По мнению юриста Игоря Мизраха, Украина уже сегодня должна подогнать свои законы под стандарты ЕС

2 Дек 2013 00:00

Как известно, Украина пока отсрочила подписание Соглашения с Евросоюзом. Но, рано или поздно, имея к этому политическую волю, она войдет в политическое, экономическое, правовое европейское пространство. 

Учитывая это,  сегодня совсем  немаловажным становится достижение определенного уровня согласованности (по форме и содержанию) украинского законодательства с правом Совета Европы и прежде всего - в сфере защиты прав человека. 

Биография Игоря Мизраха

Шаг вперед в этом направлении Украина уже сделала. Фундаментальные права и свободы человека (среди которых: право на жизнь, на свободу и личную неприкосновенность, право на собственность , право на справедливый суд и другие), конечно,  гарантированы Конституцией Украины  и ратифицированной Верховной Радой Украины Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод (далее - 'Конвенция '), но чтобы обеспечить соблюдение их основных принципов, был принят Закон Украины 'О выполнении решений и применении практики Европейского суда по правам человека' (далее - 'Закон ').

Ратифицировав Конвенцию и приняв вышеуказанный Закон, Украина признала юрисдикцию Суда. Это крайне необходимо для того, чтобы, во-первых, создать в похожих правоотношениях однородную судебную практику, согласованную с европейской правовой системой, во-вторых, таким образом способствовать уменьшению числа заявлений в европейский суд по правам человека против Украины.

Безусловно,  ссылка на соответствующее решение Европейского суда по правам человека выглядит весьма убедительно и более аргументировано, что производит соответствующее впечатление на противоположную сторону и часто-густо заставляет ее усомниться в собственной правоте, уступив позиции.

Но на практике в украинском судопроизводстве  с применением ссылок на решения Европейского суда возникают трудности. И первая из них связана с 'трудностями перевода'. Согласно статье 18 Закона суды должны пользоваться официальным переводом решения Суда, напечатанным в официальном издании, или, при отсутствии перевода, оригинальным текстом. Но нет никакой информации о  том, обеспечиваются ли суды официальными переводами решений Суда.

Не с этим ли в некоторых случаях объясняется непоследовательность в применении украинскими судами практики  Европейского суда?

Рассмотрим несколько примеров.

В первом случае речь пойдет о праве на мирное владение своим имуществом, определенное в статье 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. В ней говорится, что никто не может быть лишен своей собственности, разве что только в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права.

Высший хозяйственный суд Украины  (далее 'ВХСУ') 23 января 2007  вынес решение по результатам рассмотрения кассационного представления прокурора г. Севастополя и жалобы Севастопольского городского совета на постановление Киевского апелляционного хозяйственного суда от 19.09.2006 года по делу № 47/83  хозяйственного суда г. Киева по иску прокурора г. Севастополя в интересах государства, в лице Севастопольского городского совета к ООО 'Реал Истейт АГ', Севастопольской городской государственной администрации о признании недействительным договора аренды земли. При этом ВХСУ сослался на решение Европейского суда по правам человека от 24.06.2003 года 'Стретч против Объединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии' (Stretch v. United Kingdom, 44277/98). Суть этого решения, по мнению судей ВХСУ, в том, что признание недействительным договора, по которому покупатель  сначала получил имущество от государства, а в дальнейшем лишился этого имущества на основании того, что государственный орган нарушил закон при заключении договора, является недопустимым.

За четыре года до этого, 1 февраля 2003 года Высший хозяйственный суд Украины выносил постановление по делу Промышленно-финансового консорциума 'Приднепровье' о признании права собственности и обязательстве совершить определенные действия (постановление ВХСУ от 01.02.2007 года по делу № 2/168 . При этом вышеупомянутое решение  Европейского суда как аргумент использовали адвокаты одного из ответчиков.

 Но  ВХСУ не принял во внимание их аргумент, исходя из того,  что '... применение судами первой и апелляционной инстанций статьи 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав и основных свобод человека и решения Европейского суда по правам человека от 24.06.2003 года по делу 'Стретч против Объединенного Королевства' безосновательное, так как в этой статье Протокола говорится о защите прав собственности именно владельца, а в указанном Решении -  о превышении полномочий местной администрацией при лишении гражданина права на продление договора аренды земли ... '.

Известен ещё один случай, когда, рассматривая дело о признании права и переводе прав и обязанностей по договору, также было применено решение Европейского суда по правам человека от 24.06.2003 года по делу 'Стретч против Объединенного Королевства'  в качестве источника права.

  Киевский апелляционный хозяйственный суд, рассматривая в феврале 2010 года упомянутое дело, привел суть решения по делу 'Стретч против Объединенного Королевства': между истцом и органом местного самоуправления был заключен договор аренды с правом его пролонгации. По истечении установленного срока аренды истец попытался воспользоваться своим правом на продление аренды, но орган местного самоуправления сообщил, что предыдущее решение было принято им с превышением полномочий, таким образом лишив заявителя возможности реализовать предусмотренное в договоре аренды земельного участка  право на продление этого договора.

Но Европейский суд при рассмотрении дела 'Стретч против Объединенного Королевства' исходил из того, что предусмотренное договором аренды право арендатора на продление этого договора имеет экономическую ценность и юридически принадлежит арендатору (т.е. заключая договор аренды, арендатор обоснованно рассчитывал на продолжение договора аренды). В связи с этим Европейский суд по правам человека пришел к выводу, что имущественное право арендатора, предусмотренное договором аренды, является 'собственностью' (как трактует статья 1 Протокола 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод) и подлежит применению при осуществлении защиты этих имущественных прав.

Из приведенных примеров видно, что одно и то же решение Европейского суда по правам человека  украинскими судами подвергается различному трактованию.

В этом плане не являются исключением и налоговые споры, при рассмотрении которых суды все чаще ссылаются на практику Европейского суда по правам человека. Установление обязанности уплатить налог или лишение права получить налоговую выгоду (налоговый кредит или бюджетное возмещение НДС) рассматривается здесь как лишение собственности и, следовательно, должно осуществляться 'на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права'.

Среди наиболее известных решений Европейского суда по правам плательщика НДС на налоговый кредит (бюджетное возмещение) по операциям с недобросовестными (с налоговой точки зрения) поставщиками можно выделить три основных  дела: 'Интерсплав' против Украины (2007 год, заявление № 803/02) , 'Булвес' АД против Болгарии (2009 год, заявление № 3991/03) и 'Бизнес Суппорт Центр' против Болгарии (2010 год, заявление № 6689/03). Во всех этих делах Европейский суд пришел к выводу, что лишение налоговыми органами права плательщиков НДС на налоговый кредит  (бюджетное возмещение) в связи с тем, что  были выявлены злоупотребления со стороны их поставщиков, является нарушением статьи 1 Протокола 1 к Конвенции.

Ведь не было доказано, что плательщик НДС  привлекался к противоправной деятельности, связанной с незаконным получением бюджетного возмещения, или  что ему было известно (должно было быть известно) о такой деятельности его поставщиков.

Во всех трех случаях при принятии решений  Европейским судом соблюдался принцип справедливого баланса между  публичными интересами и защитой прав частных лиц, в реализацию которых  так или иначе вмешивалось государство.

Но наши национальные суды достаточно неоднозначно трактовали решения Европейского суда в налоговых спорах по указанному выше вопросу.

Окружной административный суд Киева по делу № 2а-18782/11/2670   от 21.12.2012 года, например, вынес постановление, которым в удовлетворении иска ООО 'Интерпалета' к ГНИ в Соломенском районе г. Киева о признании противоправными и отмене налоговых уведомлений-решений отказал. При этом суд отметил, что не принимает ссылки истца на практику Европейского суда по правам человека, в частности по делам 'Булвес' АД против Болгарии ', ' Бизнес Суппорт Центр' против Болгарии, ' Интерсплав' против Украины', поскольку считает, что истец не мог не знать, что договор не подписан лично уполномоченным лицом контрагента учитывая, что перед совершением юридически значимых действий, должен (!) был проверить полномочия лица, выступающего от имени другой стороны, или же такие действия совершены истцом умышленно.

Можно привести другой пример. Киевский апелляционный административный суд вынес постановление от 26.02.2009 года по делу № 22-а-28584/08 , в котором удовлетворил апелляционную жалобу Государственной налоговой инспекции в г. Виннице на постановление Винницкого окружного административного суда от 13.06.2008 года по делу по иску ООО 'Барлинек Инвест' к ГНИ в г. Виннице о признании противоправными действий налоговой инспекции.  Ссылки ООО 'Барлинек Инвест' и Винницкого окружного административного суда на решение Европейского суда по правам человека ('Интерсплав' против Украины '), по мнению апелляционной инстанции, неправомерны. При этом Киевский апелляционный административный суд исходил из того, что указанное решение  Европейского суда касается дел об отказе в подтверждении права на получение НДС, своевременности возмещения сумм НДС, а не права на изменение образа такого возмещения, которое  налогоплательщик реализует путем, определенным в декларации,  и с момента ее предоставления в налоговый орган.

Рассмотрим ещё один характерный случай.  Волынский окружной административный суд своим постановлением  от 03.08.2012 года по делу № 2а/0370/2384/12  отказал  в удовлетворении административного иска  ООО 'Кузнечно-прессовое предприятие' к Ковельской объединенной государственной налоговой инспекции об отмене налогового уведомления-решения.  Считая, что  ссылка истца на практику Европейского Суда по правам человека ('Булвес' АД против Болгарии ') - ошибочна, поскольку отсутствие факта регистрации налоговых накладных в Едином реестре налоговых накладных налогоплательщиком - продавцом товаров  (услуг) и нарушение порядка заполнения налоговой накладной не дает права покупателю на включение сумм налога на добавленную стоимость в налоговый кредит и не освобождает продавца от обязанности включения суммы налога на добавленную стоимость, указанной в налоговой накладной, в сумму налоговых обязательств за соответствующий отчетный период. Когда выявляются  расхождения данных налоговой накладной и Единого реестра налоговых накладных - это уже основание для проведения органами государственной налоговой службы документальной внеплановой выездной проверки продавца и в соответствующих случаях - покупателя товаров (услуг).

Однако Волынский окружной административный суд не учел,  что из приведенных решений Европейского суда по правам человека при рассмотрении данной категории дел следует, что государство в лице налоговых органов может и должно  принимать меры для недопущения и (или остановки) злоупотреблений в сфере уплаты НДС и бюджетного возмещения, но отказ в бюджетном возмещении налогоплательщику (который добросовестно выполнил  и свои обязательства перед бюджетом, и все предусмотренные национальным законодательством условия для получения такого возмещения!) только на том основании, что налоговый орган не установил уплаты НДС со стороны поставщика  или его контрагентов в цепи, при отсутствии мошеннических действий со стороны получателя возмещения  нарушает права такого налогоплательщика.

Но справедливости ради заметим, что в последнее время  в практике украинских судов всё же наблюдается тенденция применения указанных решений Суда в пользу налогоплательщиков.

Николаевский окружной административный суд  своим постановлением от 21.02.2012 года по делу № 2а-4713/11/1470   удовлетворил административный иск ООО 'ЮГ картон' к ГНИ в Ленинском районе г. Николаева о признании противоправными и отмене налоговых уведомлений-решений. Принимая указанное решение, суд отметил, что в соответствии с нормами Закона Украины 'О налоге на добавленную стоимость'  и Налогового Кодекса Украины единственной предпосылкой бюджетного возмещения НДС является включение именно истцом этого налога в цену товаров и услуг. При этом такое возмещение не ставится в зависимость от уплаты налога контрагентами такого налогоплательщика или поставщиками этих контрагентов. Ведь противоположный вывод фактически означает, что налогоплательщик, выполнив в соответствии с законодательством  все  условия для формирования налогового кредита и получения бюджетного возмещения, все равно будет лишен возможности получить такое возмещение в случае выявления нарушений,  допущенных его контрагентами, за действия которых он не несет ответственности  и контроль за которыми находится за пределами его полномочий. В постановлении суд также ссылается на практику Европейского суда (решение 'Булвес' АД против Болгарии, 'Бизнес Суппорт Центр' против Болгарии', 'Интерсплав' против Украины').

И ещё пример. Одесский окружной административный суд 12.08.2012 года вынес постановление по делу № 2а/1570/3220/2011, которым удовлетворил административный иск ПАО 'Пивоварня южная' к Госналогинспекции в Овидиопольском районе Одесской области о признании противоправными и отмене налоговых уведомлений-решений.

При этом суд отметил, что в акте проверки ссылка как на нарушение налогового законодательства со стороны истца на то, что его контрагентами не подтверждены налоговые обязательства, является безосновательной, поскольку ни одна норма налогового законодательства не требует от налогоплательщика контролировать уплату в бюджет налогов и ведение бухгалтерского и налогового учета своих контрагентов. Контроль над соблюдением налогоплательщиками налогового законодательства и своевременную уплату ими налогов осуществляет налоговая служба. Этот вывод суда также основывается на практике Европейского суда (Дело 'Интерсплав' против

Украины ',  где указано, что негативные последствия относительно нарушения законодательства по начислению НДС должны применяться именно к тому субъекту, который нарушил это законодательство).

Считаю важным сказать о позиции Верховного Суда Украины при рассмотрении указанной категории налоговых споров.

Приведу некоторые примеры.  Верховный Суд Украины в постановлении от 13.01.2009 года по делу № 21-1578во08  отметил, что признание недействительными учредительных документов юридического лица и последующее аннулирование свидетельства плательщика НДС сами по себе не привели к недействительности всех соглашений, заключенных  им с момента государственной регистрации  до момента исключения его из государственного реестра, и не лишали правового значения выданные по этим хозяйственным операциям налоговые накладные. И ранее, в постановлении от 11.12.2007 года по делу № 21-1376во06  Верховный Суд Украины также пришел к выводу, что в случае невыполнения контрагентом обязательства по уплате налога в бюджет, ответственность и негативные последствия наступают именно для него.

И никак это обстоятельство не является основанием для лишения налогоплательщика права на возмещение НДС, тем более в случае, когда он выполнил все предусмотренные законом условия относительно получения такого возмещения и имеет необходимые документальные подтверждения размера своего налогового кредита.

То есть  позиция Верховного Суда Украины согласуется с практикой Европейского Суда по правам человека, который отмечает, что налогоплательщик не должен отвечать за невыполнение поставщиком его обязательств по уплате налога и в результате платить НДС вторично, а также платить пеню. Такие требования, по мнению Суда, нарушили справедливый баланс, который должен поддерживаться между требованиями общественного интереса и требованиями защиты права собственности.

Вывод из всего сказанного можно сделать такой - решения Европейского суда по правам человека в смысле  права,  задекларированного в статье 1 Протокола 1 к Конвенции,  являются более обоснованными. Поэтому  дальнейшее применение практики  Европейского суда по правам человека украинскими судами может положительно повлиять на качество судебных решений.

Решения  Суда фактически способны выполнять  роль прецедентов, что исключит появление  диаметрально противоположных решений по очень похожим делам.

Но  главным препятствием  в применении украинскими судами решений Европейского суда, как я уже говорил в начале статьи,  является отсутствие однозначного подхода в их применении.  Поэтому на примерах видим, что в вопросах правильности понимания норм и предписаний, в применении которых возникают трудности, для национальных судов Украины более убедительным и эффективным является обобщение и разъяснение высшего органа в системе судов общей юрисдикции. Разделяю мнение, что ясности  и четкости  в однозначном трактовании судебной практики Европейского суда и статьи 1 Протокола к Конвенции, в частности, можно достичь через разъяснение Пленума Верховного Суда Украины.

 

 

Новые обещания
FACEBOOK GROUP