Об этом говорят: Как и куда депутаты спустили борьбу с коррупцией

1 Окт 2014 00:00

16 сентября, после тяжелого и спорного голосования по особому правовому статусу ряда территорий Донбасса, Рада совершила маленькое чудо - приняла долгожданный закон о люстрации. Увы, фанфары заглушили неудачу на другом направлении - парламент параллельно похоронил все инициативы о создании новых органов по борьбе с коррупцией.

А вот это уже трагично, пишет УП

Отклоненные документы поручали создать специальный следственный орган - Антикоррупционное бюро, предназначенное исключительно на расследования коррупционных преступлений в госсекторе.

Существовало несколько версий законопроекта, различающихся фактической подведомственностью Бюро - президент или кабмин; численностью штата; возможностью расследовать преступления в частном секторе и так далее. В последнем законопроекте, поданном в парламент президентом и успешно проваленным Радой, АКБ - это организация на 700 человек, главу которой назначает президент и которая, фактически, занимается лишь ТОП-чиновниками и госслужащими.

Закон, безусловно, не был совершенен - последняя его версия, пожалуй, слишком расширяла полномочия президента в отрасли борьбы с коррупцией, которая все-таки не совсем соответствует его конституционному профилю. Однако отсутствие этого закона - и соответствующего органа - делало и делает несовершенной всю украинскую государственную систему. На что уже неоднократно намекали западные партнеры.

Пожалуй, этот закон был даже важнее закона о люстрации. В первую очередь, потому, что он конкретнее и быстрее.

Если люстрационный законопроект намечает очень масштабный план действий, фактическое исполнение которых можно затянуть на годы - и честно парировать, что у всех так: например, в Польше люстрация уже десятилетиями идет - то план создания Бюро был выписан четче и требовал намного меньших усилий для своего воплощения.

Дело - только за политической волей и парой месяцев времени.

Более того, скорейшее принятие этого документа в формулировке 'законодавчі пропозиції стосовно незалежного антикорупційного органу' было одним из требований Евросоюза для выделения Украине дальнейших траншей финансовой помощи общим объемом около 1 миллиарда евро.

Проще говоря, реальный орган борьбы с коррупцией, деятельность которого можно отслеживать и оценивать, с которым можно сотрудничать - одно из проявлений 'приличного поведения', необходимое для дальнейшего сближения Украины и ЕС. И просто для того, чтобы дали денег.

Итак, что же произошло в парламенте?

Развитие событий

Если вкратце - триумф тихого, но беспощадного саботажа.

Сначала ничего не предвещало беды.

Спикер Александр Турчинов, министр юстиции Павел Петренко и глава профильного комитета Виктор Чумак доступно пояснили народным избранникам важность законопроекта. В его защиту торжественно высказались Павел Розенко, УДАР, Олег Осуховский, 'Свобода', и Андрей Кожемякин из 'Батькивщины' - все пообещали полную поддержку со стороны своих сил. От внефракционных в пользу необходимости создания бюро высказался Николай Рудьковский.

Для того чтобы проголосовать последнюю версию закона, необходимо было отклонить два предыдущих его варианта. По предложению Турчинова это было проделано, после чего в сессии был объявлен перерыв. За этот перерыв профильный комитет по борьбе с коррупцией и организованной преступностью Виктора Чумака успел рассмотреть и одобрить поданный президентом законопроект.

Все шло по плану.

После перерыва закон представил представитель президента в Раде Руслан Князевич. Но к этому моменту уже появились заметные поводы нервничать. Часть депутатов просто покинула Раду.

Два ключевых закона - о борьбе с коррупцией и о люстрации - повисли в воздухе. Первая попытка включить антикоррупционный закон в повестку дня набрала лишь 201 голос. С третьего раза, впрочем, получилось, хоть и с минимальным перевесом - 226. Однако тут фокус внимания присутствующих сместился на люстрационный законопроект.

Итог - две попытки проголосовать закон об Антикоррупционном бюро. Обе провалены. Максимум - 218 голосов.

Показательно, что буквально за пару минут до этого для закона о люстрации нашелся 231. Очевидно, что речь шла не об отсутствующих. Просто ряд лиц решил не поддерживатьсоздание антикоррупционного органа. Не объяснив эту позицию публично.

Пионер, ты в ответе за все

Александр Турчинов обещал выследить всех, кто 'завалил' законопроект, и опубликовать их имена в 'Голосе Украины'. Здесь, конечно, не 'Голос Украины', но нам тоже было интересно.

Понять, кому именно нужно сказать 'спасибо' за провал, помогает сопоставление двух голосований - за закон о люстрации, успешно набравший 231 голос, и за возвращение к рассмотрению антикоррупционного закона, пролетевшее с 218-ю голосами. Разница между голосованиями - две минуты.

Открывается замечательная картина, представленная в инфографике ниже.

 Кликните на изображение для увеличения

Из мажоритарщиков, не поддержавших законопроект, и чьи фамилии на слуху, 'знакомее' других Павел Балога, младший брат Виктора Балоги. Ныне он, при фактической поддержке Блока Петра Порошенко, идет мажоритарщиком по Закарпатью - и, очевидно, проходит. Отметим плюрализм мнений в семье Балог: его старший и более известный брат законопроект поддержал.

'Самый богатый ударовец, после Кличко', по официальным декларациям, Валерий Ищенко, - ныне 37 номер в избирательном списке Блока Петра Порошенко - чуть было не стал живым примером нарушения партийного обещания отдать за проект все голоса, что есть в зале. Однако позже подал заявление на имя Турчинова, попросив считать его голос голосом 'за'.

Присутствует в списке и Владимир Зубик - бизнесмен, в свое время оперативно перешедший из БЮТ в ПР, а позднее из ПР сначала в 'Суверенную европейскую Украину', а после во внефракционную неприкаянность. Среди прочего, Владимир Владимирович известен тем, что ухитрился подать печально известный закон 'Об основах языковой политики', не присутствуя в зале. В контексте коррупции его имя часто связывали с 'Ливелой' - компанией-'прокладкой' на рынке нефтепродуктов, нанесшей госбюджету убытков на, ни много ни мало, 3 миллиарда гривен.

Есть в нем и Игорь Палица, 'посол Коломойского в парламенте' и, по совместительству - именно так, 'по совместительству' - губернатор Одесской области. Не возьмемся, впрочем, утверждать, что Палица лично присутствовал в парламенте. Но его карточка была на первом голосовании. И отсутствовала на втором.

Особенно 'мило' смотрится неголосование за Антикоррупционное бюро Сергея Кацубы - единственного из 'Суверенной европейской Украины'. Фамилии Кацуб - это небольшой клан, два брата и отец - фигурируют в, пожалуй, крупнейшем коррупционном скандале последних лет - закупке так называемых 'вышек Бойко', буровых платформ для Черноморнефтегаза. Брат депутата, Александр Кацуба, до недавних пор был его замглавы.

И опять, как и в случае Балог - похвальный плюрализм мнений в семье! Отец голосует и за люстрацию, и за борьбу с коррупцией, сын же сразу после голосования по люстрации куда-то пропадает. Возможно, с честью самолюстрируется на упреждение.

А вот экс-регионал Александр Онищенко известен широкой общественности чуть меньше. В основном, тем, что, будучи депутатом облсовета Киевщины и баллотируясь в Раду по одному из местных округов, сумел не только накормить избирателей продуктовым наборами, но и притащить в славный город Кагарлык целого Жана Клода ван Дамма. Более узкой общественности он также известен как бизнесмен-энергетик, связанный с группой Дмитрия Фирташа, а также как человек, которого медиа ранее связывали с бандой 'Киселя'.

Ну и, конечно, нельзя не упомянуть целый отряд парламентских штыков 'Батькивщины' - Руслана Богдана, Елену Колганову, Степана Курпиля, Александра Чубатенко, Владимира Шульгу, Елену Кондратюк и Ирину Купрейчик.

Все они, кроме Курпиля, вновь идут на выборы - большинство по списку Батькивщины, а Шульга и Купрейчик - мажоритарщиками 'Народного фронта'. Характерно, что если бы все эти представители фракции 'Батькивщины' проголосовали - напомним, как минимум за голоса членов партии 'Батькивщина' ручался Андрей Кожемякин - до прохождения закона остался бы всего лишь один голос.

Как еще можно выкрутиться

Все вышеперечисленное, конечно, очень печально, но делать что-то надо.

Создание АКБ - прямой и насущный интерес Украины. Тут не отвертишься.

Можно спорить о том, какие из предложенных законопроектов были лучше, но откладывание этой инициативы в долгий ящик чревато тем, что борьба с коррупцией останется там же, где была все предыдущие годы.

Вариантов действий, впрочем, осталось немного. Многое зависит как от депутатов, так и от президента, уже успевшего несколько раз публично заявить, что держит вопрос на личном контроле.

Формально у Рады остался один, завершающий сессионный день - 14 октября. На который еще и ряд нардепов просто не явится - у них округа, которые надо окучивать. Провести все процедуры, включая переподачу законопроекта под другим номером, рассмотрение в комитете и голосование...

Не то чтобы это невозможно, но неизбежно придется игнорировать регламент. А создавать Антикоррупционное бюро с нарушением закона как-то даже слишком по-украински.

К счастью, есть и иные варианты. Но ни один из них не прост и не безупречен.

Во-первых, возможен вариант внеочередной сессии парламента, посвященной именно этому законопроекту, на которой законопроект будет чинно, красиво и полноценно представлен - как вариант, премьер-министром, как формальным автором законопроекта; депутаты его обсудят и примут какое-то решение.

Это - самый цивилизованный из способов и наименее осуществимый в практической реализации. Поскольку требует не только переубедить сомневающихся, но и собрать депутатов в зале в разгар предвыборной кампании. Такая задача представляла бы определенную сложность даже для связки Клюев-Янукович, а Порошенко и Яценюк, как показывает практика, свои штыки контролируют значительно хуже.

Тем не менее, похоже, именно этот вариант принят за основной: Арсений Яценюк попросил Александра Турчинова созвать такое внеочередное заседание на 7 октября. Посмотрим, как выйдет - и сколько народных избранников проголосуют 'против' ногами.

Во-вторых, возможен вариант депутатского покаяния. Вариант решения, при котором ряд депутатов сам обратится к спикеру с просьбой вновь поставить антикоррупционные инициативы на голосование с аргументацией от 'простите, дяденька, осознали вину перед Родиной', до 'а у меня как-то карточка не сработала'.

Украинский парламентаризм такие прецеденты знает. Но, опять-таки, нужны гарантии, что будет достаточное количество голосов.

Наконец, в-третьих, возможен вариант временного отступления. Для этого президент должен, во-первых, уговорить европейских партнеров повременить с оценкой исполнения этого условия. Во-вторых, сформировать большинство по итогам парламентских выборов. И, в-третьих, заставить его проголосовать нужный законопроект.

Минус этого способа - теряется драгоценное время. С таким успехом ввести закон в действие можно будет не раньше середины ноября. Следовательно, само АКБ, учитывая время, необходимое на его фактическое формирование, заработает ближе к весне 2015-го года, и то при условии, что выборы его директора не превратятся в многосерийную эпопею, чего тоже, в принципе, совсем исключать нельзя.

Показательно, что в такую неудобную позу украинское руководство поставило и себя и странусамостоятельно.

Вина лежит и на депутатах-саботажниках, и на временно объединившейся тройке премьера, президента и спикера, продавивших в тот день и закон об особом правовом статусе территорий Донбасса, и закон о люстрации, но не сумевших настоять на создании АКБ.

Теперь, если они действительно намерены что-то делать в этом направлении - им придется потрудиться намного серьезнее.

Памятуя, что это попросту необходимо для страны.

Виктор Трегубов, специально для УП

Новые обещания
FACEBOOK GROUP