Почему Россия не дает "Исламскому государству" исчезнуть

29 Дек 2015 16:18

Кремль разыгрывает новую многоходовку и создает картинку для российского зрителя.

Российскую Федерацию на нескольких фронтах лишили "наработанного" нею статуса лидера по борьбе с мировыми терроризмом, о чем на последних публичных мероприятиях говорил Владимир Путин. 

"Исламское государство" потерпело крупное поражение от иракских сил и при содействии международной коалиции, возглавляемой Соединенными Штатами, но хаос в Сирии, устроенный Москвой, помогает джихадистам держаться на плаву.

Муссируемый в российских и пророссийских зарубежных медиа тезис о том, что Запад желает видеть в Кремле союзника по коалиции, которая сражается с "Исламским государством", окончательно канул в Лету. России ранее четко заявили, что второй коалиции быть не может и, если на самом деле она хочет стать участницей мирового альянса по борьбе с терроризмом, пора прекратить варить воду в Сирии и начать придерживаться четкой скоординированной со всеми позиции. В силу ряда причин (не в интересах Москвы отказаться от подавления оппозиционных к Асаду групп, к примеру) история с коалицией постепенно сошла на нет. Это первый удар по имиджу борца и освободителя. Второй удар нанесли Турция и Афганистан, пишет ДС.

В частности, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган четко заявил, что не намерен сотрудничать с российско-сирийско-иранско-иракской коалицией по борьбе с ИГ, пока Башар Асад остается президентом Сирии. "Сирия, Иран, Ирак и Россия в Багдаде сформировали квартет союзников Турции и попросили присоединиться, но я сказал Владимиру Путину, что не могу сидеть рядом с президентом, легитимность которого вызывает сомнения",- сказал он.

Далее всплывает история с сотрудничеством России и движения "Талибан". Так, ответственный за афганское направление во внешнеполитическом ведомстве РФ Замир Кабулов выдал скандальное заявление о том, что интересы талибов и россиян совпадают, т.к. ИГ является их общим врагом. И вообще у Москвы и "Талибана" есть канал для обмена информацией. Серьезность этого вектора МИД подтвердила небезызвестная Мария Захарова. Все это прекрасно, но и Россия, и ООН относят талибов к террористическим организациям. Конечно же эти слова произвели фурор в мировых СМИ, и официальный Кабул не мог не отреагировать. Российского посла Мантыцкого тотчас же вызвали на ковер в МИД Афганистана для дачи объяснений самого факта сотрудничества с талибами. Дипломату лихорадочно пришлось оправдываться, что, мол, речь шла сугубо об "Исламском государстве". "Имелось в виду, что интересы России и талибов совпадают только тогда, когда речь идет о борьбе с ДАИШ (арабский акроним ИГИЛ - ред.), и контактные каналы России с талибами означают лишь стремление помочь в поиске решения конфликта с талибами в Афганистане", - пояснил он.

Вся эта ситуация, когда российского посла публично отчитывают в Афганистане, а также демарш, хоть и предсказуемый, Эрдогана демонстрируют зыбкость положения Москвы на международной арене. Кремлю послали четкий сигнал - вам, как изгоям, бороться с терроризмом придется практически в одиночку с другими такими же политическими отшельниками. И декларируемая главой МИД РФ Сергеем Лавровым в интервью "Интерфаксу", опубликованном на сайте ведомства, "лидерская роль" России выглядит очередным эпизодом в информационной обработке населения. Лавров традиционно взваливает всю ответственность на Запад и призывает "не распылять усилия". В общем, скучно и бледненько.

Особенно на фоне глобальных побед коалиции в Ираке, который пока пытается усидеть на двух стульях, но склоняется к активной работе с Западом. Вооруженные силы Ирака 21 декабря пошли в наступление на ИГ в городе Рамади - иракском оплоте джихадистов. Сперва их изолировали в правительственном квартале города, а вчера иракские власти заявили об окончательной победе. Возможно, это прозвучит слишком громко, но, по сути, "Исламское государство" в Ираке либо уже разгромлено, либо это произойдет в скором времени. После такого удара боевикам уже не оправиться. Но благодаря действиям России в Сирии игиловцам, по крайней мере, можно рассчитывать, что эта страна пока остается надежным убежищем. Успехи же международной коалиции в Ираке Москве, мягко говоря, неприятны с точки зрения внутрироссийской пропагандистской обработки. Поэтому Кремль разыгрывает новое медиашоу для своих сограждан - продвигает послание о существовании негласной коалиции Москвы и Вашингтона.

26 декабря сирийская оппозиция сообщила, что в результате авиаудара, нанесенного по повстанческой "Армии ислама" погиб ее лидер Захран Аллуш. А на следующий день в Сети появляется сообщение о захвате американским спецназом одного из командиров ИГ Абу Омара аш-Шишани (чечено-грузина Тархана Батирашвили, грозившего войной России). Судя по всему, это просто информационный вброс. Эту новость растиражировали несколько крупных российских изданий - те же Lenta.ru и ТАСС. Lenta подает новость с двойной ссылкой - на ТАСС и на информагентство EIN. На втором медиаресурсе такой информации нет.

Но загвоздка в том, что даже беглый мониторинг англоязычных СМИ показывает, что ни глава Пентагона Эштон Картер, ни кто-либо еще в США об этом ничего не говорили, а если подобные сообщения о гибели и проскакивают, то все ссылаются на российские СМИ, уточняя неподтвержденный характер этой новости. Тут, кстати, даже развернулась довольно занимательная дискуссия о нестыковках в сообщении в целом. Высказываются вполне логичные замечания вроде: что аш-Шишани забыл в опасной для ИГ иракской провинции Киркук? Есть смысл считать, что данная топорно (новогодние праздники, кто там будет вдумываться) срежиссированная и выполненная информволна в росСМИ, а также убийство Аллуша служат одной цели - создать картинку для внутреннего потребителя, что, дескать, все не так плохо: Запад кочевряжится, но Вашингтон идет на сотрудничество; мы убили лидера "Армии ислама", они захватили аш-Шишани.

С другой стороны, Кремлем разыгрывается многоходовка, которая опирается на смерть Аллуша, ведь данный инцидент, как заметил главный координатор переговоров сирийской оппозиции Рияд Хиджаб, фактически ставит под угрозу срыва мирный переговорный процесс в Сирии. И, к слову, уже негативно отразился на договоренности об эвакуации из окрестностей Дамаска около четырех тысяч бойцов, как умеренных, так и радикальных оппозиционных групп. Дело в том, что "Армия ислама" контролирует тот участок столицы, по которому должна была проследовать колонна автобусов. Таким вот образом Москва убила даже не двух зайцев, а как минимум четырех. Во-первых, вышеупомянутая картинка о негласной коалиции; во-вторых, может быть сорван процесс мирного урегулирования конфликта в Сирии. Отсюда выплывает третье и четвертое следствия - нестабильная Сирия нужна Москве, чтобы и дальше блокировать поставки нефти из региона, в первую очередь из Ирана (Тегеран, как уже писала "ДС", озвучил готовность поставлять по низким ценам черное золото в ущерб России) в Европу, что подрывает ее движение в сторону независимости от российских углеводородов.

Такие откровенно дестабилизирующие действия Москвы в регионе напрямую отодвигают кончину ИГ в Сирии, и дают возможность ей торговаться с Западом, выменивая свое невмешательство на, к примеру, отмену санкций или хотя бы имиджевую для Путина победу - допущение в ряды коалиции. Хотя в отношении "Исламского государства" нельзя однозначно утверждать, что джихадисты полностью сгинут, если Москва и Вашингтон утрясут вопрос сотрудничества. Через год-два, так или иначе, но ИГ выветрится из Сирии и Ирака, правда подобно вирусу будет блуждать по миру. И первой в списке стран, которые могут стать базой для исламистов, стоит Ливия. Эта страна до сих пор не может выкарабкаться из политического кризиса и поставить точку в признании правительства национального единства, несмотря на поддержку ООН. Лидер ИГ Абу Бакра аль-Багдади, между прочим, в начале декабря уже туда перебрался. Однако помимо Ливии, "заразиться" могут страны Магриба в целом, а с юга ИГ может ждать помощи и поддержки от своих вассалов - исламистов из группировки "Боко Харам" (по количеству убийств даже переплюнувшей своих кумиров из "Исламского государства"), которая терроризирует четыре западноафриканских государства - Нигерию, Нигер, Чад и Камерун.

Есть признаки миграции игиловцев и на восток черного континента. Так, ранее The Washington Post уже писала, что ИГ вступило в борьбу со своей соперницей "Аль-Каидой", точнее ее филиалом в Сомали "Аш-Шабаб" за господство в "маленьком эмирате" с целью дальнейшего продвижения в более благополучную Кению. Рассеиваясь по "округе", ИГ будет выстраивать по аналогии с "Аль-Каидой" своеобразную франшизу, но в большем масштабе. Впрочем, для этого джихадистам придется пережить определенную трансформацию - объяснить новую политику разочарованием в нынешнем халифате и возникшей необходимости в построении нового. Однако эволюция и расширение не станут спасением для террористической группировки, т.к. помимо ИГ на этом поле экстремизма пасутся и "Аль-Каида", и "Талибан", и ""Аш-Шабаб", и египетское отделение ИГ "Синайское государство", и т.д. При ограниченности подконтрольных им ресурсов говорить о "в тесноте, да не в обиде" не приходится. Масштабное объединение различных группировок практически невозможно. Напротив конкуренция вызовет активизацию военного противостояния между ними, а тот, кто выйдет из него победителем, будет очень слишком слаб, чтобы выдержать удары международного сообщества.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP