Прогноз: Что принесет Украине осень

24 Авг 2015 12:48

Правящая коалиция в нынешнем составе имеет невысокие шансы дожить до конца года.

"ДС" начинает публикацию прогностических исследований. В отличие от традиционных аналитических материалов они не описывают то, что уже произошло, а рассматривают наиболее вероятные варианты развития событий в будущем.

Тема первого прогноза: общеполитические изменения, которые принесет начинающийся осенний политический сезон. Мы выбрали шесть важнейших направлений. Конечно, они в какой-то мере взаимо­связаны, но у каждого из них своя внутренняя логика.

Прежде всего, ожидается реформа правительства. Изменения будут не только персональные, но и структурные. В частности, наконец-то заполнится вакансия первого вице-премьера. Вслед за правительством реформа затронет главнейшие доходные монополии.

Во-вторых, предстоит масштабный передел власти на местах. Даже независимо от того, хватит ли голосов для внесения изменений в Конституцию в сентябре, будут делаться реальные шаги в направлении децентрализации, а сама эта тема станет одним из главных мессиджей избирательной кампании. Итоги местных выборов зафиксируют существенные изменения в политических предпочтениях украинцев. Ни одна из крупнейших политических сил не сохранит свой базовый электорат. Не меньше страстей, чем избирательная кампания, вызовет формирование новой местной власти. Однако сепаратистские мечты не сбудутся.

В-третьих, переформатируется парламент. Правящая коалиция в нынешнем составе имеет невысокие шансы дожить до конца года, но и в таком случае партиям-участницам придется учить новые роли. Если же дойдет до объявления новой коалиции, то она будет постоянно испытываться на прочность и работоспособность внутренними конфликтами в пропрезидентской фракции.

В-четвертых, дальнейшее развитие получит тема борьбы с олигархами. Но выигрыш (усиление позиций) достанется не гражданскому обществу, а чиновникам.

Пятое направление - борьба с коррупцией. Как и прежде, будут кратковременные всплески, но в целом этой борьбы не станет ни меньше, ни больше - как и самой коррупции.

Наконец, шестое по счету, но не по важности, направление перемен - на восточном фронте. Уже очевидно, что Минские договоренности, срок исполнения которых завершается в декабре, сорваны. Потому неизбежно встанет вопрос о Минске-3.

Яценюк станет премьером в третий раз

До конца сентября должно решиться, получит ли страна новое правительство. Правда, потерять портфель премьер-его нынешний обладатель может только из-за чудовищной жадности или невероятного стечения непредвиденных обстоятельств

О том, что правительство нужно менять, не говорит только ленивый, причем как в Украине, так и в странах, оказывающих нашей стране финансовую поддержку. Но вероятность того, что Арсений Яценюк уйдет добровольно, мизерна. На сегодня есть три сценария развития событий.

Сценарий первый. Неосуществимый

Суть этого сценария состоит в том, что все остается как есть. Порошенко и Яценюк не смогут между собой договориться ни о чем, и правительство останется в том же составе, но с косметическими изменениями. После местных выборов, на которых БПП и "Народный фронт" не будут особо координировать усилия, Яценюка отправят в отставку и начнется игра на перевыборы. Пожалуй, этот сценарий сейчас выглядит как самый неосуществимый в силу того, что это не нужно ни БПП, ни "Народному фронту", ни группе "Воля народа", ни вне­фракционным народным депутатам, которые еще не ориентируются на Коломойского. А это устойчивое большинство.

Сценарий второй. Маловероятный

В СМИ уже появилась версия о том, что Яценюк получил предложение покинуть премьерский пост в обмен на кресло главы Нацбанка. Неравноценность обмена должно было скомпенсировать обещание дать "Народному фронту" весомую квоту в совместных с БПП списках на местных выборах. В противном случае представители премьерской партии рискуют не попасть в местные советы вообще: по данным всех соцопросов, ее рейтинг опустился ниже 5%.

Однако уход Яценюка в НБУ - это, мягко говоря, не самый вероятный сценарий. Прежде всего он не устраивает нынешнего премьера, которому будет очень трудно объяснить избирателям свое согласие на понижение в должности. К тому же Яценюк осознает дальнейшие последствия: потеря влияния в парламенте, разброд в команде, длительная пауза в политической карьере или вообще ее конец. В свою очередь Президент не горит желанием отправить в отставку Валерию Гонтареву - на посту главы НБУ ему нужна именно она. Если же этот пост займет Яценюк, он наверняка постарается доказать, что у него получается лучше, чем у предшественницы. То есть имиджевые соображения делают этот вариант маловероятным, хотя и Кабмин, и Нацбанк от такой рокировки только выиграли бы.

Сценарий третий. Компромиссный

Самый вероятный вариант договоренности между Яценюком и Порошенко заключается в том, что Арсений Петрович останется премьером еще на год, но само правительство будет реформировано. В частности, вакансию первого вице-премьера займет человек, под которого Запад захочет давать деньги и который будет иметь эксклюзивные полномочия в финансовой сфере. Не обязательно этот пост получит нынешний министр финансов Наталия Яресько - возможно появление новой фигуры.
Также будут заменены несколько министров. Технически это может быть организовано разными способами. Парламент может увольнять и назначать членов правительства поодиночке (2 июля так был уволен министр экологии и природных ресурсов Игорь Шевченко). Но возможно и заявление Яценюка о своей отставке, аргументированное необходимостью создать новое правительство с обновленным персональным составом и новой программой деятельности, которое будут лучше соответствовать задаче ускорения реформ по всем направлениям.

В любом случае это обновление правительства будет проведено не позже чем за месяц до дня голосования 25 октября, чтобы избирательную кампанию построить на лозунге об ускорении реформ, которую будет внедрять в жизнь объединенная команды БПП и НФ. Конечно, для этого нужно подобрать в правительство такие новые лица, которые вызывали бы у людей положительные эмоции.

Не менее важными будут изменения в главнейших доходных монополиях. Скорее всего, новые руководители там будут поставлены не сразу, а через два-три месяца после обновления правительства. Результатом станет дальнейшее ослабление влияния Яценюка и усиление позиций президентской администрации.

В идеале все это должно бы привести к созданию эффективно действующей вертикали исполнительной власти, номинально возглавляемой Яценюком, но реально управляемой из Администрации Президента (непосредственно или через фигуру первого вице-премьера). На практике же наличие номинального руководителя, на которого можно переложить любые ошибки и провалы, чревато всеобщей безответственностью и способно вводить во всевозможные соблазны. Хотя опасение, что Запад не будет давать денег, наверное, в какой-то мере послужит сдерживающим фактором.

Ходят также разговоры о создании единой политсилы на базе БПП и "Народного фронта". До этого, конечно же, не дойдет, хотя в парламенте будет сделана попытка усилить координацию между их фракциями. Но пока говорить о том, что кто-то знает механизм управления такой мегаструктурой, не приходится. Так что подобные перспективы представляются не более чем разговорами, которые окончатся тем, что эти партии на местные выборы пойдут отдельными колоннами, но разграничат сферы влияния в центре и на местах. Проще говоря, договорятся о разделе тех или иных ведомств и согласятся не обижать друг друга в публичных спорах.

----------------

Зачем объединяется НФ и БПП

Объединение "Народного фронта" и Блока Петра Порошенко дело почти решенное. И если кто-то считает, что Яценюк все проиграл, тот глубоко ошибается. Он выторговал себе год премьерства, а это в нынешних условиях дорогого стоит. Тем более что процесс объединения можно затянуть на годы

До недавнего времени считалось, что пять парламентских фракций, создавших правящую коалицию, заинтересованы в ее сохранении, несмотря на все имеющиеся между ними противоречия. Однако сейчас ситуация кардинально меняется. И дело здесь не только в местных выборах.

Президент хотел бы видеть такое большинство в Верховной Раде, которое не будет создавать ему проблем. Поэтому сейчас ведутся переговоры о фактическом объединении фракций Блока Петра Порошенко (143 депутата) и "Народного фронта" (81). Вполне вероятно, что формализировать этот процесс никто не будет - все идет к понятийному соглашению. Суммарно у них 224 мандата, а с учетом спикера Владимира Гройсмана и первого вице-спикера Андрея Парубия, числящихся внефракционными (из-за своих высоких должностей), получается 226. То есть как раз столько, сколько необходимо, чтобы иметь большинство от конституционного состава парламента.
Дополнительных членов для обеспечения запаса прочности может дать группа "Воля народа". В ней после смерти ее лидера Игоря Еремеева осталось 18 штыков, и, согласно парламентскому регламенту, она должна быть распущена, если не пополнит свои ряды. Но для формирования нового большинства это не будет помехой, поскольку членство в коалиции не фракционное, а индивидуальное. К тому же БПП и НФ не хотели бы видеть некоторых членов "Воли народа" в составе будущей коалиции. Не исключено, что фракции БПП и НФ тоже потеряют несколько своих нынешних членов (считается, что у Коломойского есть 10-12 "репрезентантов" в БПП и пять-шесть - в НФ). Но, скорее всего, им вместе с частью "Воли народа" и некоторыми внефракционными удастся сформировать большинство в составе 230-240 депутатов.

Формальным поводом для развала нынешней коалиции может стать отсутствие 300 голосов за внесение изменений в Конституцию. Не поддержать конституционную реформу и децентрализацию власти угрожают "радикалы" Ляшко и "Самопоміч". Впрочем, даже если конституционные поправки будут окончательно утверждены, коалиция все равно может развалиться из-за непримиримых межпартийных противоречий на местных выборах плюс надо добавить попытки посадить ряд видных парламентариев и не только от партии Ляшко.

В отличие от нынешней коалиции, объединяющей, условно говоря, "революционные" силы, новая будет объединять, с той же степенью условности, силы "реформаторские". Этим и собираются оправдывать допуск в нее бывших "регионалов" из группы "Воля народа". При этом главнейшая задача - монолитное голосование - вряд ли будет достигнуто в кратчайшие сроки, для этого нужно начать системную работу над "пряниками". "Кнутов" и так предостаточно - в парламенте есть не меньше 100 депутатов, которых сдерживают дела прокуратуры как против их компаний, так и против компаний их близких.

Конечно, никаких расколов и массовых выходов не будет, но в ключевых голосованиях может случиться так, что от 20 до 30 членов фракции принципиально не будут голосовать. После местных выборов возможно появление новых трещин в связи с изменением расстановки сил в неформальном "политбюро" БПП. Внутри НФ можно прогнозировать недовольство уступками, на которые будет вынужден согласиться Яценюк ради сохранения под собой премьерского кресла. Наверняка болезненным станет процесс согласования действий НФ и БПП на местных выборах, особенно если кандидатам от НФ придется сниматься в пользу кандидатов от БПП как "более проходных". По мере ослабления позиций Яценюка начнет усиливаться стремление Парубия уйти в более свободное плавание. Хотя в целом нынешняя ситуация, когда НФ монолитно голосует, сохранится.

Конечно, вариант сохранения нынешней коалиции из пяти фракций тоже остается. Но и в таком случае роли партий-участниц изменятся. До сих пор цементирующим началом всех парламентских коалиций служил квотный принцип формирования правительства. Однако теперь он, судя по всему, будет почти полностью нивелирован. Это будет аргументироваться необходимостью сформировать в исполнительной власти команду реформаторов-профессионалов. Новым скрепляющим средством для парламентской коалиции теоретически могут стать союзнические отношения партий-участниц по всей вертикали местных советов. Правда, на практике такие союзы будут скорее исключением, чем правилом.

-----------------

Мы начали строить путинскую модель управления страной

Курс на деолигархизацию страны может выйти Украине боком: всю полноту власти перебирают на себя чиновники-олигархи, верные одному центру влияния

Борьба с олигархами в отличие от борьбы с коррупцией перестает быть классической фигурой речи: уже сейчас нет ни одного более-менее влиятельного бизнесмена, который не проводит треть своего времени, решая как выдуманные, так и реальные проблемы, в силовых органах. При этом крупные ФПГ, разве что за исключением группы Игоря Коломойского, постепенно теряют влияние на государственные финансы за счет уменьшения их роли в управлении госкомпаниями или целыми под-
отраслями экономики. Параллельно сокращается и представительство прямых креатур олигархов в исполнительной вертикали власти. Вместо них доминирующее положение готова занять особая каста чиновников-олигархов, как это постепенно произошло в России после прихода к власти Владимира Путина.

Многие годы существование в нашей стране олигархического уклада было своего рода прививкой от формирования еще худшей модели правления - авторитарной. Именно конкуренция ФПГ, прежде всего в политике, обеспечивала государству минимальный уровень свобод и сохранение потенциала для рывка в сторону цивилизованного мира. С рывком пока не получается, зато у нас в 2015 г. начала формироваться новая прослойка чиновников-олигархов, которые могут выжить только при полной лояльности к одному из центров влияния. Тем самым Украина начала превращаться в Россию (в смысле, переходя на ту же модель), но украинские чиновники в отличие от российских пока ориентируются на несколько центров влияния, что в какой-то мере служит предохранителем от повторения российского опыта.

Главной особенностью нарождающегося уклада станет то, что ни один из действующих центров власти не будет ориентирован на конкретную ФПГ. Зато расширится география ситуативных союзов и кратковременных альянсов, как, к примеру, было в случае, когда соратники премьер-министра в парламенте подыгрывали Коломойскому в сохранении контроля над "Укрнафтой". К слову, наличие подобной практики и объясняет, почему формирование новой системы пока не так заметно на фоне укоренившегося в обществе убеждения, что всем в стране продолжают рулить именно олигархи. Кроме того, незаметность перехода на новую модель связана еще и с тем, что центров влияния пока достаточно для сохранения довольно жесткой конкуренции, а с ней и определенного баланса сдержек и противовесов. Но ситуация однозначно изменится к концу осени, по итогам местных выборов, после переформатирования правительства и других центральных органов власти. Уже сейчас можно прогнозировать, что президентская команда укрепит свои позиции, в то время как команда премьера продолжит терять влияние, а с ним и рычаги управления многими процессами. Таким образом, уменьшение количества центров влияния автоматически увеличит для Украины риски, о которых говорилось выше. Такой вариант можно было бы не принимать во внимание, если бы в стране состоялись реальные реформы правоохранительных органов и судебной ветви власти, что обеспечило бы мощный предохранитель появлению никому не подотчетного центра. Однако этого не произошло, и опасность скопировать российскую управленческую модель нельзя отнести к невозможному сценарию. Между тем, как показывает опыт наших агрессивных соседей, модель, в центре которой стоит чиновник-олигарх, значительно хуже, чем традиционная олигархия. Во-первых, она порождает более высокий уровень коррупции. Во-вторых, обрекает госаппарат на вырождение и в перспективе полную деградацию власти как социально ответственного института.

-----------------

Партию власти спасет страх перед хаосом

Ни одна из политических партий, которым пророчат прохождение 5%-ного барьера в большинстве местных советов, серьезно не работала на местах. Потому все они сделали ставку на тренды, которые подходят не к местным, а к парламентским выборам

С чем к избирателю пойдут политики

Уже сейчас хорошо видно, что предвыборная агитация осуществляется всего по нескольким сюжетным линиям: тарифы на коммунальные услуги, изменения в Конституцию и связанная с ними децентрализация, борьба с коррупцией. Кое-кто, в основном это условно проходные маленькие политпроекты, работает в том направлении, которое и должно быть у местных выборов: качество коммунальных услуг, транспорта, быта. Все же остальные озаботились глобальными проблемами, а их решить на местном уровне без политической воли Киева невозможно. Поэтому избирателю придется выбирать не между проектами по улучшению городской среды, а между партиями, которые громче будут критиковать правительство или главу государства. В этом главная профанация предстоящих выборов. Поэтому исход голосования и за партию власти, и за другие проекты практически на 100% зависит от развития ситуации в столице и от разворачивания внутренних конфликтов в самой власти.

Ключевой раскол наметился вокруг вопроса полномочий Президента - надо ли ему давать право в случае чего распускать местные советы, что может стать основанием для роспуска советов, не слишком ли большие функции у префекта и т. д. Предметом жарких споров стал и вопрос о том, надо ли предоставлять оккупированным районам Донбасса особый статус. Острые дискуссии идут также о конституционных новшествах, касающихся децентрализации власти. Причем все - за децентрализацию, но видят ее по-разному. И даже если парламент провалит голосование за внесение изменений в Конституцию, разговоры вокруг децентрализации все равно не прекратятся.

Как и вокруг борьбы с коррупцией, злоупотреблениями и халатностью чиновников. Осенний политический сезон обещает стать богатым на такого рода скандалы. На прошлой неделе достоянием прессы стали результаты расследования деятельности руководства Минздрава, проводившегося Нацагентством госслужбы. Министра Александра Квиташвили обвинили в медлительности при отправке на лечение за границу тяжелобольных детей, в результате чего шестеро умерли. Он называет обвинения политическим заказом. С приближением даты выборов подобные скандалы будут множиться, а их влияние на ход предвыборной кампании усилится.

Самый крупный урон от скандалов будет нести правительство. Поэтому власти очень важно сделать так, чтобы этот вал ее не похоронил. Наиболее эффективный путь - наконец запустить Антикоррупционное бюро и сделать его основным ньюсмейкером по теме борьбы с коррупцией. Но одних арестов мало - должны быть и адекватные решения судов. В период экономического кризиса народу нужно давать яркие зрелища. Это аксиома, которую знали еще римские императоры.

Сыграет на выборах и ставка на вечный социальный популизм. Социологи утверждают, что после тарифных телешоу Юлии Тимошенко рейтинг "Батьківщини" пошел вверх. Однако и у партии власти есть ресурс для популизма. И он обязательно будет задействован. Это повышение уровня зарплат и пенсий и пересмотр минимальной заработной платы. Хотя Арсений Яценюк обещал сделать это лишь к концу года, вряд ли кто-то сомневается, что такой подарок избирателю преподнесут в аккурат под выборы. Это будет обставлено как результат реформ и первый шаг к обещанной правительством стабилизации в 2016 г.

Что решит избиратель

Все социологические опросы демонстрируют падение доверия населения к партиям власти. Наихудший показатель у премьерского "Народного фронта", но этому точно не следует радоваться штабу БПП. Во-первых, личный рейтинг Петра Порошенко на местных выборах вряд ли сильно конвертируется в голоса для его партии. И тут далеко не факт, что БПП выиграет от союза с "УДАРом" Виталия Кличко. Во-вторых, стабильность рейтинга БПП - это видимость. Ее уже по сложившейся традиции создают корректирующие соцопросы, результаты которых вбрасываются в СМИ. На парламентских выборах штаб БПП на данной манипуляции уже обжигался.

Сейчас хорошо заметно, что происходит четкое перетекание электората Яценюка к БПП, Тимошенко и частично к "Самопомочі", "радикалам" Олега Ляшко и "Укропу". Но и электорат партии Петра Порошенко уже не столь стабилен, как осенью минувшего года. Наблюдается его перетекание к "Батьківщині", но больше всего - к "Самопомочі". Это очень плохой сигнал для Порошенко. Пока остается непонятным, что он и его партия могут предоставить избирателю. Судя по всему, придется играть в игру "Порошенко - это государственность". И если вы не голосуете за него (его партию), вы голосуете за развал страны. Данная технология вполне эффективна, поскольку значительной части избирателей страшно потерять то, что у них есть. Ведь может быть еще хуже - доказано жителями Донбасса.

С другой стороны, вряд ли оправдаются надежды "Оппозиционного блока". Его сторонники снова покажут низкую явку. Кроме того, уже наблюдается постепенное перетекание этого электората к другим партиям. В центральных и северных регионах - к "Батьківщині" и "Самопомочі", усердно играющим на протестных настроениях. На востоке и юге - к "Возрождению" и "Нашему краю". В отличие от последних парламентских выборов теперь на бывшем электоральном поле "регионалов" будут воевать сразу несколько крупных партий, поэтому ОБ не сможет безальтернативно аккумулировать оппозиционный электорат. Конечно, он останется доминантной пророссийской силой на юге и востоке, но этого хватит для формирования большинства лишь в некоторых местных советах.

Можно прогнозировать, что почти во всех областных и важнейших городских советах возможность создать большинство получит "БПП-УДАР". Правда, во многих случаях, прежде всего на востоке и юге страны, президентской силе придется для этого идти на альянсы с различными перекрасившимися экс-"регионалами". В Украине существует давняя традиция консолидации местных депутатов вокруг того, кто на данный момент сильнее. Потому избиратели увидят в числе "большевиков" в своих советах наряду с депутатами от партии власти также и "крепких хозяйственников" вроде тех, что собрались на выборы под брендом "Наш край", да и кое-кого из сегодняшних оппозиционеров. Следствием будет скачкообразное падение рейтинга БПП, но это случится уже после выборов.

----------------

Нас ждет еще два года войны

На смену изжившему себя Минску-2 грядет новый договор. Но и Минск-3, по всей видимости, не станет финальным

Ни существующие Минские соглашения, ни любые другие, достигнутые в аналогичном формате, выполняться не будут - компромисс по разным причинам, но в одинаковой степени куда более опасен для любой из сторон, чем игра в его имитацию. Тому есть несколько причин.

Париж и Берлин, захватив роль посредников, будут до последней возможности удерживать ее за собой, не допуская расширения формата. Они будут продолжать проталкивать милую сердцу российского руководства идею прямых переговоров Киева с руководством ДНР/ЛНР. Они также будут лоббировать внесение в Конституцию Украины изменений, закрепляющих "особый статус" оккупированных Россией территорий. Хотя и с рядом оговорок, они также будут выступать за формальное возвращение ДНР/ЛНР в состав Украины и на украинское финансирование, при фактическом отсутствии у Киева возможности влиять на происходящее в Донецке и Луганске.

В то же время ни Россия, ни ДНР/ЛНР, ни Украина не будут выполнять договоренностей по прекращению огня - ни существующих, ни тех, что могут быть достигнуты в обозримом будущем. Никто из перечисленных участников конфликта просто не заинтересован в компромиссах по всему спектру возможных решений. Украина никогда не будет чувствовать себя в безопасности до окончательного решения "лугандонского вопроса" в рамках восстановления ее территориальной целостности и отдачи руководства сепаратистских анклавов под суд либо, по меньшей мере, его бегства в Россию.

Между тем принятая российскими элитами внешнеполитическая парадигма предусматривает возведение буферной зоны между РФ и развитой частью мира. Эта зона, по определению, должна жить хуже, чем Россия, быть менее стабильной, чем Россия, и служить для Запада постоянным источником проблем, "помощь" в решении которых будет оказывать опять-таки Россия. "Помощь" будет сводиться к отдаче очередному экстремистскому режиму, целиком зависимому от кураторов в Кремле, команды "к ноге" после команды "фас". Наличие такой зоны нестабильности, управляемой из Москвы, по мнению Кремля, превратит Россию в значимого партнера Запада. Эта зона станет и "подушкой безопасности", в которой будут вязнуть любые цивилизационные проекты с Запада. А потому Россия в ее нынешнем виде будет продолжать интервенцию до тех пор, пока Украина либо не станет ее колонией, либо не превратится в европейский вариант Сомали. Альтернативой этому может стать только "сомализация" самой России.

Так что никакого иного варианта окончательного достижения мира в Донбассе просто нет. А сравнительно дешевый промежуточный вариант под названием "ни мира, ни войны" устраивает лишь посредников - Германию и Францию. Участие в бесконечном урегулировании конфликта и недопущении (более демонстрируемом, чем реальном) очередного обострения ситуации поднимает внешнеполитический статус посредников, давая дополнительное пространство для маневра в отношениях с США и другими членами Евросоюза. Таким образом, переговоры будут продолжаться и порождать очередные пакеты мертворожденных соглашений. И сама переговорная площадка, и факты нарушений договоренностей будут использоваться всеми сторонами для обеления себя и очернения противника.

Что может предпринять Украина? Помимо информационной кампании по всем направлениям против России и ДНР/ЛНР, нашей стране имеет смысл подумать о нанесении репутационных ударов по Германии и Франции, поднимая тему их неэффективного посредничества. При этом переговоры и сопутствующие им информационные маневры должны рассматриваться как продолжение войны, а "Минский формат" - как фронт, столь же важный, как и фронт реальный. На войне хороши все средства, которые бьют по противнику, а также по тем, кто его хоть в чем-то поддерживает. Цель такой операции - слом нынешнего формата и ввод в число участников переговоров Польши и, возможно, Румынии, тем более что первая уже выступила с таким предложением. Подобный шаг неминуемо, хоть и косвенно, углубит участие США в процессе урегулирования. Решение этой задачи - единственный выигрыш Украины на переговорном фронте, теоретически возможный в среднесрочной перспективе.

Однако на практике для реализации такого плана нужны решимость и компетентность, далеко превосходящие все то, чем располагает сегодня Киев. Это означает, что задача по расширению формата не только не будет решена, но даже не будет ясно поставлена. Нас ждет продолжение переговоров, не приводящих ни к чему конкретному, и мелкие пиар-выигрыши России, внушающей европейцам, что войну в Донбассе разжигают "фашисты" из Киева. На Минском фронте, таким образом, все останется без перемен.

Впрочем, неизменность позиций не означает неизменности накала противостояния. В ближайшее время, по мере приближения даты местных выборов, давление на Украину со стороны России будет возрастать. Это приведет, в числе прочего, и к обострению обстановки на востоке страны. Естественным ответом Киева может стать констатация краха существующих договоренностей и проталкивание идеи о новом раунде переговоров и новом пакете соглашений. Некоторые шаги в этом направлении мы видим уже сейчас.

Понятно, что в Украине уже никто не тешит себя ожиданиями прогресса от такого переговорного процесса. Задача стоит иная - максимально затянуть переговоры под любыми предлогами, формально не выходя из них и не давая повода для обвинений в недостаточном стремлении к миру. Время работает против России, поскольку по мере ее ослабления и, соответственно, по мере утраты ею способности содержать и контролировать марионеточные режимы в буферных зонах нынешняя позиция Германии и Франции утрачивает смысл. Вместо нее возникает перспектива реального урегулирования на основе полного возвращения Украине аннексированных и временно оккупированных территорий, когда нынешним посредникам будет выгодно подыграть уже Киеву, причем подыграть энергично, опережая Соединенные Штаты. Однако такое изменение ситуации возможно лишь после исчерпания все еще имеющегося у российской экономики запаса прочности. Ориентировочно это произойдет года через два. И эти два года Украине предстоит обороняться на всех фронтах. Включая и Минский.

---------------------

Коррупцией займутся условно

Размах имитации борьбы с коррупцией этой осенью будет привязан к вопросу выполнения Украиной условий для получения безвизового режима с ЕС

В новом политическом сезоне ожидается несколько волн активизации усилий власти, призванных сформировать впечатление, что с коррупцией в стране борются по-настоящему. Прежде всего в октябре-ноябре Украине будет необходимо отчитаться о выполнении Плана действий по либерализации визового режима.

Антикоррупционный блок в плане занимает важное место, поэтому несложно спрогнозировать, что ключевым достижением будет заявлено начало работы Национального антикоррупционного бюро (НАБ). С 31 августа в Украине начнут работать миссии экспертов Евросоюза, призванные оценить успешность выполнения плана, - ожидается, что их работа продлится вплоть до начала октября. Между тем глава НАБ Артем Сытник обещает, что в сентябре завершатся тренинги первых детективов и бюро начнет работу с 1 октября. Поскольку руководство ЕС намерено принять решение о безвизовых перспективах нашего государства не позже 1 декабря, первый результат работы НАБ - без посадки, разумеется, но с предъявлением обвинений конкретному коррупционеру - логично ожидать в ноябре, пусть даже он не успеет попасть в отчеты экспертов.

Поскольку в полномочия бюро входит поиск взяточников лишь среди очень высокопоставленных чиновников уровня министров и руководителей крупных государственных компаний, личность статусного козла отпущения ознаменует и новый виток разбирательств между центрами в нынешней власти. Тем более что процесс передела сфер влияния в любом случае активизируется по итогам местных выборов. К примеру, можно ожидать нападок Генпрокуратуры, подконтрольной президентской команде, на руководство Министерства юстиции, входящего в квоту премьер-министра. То, что ведомство Павла Петренко успешно освоило некоторые финансовые схемы своих предшественников, например, "правильную" продажу конфискованного имущества, известно давно. Под соусом предполагаемых претензий ГПУ к Минюсту возможна попытка выбить важную фигуру из ближайшего окружения Яценюка. Команда премьера, в свою очередь, может сделать ход главой МВД Арсеном Аваковым, у подчиненных которого накопятся неприятные вопросы к деятельности местных руководителей, представляющих во власти квоту конкурирующей команды, хотя бы в ходе местной избирательной кампании.

Также осенью-зимой можно ожидать и других точечных "приступов" борьбы с коррупцией под конкретные решения, если они будут приниматься. Так, чистотой помыслов сотен тысяч рядовых чиновников должны будут заниматься еще два специализированных антикоррупционных органа - Государственное бюро расследований (ГБР) и Национальное агентство по вопросам предотвращения коррупции (НАВПК). В отношении ГБР еще даже не принят соответствующий закон, позволяющий создание этого ведомства, и случится это в лучшем случае в течение сентября, а НАВПК уже оказался в центре скандала с подтасовкой итогов выборов членов конкурсной комиссии, и теперь ожидается повторное голосование. Эти два ведомства неизбежно пойдут по пути, который должен проторить НАБ, - с обязательным предъявлением обществу (и партнерам из ЕС) конкретных быстрых результатов работы. Впрочем, результаты эти, скорее всего, будут иметь характер разовых рекламных мероприятий, подтверждение чему - развитие истории с экс-председателем Государственной службы по чрезвычайным ситуациям Сергеем Бочковским и его замом Василием Стоецким, и других, менее пафосных антикоррупционных пиар-акций. Громкие обвинения, шумное задержание, внесение залога, освобождение под подписку о невыезде и длинное следствие без внятной судебной перспективы. Похоже, внутри власти так и не созрела решимость начать всерьез ломать систему. Возможно, что-то изменится уже после очередного провала безвизового диалога с ЕС.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP