Новая повестка Петра Порошенко

29 Авг 2016 11:08

Со снятием санкций с России в январе 2017 года у Кремля пропадает стимул и смысл выполнять Минские договора. Можно даже сказать, что жить Минску-2 осталось, по сути, максимум полгода.

Со снятием санкций с России в январе 2017 года у Кремля пропадает стимул и смысл выполнять Минские договора. Можно даже сказать, что жить Минску-2 осталось, по сути, максимум полгода. Поэтому Киев ищет варианты как работать в новых международных условиях.

Выступая на параде в честь 25-летия Независимости, президент Порошенко произнес, кроме всего прочего, мало кем замеченные, но весьма важные слова: 

«…возникает вопрос, а какая гарантия, что все наши оптимистические планы не останутся на бумаге? Ответ очевиден. Главный наш гарант – это Вооруженные силы Украины. И это куда более серьезней, чем Будапештский меморандум», – отметил Порошенко под аплодисменты зрителей.

О Будапештском меморандуме президент упомянул не красного словца ради – у LB.ua есть все основания полагать, что Петр Порошенко готовится серьезно изменить подход к внешней политике Украины.

Невыполненные обещания

Первичная трактовка очевидна. Как известно, по Будапештскому меморандуму в 1994 году Украина отказывалась от ядерного оружия, а взамен ядерные страны –США, Россия и Великобритания обязывались:

1. уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины;

2. воздерживаться от угрозы силой или её применения против территориальной целостности и политической независимости Украины, никогда не применять никакие вооружения против Украины (кроме как в целях самообороны или каким-либо иным образом в соответствии с Уставом ООН);

3. воздерживаться от экономического принуждения, направленного на то, чтобы подчинить своим собственным интересам осуществление Украиной её суверенных прав и таким образом обеспечить себе какие бы то ни было преимущества;

4. добиваться незамедлительных действий со стороны Совета Безопасности ООН с целью оказания помощи Украине как государству-участнику Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающему ядерным оружием, в случае, если она станет жертвой акта агрессии или объектом угрозы агрессии с применением ядерного оружия;

5. не применять ядерное оружие против Украины как государства-участника Договора о нераспространении ядерного оружия, не обладающего ядерным оружием (кроме как в случае нападения на них, их территории или зависимые территории, их вооружённые силы или их союзников таким государством, действующим вместе с государством, обладающим ядерным оружием или связанным с ним союзным соглашением). 

Кроме того, Франция и Китай, как члены «ядерного клуба» и полноправные участники «Договора о нераспространении ядерного оружия», вместо подписания меморандума выпустили соответствующие заявления. Основное отличие этих их заявлений от Меморандума состоит только в отсутствии пункта об обязательных консультациях при возникновении спорных ситуаций.

Спустя 22 года после подписания меморандума – в самом начале российской агрессии – Украина имела полное право рассчитывать на выполнение подписантами Будапештского меморандума – США и Великобританией – взятых на себя обязательств. Увы, и Лондон, и Вашингтон ограничились громкими заявлениями, а позже – введением санкций. Что дает основания утверждать: обязательства по Будапештскому меморандуму не выполнила как Россия, аннексировавшая Крым и развязавшая войну на Донбассе, но и США и Великобритания.

Для этого американцы и британцы находят много дипломатических и юридических уловок, подбирают соответствующие формулировки. Например, американские дипломаты в частных разговорах говорят, что не считают Будапештский меморандум юридически обязательным для США, так как при подписании многостороннего договора, с точки зрения международного права, каждая страна исходит из своего внутреннего законодательства.

Учитывая, что на начальном этапе военной агрессии России против Украины мы остро нуждались в любых формах международной поддержки, пускай и исключительно на словах, на весьма прискорбном факте не выполнения Будапештского меморандума США и Великобританией Киев внимание особо не акцентировал.

Киев держит нос по ветру

Однако, сегодня – в контексте грядущих изменений международной повестки, данные обстоятельства приобретают качественно иной контекст.

«Вы обратили внимание на мою фразу относительно Будапешта? Я произнес ее неслучайно», – сказал президент на закрытом совещании с послами, через несколько часов после парада. Порошенко не стал вдаваться в детали, но дал ясно понять, что просит считать озвученное прямым руководством к действию.




«Мы сейчас это будем всячески во внешней политике реализовывать», – подтвердил LB.ua высокопоставленный источник в АП.

Собеседники LB.ua, которые присутствовали на закрытом заседании, уточняют: слова Порошенко стоит понимать как подготовку Украины к изменениям внешнеполитического контекста вокруг нашей страны и российской агрессии. Прежде всего – вероятного снятия (частичного) санкций ЕС против России, а также возможный приход к власти в ключевых странах континента более лояльных к России политиков.

«Киев должен быть к этому готов– не возлагать слишком большие надежды на международных партнеров», – так трактует слова Петра Порошенко источник LB.ua в дипломатическом корпусе.

Кроме того, своим примером Порошенко показал дипломатам, что критиковать международных партнеров можно и нужно – особенно там, где они заслужили. В первую очередь это может касаться невыполнения вышеупомянутого Будапештского меморандума, затягивания с безвизовым режимом, а также завершения ратификации ЕС Соглашения об ассоциации с Украиной.

Стоит отметить, что в следующие полгода не предполагается много существенных международных событий, во время которых будет рассматриваться тема Украины: саммит «Большой двадцатки» в Китае в сентябре носит экономический уклон и украинский вопрос если и будет подниматься, то в кулуарах и по касательной; саммит ЕС 16 сентября в Братиславе, где будет рассматриваться общая концепция реформирования ЕС, Украины вообще не касается; встречи в «Нормандском формате» Россия срывает, и эксперты поговаривают даже о его «преждевременной кончине»; США до ноября заняты своими выборами,а новый президент приступит к своим обязанностям только с января 2017 года.

Самое важное начнет происходить уже с 2017 года: сессия ПАСЕ, вступление в должность нового президента США. Также до 31 января 2017 года действуют санкции ЕС (против финансового, энергетического и оборонного секторов) России, и в начале года должен быть решен вопрос об их дальнейшей судьбе.

Все это время кремлевское лобби, коррумпировавшее не одну сотню европейских политических топов (будем называть вещи своими именами, – LB.ua), агрессивная информационная политика Москвы будут работать на снятие (или хотя бы послабление) санкций и возвращение России в клуб ведущих мировых государств.

И хотя соответствующее решение о санкциях Евросоюз доложен принимать на основе выполнения Россией Минских договоренностей – а с этим, как видно на практике, большие проблемы, но экономические интересы стран ЕС видимо перевесят. Сколько бы Ангела Меркель не заявляла о том, что оснований для снятия санкций она не видит, сохранить же европейское единство в этом вопросе после января 2017 будет крайне сложно. Все больше стран выступают за возобновление экономического сотрудничества с РФ, даже в ущерб демократических ценностей, декларируемым принципам и международному праву: если сначала о необходимости снятия санкций говорили преимущественно испанцы, итальянцы и венгры, то сейчас клуб «друзей России» растет.


Правда, лоббисты снятия санкций почему-то умалчивают, что их экономика страдает не столько от европейских санкций против России, как от контр-санкций Москвы – которая запрещает ввоз иностранной продукции в РФ. А указ о продлении российских контрсанкций президент России Владимир Путин подписал аж до конца декабря 2017 года. Поэтому европейским лидерам надо четко понимать – вопрос о досрочном доступе европейских товаров на российский рынок будет приниматься по каждой стране отдельно. Но для этого европейцам придется пройти через унизительную процедуру личных собеседований в Кремле с Путиным.





Очевидно, снятие санкций с России в Украине будет воспринято (особенно – излишне экзальтированной частью украинского общества) как безусловная «зрада» – как свидетельство категорической внешнеполитической «импотенции» отечественной власти.

В действительности, подобное развитие событий – по меткому наблюдению ряда европейских экспертов – засвидетельствует, в первую очередь, слабость самого Европейского Союза. Не способного придерживаться последовательной позиции и отступающего под натиском того самого кремлевского лобби.

Кроме того, возможное снятие антироссийских западных санкций с 2017 года вряд ли улучшит экономическое состояние РФ. Ведь в России в разгаре системный экономический кризис,и для частичного восстановления экономики даже при благоприятных условиях понадобится от пяти до десяти лет.


«Я сотни раз говорил в российских СМИ, что у нас системный экономических кризис. Как бы ни хотелось некоторым западным и украинским ньюсмейкерам обвинить в кризисе санкции, это не так. Забавно, что этим приемом очень активно и очень странным образом пользуются и некоторые украинские политики, и российская пропаганда – и те и другие преувеличивают значения санкций. Наши беды не из-за них, наши беды – это системный экономический кризис», – сказал в интервью LB.ua экс-министр экономики РФ Андрей Нечаев.

По его словам, замедление, а потом и падение основных макроэкономических показателей началось с 2012 года – задолго до Крыма, обострения геополитической ситуации и до падения цен на нефть. А санкции и падения цен на нефть ситуацию усугубили, но не явились первопричиной.

Да, и цены на нефть, от которой зависит благосостояние России, снятие санкций точно не поднимет.


Кроме того, подобная корректировка международной внешнеполитической ситуации может существенно отсрочить вопрос решения проблемы Донбасса: со снятием санкций с России в январе 2017 года у Кремля пропадает стимул и смысл выполнять Минские договора. Можно даже сказать, что жить Минску-2 осталось, по сути, максимум полгода.

В этих условиях становится понятным, почему Порошенко на параде противопоставил украинские вооруженных силы международным гарантиям безопасности.




При этом не стоит считать, что Киев смирится с внешнеполитическими изменениями и опустит руки. Скорее наоборот.

Например, Киев, вероятно, ответит инициативой по созыву консультаций стран-подписантов Будапештского меморандума (статья 6). Такая попытка уже предпринималась в самом начале военной агрессии России, но Москва тогда ожидаемо отказалась. Скорее всего, откажется она и сейчас. Правда, другие страны-подписанты будут только рады, что ответственность за срыв договоренностей понесет Кремль – ведь они и сами не горят желанием выполнять подписанные в 1994 году обязательства.

В этой ситуации Киев ничем не рискует: срыв консультаций по Будапештскому меморандуму станет очередной демонстрацией международной беспомощности.Как говорится, «повторение мать учения» – особенно для западных партнеров.

***

В каком-то смысле, слова Петра Порошенко о Будапештском меморандуме напоминают известное изречение русского царя Александра III о двух надежных союзниках его империи – своих же армии и флоте. Что ж, прагматичная внешняя политика с четким пониманием того, что защитить нашу страну от агрессора не сможет ни Берлин, ни Вашингтон, а исключительно наши Вооруженные силы – это именно то, чего Украине не хватало в последние годы. Как, впрочем, и умения разговаривать с нашими западными партнерами на равных – без заискивания и вечного украинского плача «дайте нам немножечко денег». 

Впрочем, для более жесткой внешней политики необходимы системные внутренние изменения. А это намного сложнее, чем к корректировка своей дипломатии.


Соня Кошкина

Соня Кошкина

Шеф-редактор LB.ua

Игорь Соловей

Игорь Соловей

руководитель отдела "МИР", LB.ua



Новые обещания
FACEBOOK GROUP