Прогноз: Какой будет следующая Верховная Рада

1 Апр 2016 13:03

Рискну выступить с не слишком популярным предположением: следующая Верховная рада может стать намного лучше нынешней.

Рискну выступить с не слишком популярным предположением: следующая Верховная рада может стать намного лучше нынешней, пишет журналист Иван Яковина для НВ.

Противники проведения досрочных выборов в Верховную Раду часто используют такой аргумент: «К сожалению, в нынешних условиях новый состав парламента будет ничем не лучше старого, поскольку выиграют популисты и реваншисты из числа перекрасившихся регионалов». Звучит логично: финансовое положение подавляющего большинства жителей страны при нынешней власти ухудшилось (риторический вопрос о том, кого в этом винить, я выношу за скобки), вследствие чего многие избиратели готовы проголосовать либо за пару сотен гривен, либо за обещание хоть немного улучшить жизнь, либо просто за «светлое прошлое».

Условная «партия фейсбука» хандрит: «Вообще-то, мы за демократию. Выборы – дело нужно и полезное, но сейчас они приведут к катастрофе». Не буду придираться и к некоторому внутреннему противоречию, очевидно возникающему между двумя тезисами. Общий смысл все равно ясен – он заключается в опасении получить вместо плохонького, но парламента совсем уж адский паноптикум.

По моему глубокому убеждению, пессимизм «активной части общества» (извините за штамп) тут несколько преувеличен. Дело в том, что результат проведения выборов вполне может оказаться существенно лучше, чем сейчас кажется. (Под «лучше» тут следует понимать максимально масштабную замену депутатов «старой закалки» на прогрессивных и динамичных людей, чуждых коррупции и ориентированных на Запад во всех его проявлениях).

Об одном из способов решения этой задачи я уже как-то писал. Тогда эта идея вызвала некоторое сотрясение умов, звучали обвинения в сегрегации и даже фашизме. Сейчас, похоже, к ней отношение улучшилось, но, надо признать, в ее реализацию по-прежнему верится слабо.

Но есть и другой – абсолютно демократичный – способ провести в Раду людей, которые сейчас все более активно подвергаются «люстрации наоборот» во всех ветвях власти. Тут не обойтись без зарубежного, простите, опыта.

Прямо сейчас в США идет президентская избирательная кампания, где со стороны демократов удивительные успехи демонстрирует прогрессивный кандидат Берни Сандерс. До начала выборов вообще никто не воспринимал его всерьез. Люди хохотали над желанием никому не известного престарелого еврея-сенатора из микроскопического штата изменить сформировавшийся в стране статус-кво, при котором победители выборов определяются объемом финансирования кандидатов и степенью их доступа к СМИ.

Еще более забавным казалось то обстоятельство, что он намерен «изгнать большие деньги из политики» без помощи этих самых больших денег. Кандидат, не обладающий десятками миллионов долларов и/или благоволением национальных СМИ, просто нежизнеспособен! Это аксиома американских выборов, выбитая в гранитных головах как политиков, так и избирателей.

Однако довольно быстро выяснилось, что борьба на равных с Хиллари Клинтон возможна. И это несмотря на то, что за ней – вся мощь крупных банков, корпораций, истеблишмента Демократической партии и главных новостных каналов страны.

О программе сенатора, конечно, можно спорить. Но фокус в том, что он сумел мобилизовать миллионы людей, которым не все равно, и которые действительно хотят серьезных преобразований в своей стране. Появилось общенациональное движение, мотором которого стал американский аналог украинской «партии фейсбука». Эти люди агитируют за Сандерса, жертвуют ему деньги из своих карманов. (Средний размер пожертвования, кстати, всего $27). Они работают наблюдателями на участках и записывают видеоролики для YouTube в поддержку своего кандидата. Результат – налицо. Сенатор догнал Клинтон в общенациональных опросах общественного мнения, а в очном противостоянии громит всех основных конкурентов-республиканцев.

Мне возразят, что в США средний класс больше, поэтому и база поддержки изначально была шире. Отвечу: в начале кампании узнаваемость Сандерса по стране была 3-5%. Доступ к СМИ минимальный (доли процента от того, что получал Дональд Трамп, например), денег на кампанию не было вообще. Была только репутация честного человека и программа коренных преобразований.

Есть схожий пример и поближе. Летом 2013 года российский оппозиционер Алексей Навальный на выборах мэра Москвы сумел аналогичным образом мобилизовать в свои ряды местный средний класс. Власть полностью отказала ему в доступе к СМИ, запретила размещать любую рекламу, в штаб то и дело приходили с обысками и проверками, агитаторов оппозиционера милиция гоняла по всему городу, но даже в этих условиях он собрал 30% и не вышел во второй тур только благодаря массированным фальсификациям на этапе подсчета голосов. Схема работы штаба Навального была примерно той же, что и у Сандерса: опора на волонтеров и частные пожертвования, а также репутация честного человека и программа, нацеленная на существенные изменения.

Я тут особо хочу подчеркнуть, что дело не в личных качествах или политико-экономических предпочтениях Сандерса и Навального. Тут, разумеется, можно многое обсуждать и со многим не соглашаться. Дело в принципе организации успешной предвыборной кампании в условиях сильнейшего противодействия существующей системы. Оба политика добились впечатляющих успехов, хотя не обладали ни ресурсами, ни доступом к СМИ, а изначальная их узнаваемость была в рамках статистической погрешности.

Рецепт успеха – в принципиальной позиции кандидата, его репутации, а также расчете на помощь избирателей, которые действительно хотят изменений и готовы пожертвовать ради таких изменений хотя бы частью своего времени и денег и создать настоящее движение за реформы «снизу».

В украинских условиях принципиальный вопрос заключается в том, накопилась ли критическая масса таких активных и небезразличных граждан.

По-моему, да.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP