства нет никакой стратегии относительно госбанков, зато она есть у контролирующих их людей, и интересы последних противоположны госинтересам», — утверждает Иван Угляница.

Именно поэтому поиск инвесторов может оказаться бесперспективным делом. «На данном этапе украинские банки являются очень рискованными инвестициями с невысокой вероятностью успеха. Международные стратегические инвесторы выходят из украинской банковской системы, вряд ли среди них есть реальные претенденты на наши госбанки, особенно учитывая относительно большой их размер даже для глобальных банковских игроков», — полагает партнер компании «Делойт» Дмитрий Ануфриев. По словам  аналитика банковского сектора группы ICU Михаила Демкива, вероятная продажа части госбанков сможет состояться не ранее чем через два-три года. «Причем необязательно, что это будет продажа части акций, которыми владеет государство. Банки могут осуществить допэмиссию акций для увеличения своего капитала», — говорит аналитик. По его мнению, лучшим вариантом, стало бы размещение акций финучреждений на западных биржах, но реализация такого сценария маловероятна.

Чтобы привлечь инвесторов, понадобятся и серьезные законодательные изменения, касающиеся банковской системы в целом. «Успешно приватизировать госбанки можно будет только после существенных подвижек в защите прав кредиторов и стабилизации банковской системы», — считает Игорь Олехов. Пока же рынок банковских услуг находится в состоянии глубокой депрессии, а риски, связанные с кредитованием, в Украине очень высоки. Можно вспомнить, например, безнадежные попытки банков вернуть кредиты, выданные крупнейшему агрохолдингу «Мрия», объявившему дефолт в 2014 г. Или нынешнюю историю с группой «Креатив» (до недавней смены владельцев принадлежала народному депутату, члену партии «Відродження» Станиславу Березкину), от которой кредиторы безуспешно пытаются  получить порядка $630 млн.  Даже тонущий под грузом санкций и кризиса российский рынок кажется инвесторам лучшей перспективой, чем Украина. Глава банковского бизнеса UniCredit в Центральной и Восточной Европе Карло Вивальди так прокомментировал недавнюю сделку по продаже Укрсоцбанка российской «Альфа Групп»: «По сути, мы обмениваем украинский актив на российский, потому что ожидаем восстановления российской экономики быстрее, чем украинской». В такой ситуации покупка наших госбанков могла бы быть продиктована разве что политическими мотивами и желанием МФО их поддержать даже вопреки здравому смыслу. Но это маловероятно.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP