Об этом говорят: Банковская распродажа

29 Мар 2016 10:49

Не так давно прозвучало обвинение директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физлиц в адрес главы НБУ Валерии Гонтаревой о том, что Нацбанк сознательно заблокировал продажу активов проблемных банков.

Не так давно прозвучало обвинение директора-распорядителя Фонда гарантирования вкладов физлиц в адрес главы НБУ Валерии Гонтаревой о том, что Нацбанк сознательно заблокировал продажу активов проблемных банков. 

Заместитель директора-распорядителя ФГВФЛ Александр Кияк заявил, что НБУ всячески тормозит процесс реализации залоговой недвижимости. В Фонде намекают, что речь идет о коррупционной схеме. Сначала Гонтарева требует от Фонда продавать малоликвидные объекты по завышенным ценам, затем под предлогом малых объемов продаж и вовсе запрещает ФГВФЛ прикасаться к залоговому имуществу. Очевидно, что глава НБУ пытается дискредитировать руководства Фонда, чтобы перебрать контроль над процессом реализации залогов.

В ФГВФЛ признают, что реализация активов обанкротившихся банков идет действительно непросто. Как утверждает Александр Кияк, в 2015 году реализовали имущества всего на 1,2 млрд грн. Хотя на продажу были выставлены активы стоимостью 25 млрд. По словам главы Фонда Константина Ворушилина, 79% ликвидной массы, выставленной на продажу, составляют кредиты, продать которые очень сложно. «Кредит нужен либо тому, кто его взял (выкупить, погасить, и забыть о долге), либо рейдеру, который, купив право требования по кредиту, сможет забрать интересный залог и продать его дороже. Есть и такие кредиты, залоги по которым давно выведены и вместо них появились, например, фиктивные ценные бумаги непонятных эмитентов», - поясняет он.

Тем не менее, в этом году Фонд запланировал продать активов на 7,5 млрд. Правда, после оценки объема и ликвидности активов цифра была увеличена до 15 млрд.

Вместе с тем, Кияк подчеркивает, что НБУ, похоже, вообще не заинтересован в продаже залоговых активов. В подтверждение своей версии он приводит тот факт, что НБУ выставляет залоговое имущество по ценам, завышенным в несколько раз. Ликвидность активов никак не отвечает их стоимости. Другими словами, чем менее интересен объект потенциальным покупателям, тем выше его цена. В качества примеров Кияк назвал активы обанкротившегося «Еврогазбанка».

«Под рефинансированием Нацбанка достаточное количество ликвидных активов «Еврогазбанка»: отель в Киеве и отельный комплекс в Трускавце. Первый объект Нацбанк сам предварительно оценивал в 25 млн грн. Потом приходит письмо: «Продавайте за 170 миллионов гривен». Трускавецкий объект на самом деле стоит 70-80 миллионов гривен. Это рынок, так и НБУ раньше оценивал, а теперь согласовывает цену продажи в 450 млн. грн. Возникает вопрос: а что изменилось за несколько месяцев? Экономика возросла, нет отбоя от инвесторов?», - возмущается зам директора Фонда.

На сайте НБУ с прошлой недели вывешен список залогов, которые банки – банкроты предоставляли Нацбанку под выданное им рефинансирование. Есть данные и по «Евгрогазбанку». Из всех объектов недвижимости, которые можно идентифицировать как отель, в списке представлен лишь один – «целостный имущественный комплекс» площадью 742,2 квадратных метра.

По логике представителей НБУ выходит, что небольшой отельчик в Киеве можно продать, исходя из стоимости квадратного метра в 9-10 тысяч долларов? Во-первых, сейчас в принципе нет таких высоких цен на столичную недвижимость за исключением единичных элитных апартаментов в самом центре. Во-вторых, девелоперы отмечают, что сегмент коммерческой недвижимости переживает не лучшие времена. Заполняемость гостиниц в столице по-прежнему не превышает 40-50%. Если кто и захочет купить подобный отель, считают риэлторы, то исключительно руководствуясь его дешевизной.

То же самое касается и объекта в Трускавце – спального корпуса санатория «Женева», который отдельно от остального комплекса продавать достаточно проблематично. Если действительно стоит цель реализовать такой актив, то лишь путем значительных уступок по цене.

По мнению Кияка, чем дольше НБУ затягивает процесс согласования продажи залогового имущества, тем меньше шансов получить за него «живые деньги». Ведь кроме недвижимости в залоге находятся еще и транспортные средства – локомотивы, самолеты, вертолеты, сельхозтехника, грузовики и т.д. – оценочной стоимости 1,5 млрд.грн. Что-то ржавеет от долгого простоя, что-то просто разворовывают. Понятно, что со временем цена всего этого может лишь снижаться.

Эксперты утверждают, что НБУ ведет себя так, словно действительно не заинтересован в продаже активов. По мнению финансового эксперта Владислава Мотузинского , чтобы реализовать имущество проблемных банков, нет смысла выставлять завышенные цены. Ведь рынок перенасыщен залоговым имуществом, и реализовать его за рыночную стоимость, да еще и быстро – практически нереально.

По мнению председателя Комитета экономистов Украины Андрея Новака, есть две причины, по которым НБУ может выставлять залоговые объекты по завышенным ценам.

«Либо он действительно хочет выручить как можно большие суммы, либо разыгрывается спектакль, чтоб потом, когда оно (имущество) не продастся по завышенным, продавать по заниженным ценам, или забрать себе функцию по его продаже», - отметил эксперт. «У нас очень сложное социально-экономическое положение. Как следствие, мы имеем сейчас минимальные цены на все – на недвижимое и движимое имущество. И естественно, что расти эти цены будут только с улучшением социально-экономического положения. Но пока не вижу таких перспектив в 2016 году», - резюмировал Новак.

Все эти факты складываются в одну схему, которая, по мнению народного депутата, члена комитета Верховной Рады по противодействию коррупции Игоря Луценко, имеет все признаки коррупции. Сначала НБУ ликвидирует малые и средние украинские банки – специалисты уже не раз обращали внимания, что Гонтарева не борется за проблемные финучреждения, а с готовностью их закрывает. Затем из уравнения выводится Фонд гарантирования вкладов физических лиц. Потом устанавливаются заоблачные и создаются невыполнимые условия для случайных покупателей. Получается, что НБУ выгодно, чтобы это имущество не было реализовано, и чтобы к нему не было доступа другим продавцам. Ведь тогда можно его реализовать позже. Без лишних участников. Своим людям. С учетом собственных интересов.

«Сотрудники Нацбанка (которые, кстати, входят в управленческие структуры Фонда гарантирования вкладов, провоцируя конфликт интересов), с целью контроля над продажей активов преждевременно признают определенные банки такими, которые подлежат ликвидации», - говорит нардеп.

По его словам, действия главы НБУ это также пиар-ход: «есть такие-то объекты, и мы продаем их очень дорого, ни в коем случае не будем уступать цену», пишет glavcom.ua

«При этом львиная доля имущества идет по другим схемам. Уверен, что есть огромное количество имущества, которое продается по непрозрачным ценам», - утверждает нардеп.

Константин Ворушилин опроверг слухи о том, что он якобы подал в Генпрокуратуру жалобу на главу НБУ Валерию Гонтареву из-за конфликта вокруг продажи активов банков-банкротов. И это понятно, «сор из избы» пока решено не выносить. Однако можно предположить, что после смены Генпрокурора действиями Гонтаревой действительно могут заняться правоохранители.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP