Почему Давид Сакварелидзе не захотел быть реформатором

14 Фев 2016 23:51

Миф о Сакварелидзе — это всего лишь миф. Он не ломал систему, но на мифе о том, как ему не дают делать реформы, продолжает зарабатывать политические дивиденды.

Виктор Шокин занимает пост генпрокурора Украины с 10 февраля прошлого года, а с 16 февраля его заместителем является Давид Сакварелидзе.

 Шокин - типичный "человек системы", работал замом у нескольких генпрокуроров Украины: в 2002-2003 гг. у Свя-тослава Пискуна, в 2004-2007 гг. у того же Пискуна и у Алек-сандра Медведько, в 2014-2015 гг. у Виталия Яремы. В то же время Сакварелидзе - типичный "человек со стороны", он хоть и работал в прокуратуре, но не в украинской, а в грузинской (в 2009-2012 гг. был первым замом главного прокурора Грузии). Первоначально Сак-варелидзе рассчитывал возглавить Национальное антикоррупционное бюро Украины, но препятствием для его кандидатуры оказалось требование владения украинским языком. После этого он сконцентрировался на работе в ГПУ, пишет ДС

И Шокин, и Сакварелидзе получили карт-бланш от Петра Порошенко, каждый в своей сфере. Шокин был нужен Президенту именно как "человек системы", чтобы заставить ГПУ работать и дать результаты, которые можно было бы предъявить обществу. Это то, чего не мог обеспечить Ярема как выходец из системы МВД, который в прокуратуре был "чужим".

Мнение: Ни о какой перезагрузке, даже частичной, речь уже не идет. Премьер просит все или ничего


А от Сакварелидзе глава государства ждал реформ, которые будут "ломать систему изнутри". Для этого же Порошенко пригласил на различные должности в украинской власти других грузин, в том числе Михеила Саакашвили, о котором он недавно сказал: "Мы это болото расковыряли. И сейчас легче делать реформы". Но если посмотреть на прокурорское болото, то оно не выглядит затронутым глубокими реформами. Сакваре-лидзе не предложил никаких концептуальных изменений, а попытки провести хотя бы кадровое обновление провалились.

Самый показательный пример - реорганизация местных органов прокуратуры, начатая летом минувшего года. Сакварелидзе хвастался, что в прокуратуру придут новые люди. Для этого было запланировано создать вместо 638 районных прокуратур 178 местных прокуратур, руководители которых и их замы (суммарно около 700 должностей вместо 2550 руководящих должностей в райпрокуратурах) набирались бы через конкурс. Участвовать в нем было позволено не только работникам прокуратуры, но и любым юристам с пятилетним стажем, пусть даже они не проработали в прокуратуре ни дня.

Рядовые сотрудники райпрокуратур тоже лишались своих должностей. А для отбора на рядовые должности в новых местных прокуратурах вводились двухэтапные тесты. "Это не дешевый процесс, - рассказывал Сакварелидзе в июне. - Чтобы протестировать 8 тыс. прокуроров плюс претендентов на должности руководителей, а их будет очень много, нужно купить качественные тесты, соответствующие международным стандартам, подготовить логистику. По первым подсчетам, это будет стоить 450 тыс. евро. У нас на это нет финансов. Деньги дают американцы". Однако уже в августе стало известно о попытках по линии Шокина "улучшить содержание тестов" и возмущенной реакции американских партнеров.

Вопреки закону. Участвовать в конкурсе смогли только действующие прокуроры районных или городских прокуратур. Рядовой состав обновить не удалось", - признал в конце прошлого года заместитель генпрокурора Виталий Касько.

То же можно сказать и о результатах "обновления" руководящего состава местных органов прокуратуры. 15 декабря Шокин назначил 154 руководителей местных прокуратур из числа 462 кандидатур, предложенных конкурсными комиссиями (по три на каждую должность). Состав троек финалистов конкурсов уже говорил о том, что система успешно защитилась от вливания свежей крови. 52% финалистов оказались бывшими руководителями районных или городских прокуратур, 45% - прокурорами, занимавшими рядовые должности, и лишь 3% - сторонними кандидатами. Но и из этих 3% Шокин не пропустил ни одного человека. 71% назначенных им руководителей местных прокуратур раньше возглавляли районные или городские прокуратуры, еще 13% занимали должности замов или первых замов и только 16% пробились с рядовых должностей.

Шокину свежая кровь в прокуратуре была не нужна по той простой причине, что новые люди в системе могли бы создать ему проблемы, а он хотел спокойно досидеть в своем кресле оставшееся ему время. Впрочем, о том, что его отставка близка, говорят еще с осени. Мотивы, почему Порошенко до сих пор не избавился от Шокина, не столь уж загадочны. Впереди - окончательное голосование за поправки к Конституции, касающиеся правосудия. Чтобы набрать 300 голосов, Президенту придется торговаться. Он уже пошел на уступку Верховной Раде, вернув ей в тексте конституционных поправок полномочия давать согласие главе государства на назначение на должность и освобождение от должности генпрокурора, а также выражать недоверие генпрокурору, что влечет его отставку с должности. Очевидно, персона нового генпрокурора тоже будет определяться в ходе торгов. Пока же Шокин просто законсервировал больную систему, что лучше всего демонстрирует скандал с "бриллиантовыми" прокурорами.

Прокуратуру поставят на новое место

Законопроект о внесении в Основной Закон изменений, касающихся правосудия, который был предварительно одобрен парламентом 2 февраля и ждет окончательного принятия на нынешней сессии Верховной Рады, лишил прокуратуру формального статуса самостоятельной ветви власти. В действующей Конституции прокуратуре посвящен специальный седьмой раздел; тем самым ей отведено место между Кабмином и другими органами исполнительной власти (шестой раздел) и правосудием (восьмой раздел). В новом варианте Конституции раздел VII «Про-куратура», состоящий из трех статей (121-123), полностью исключается, а вместо них появляется одна новая статья 1311 (читается «131-прим») в разделе VIII «Правосудие». Вслед за ней добавляется статья 1312 (читается «131-бис»), посвященная адвокатуре. Таким образом, прокуратура признается уже не ветвью власти, а всего лишь представительницей одной из сторон в судебном процессе. А именно - она поддерживает публичное обвинение в суде и в исключительных случаях представляет интересы государства в суде (тогда как функция адвоката - осуществлять представительство другого лица в суде, а также защиту от уголовного обвинения).

При этом прокуратура теряет полномочия надзора за соблюдением законов органами, которые проводят оперативно-розыскную деятельность, дознание, досудебное следствие; надзора за соблюдением законов при исполнении судебных решений по уголовным делам, а также при применении других мер принудительного характера, связанных с ограничением личной свободы граждан; надзора за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, соблюдением законов по этим вопросам органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, их должностными и служебными лицами. Вместо этого она будет осуществлять организацию и процессуальное руководство досудебным расследованием, решать в соответствии с законом другие вопросы в ходе уголовного производства, надзирать за негласными и другими следственными и розыскными действиями органов правопорядка.

Прокуратура Украины будет называться просто «прокуратурой», соответственно ее глава будет называться уже не «генеральным прокурором Украины», а просто «генеральным прокурором».

Кстати, срок полномочий генпрокурора должен вырасти с пяти до шести лет, но при этом вводится запрет на пребывание в этой должности два срока подряд. Впрочем, ранее ни один генпрокурор не досидел в своем кресле и четырех лет. Дольше всех продержался Михаил Потебенько в 1998-2002 гг. - три года, девять месяцев и две недели.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP