Неудавшийся переворот в Турции: что нужно знать украинцам

18 Июл 2016 12:21

В Турции была попытка военного переворота. Попытаемся проанализировать ситуацию в Турции как она видится из Украины. Тем более, что там масса занимательных сюжетов, которые полезно знать украинцам.

В Турции была попытка военного переворота. Попытаемся проанализировать ситуацию в Турции как она видится из Украины. Тем более, что там масса занимательных сюжетов, которые полезно знать украинцам.

Действующие лица

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Лидер Партии справедливости и развития. Которую называют партией «умеренных исламистов». С одной стороны, да — правая партия, где идеология щедро замешана на традиционных ценностях. В случае с турками «традиционные ценности» — ислам. Но в исполнении ПСР это «ислам с человеческим лицом». Просвещённый и продвинутый, пишет hvylya.net

Ещё в бытность свою премьером Эрдоган начал несколько реформ в стране. Первое — реформа образования и науки. Да, вместо экономики человек занялся «школами и университетами». Стране нужны были кадры. Маленький пример — бюджет Министерства образования за 10 лет (премьерства и президентства) вырос в 5 (пять) раз.

Далее были гарантии инвесторам, изменение налоговой политики, рынок земли и государственные инфраструктурные проекты. Об одном из них я недавно писал. За 10 лет страна, которая не имеет собственных нефти и газа и не имела инфраструктуры их поставки, превратилась в крупнейший транспортный хаб. Если что-то и убьёт украинскую ГТС — так это турецкая система, завязанная на нескольких поставщиков (в отличие от Украины). ГТС Турции динамично развиается. Кому интересно — вот ссылка на статью. В том тексте, правда, я был оптимистом, оценивая украинские перспективы. Украина потеряла год. Турки работали — начали тянуть газо- и нефтепровод в Италию. Провели успешные переговоры с Казахстаном и Туркменистаном. Кстати, стрельба в Казахстане была как раз в регионе, через который планировалось проложить «трубу», завязанную на South Caucasus Pipeline и на Trans-Anatolian Pipeline.

Результат политики не заставил себя ждать. Страна идёт по пути модернизации и усложнения экономики. Рост ВВП за 10 лет (даже если отбросить пропаганду ПСР) всё равно впечатляет — по разным оценкам составляет от 55% до 67%.

Кстати, с точки зрения экономики, законности, коррупции, гарантий неприкосновенности бизнеса Турция давно выполнила все требования для вступления в ЕС. Есть проблемы касательно соблюдения прав человека, нерешённой проблеме Кипра, а так же геноциде армян. Кстати, тот же Эрдоган сделал в своё время интересное заявление — он готов публично признать массовые убийства, но после международного расследования событий – турецко-армянской комиссией, что так и не была создана. Одна из причин — стратегический альянс Турции и Азербайджана, который на фоне проблемы Карабаха является «красной тряпкой» для Еревана. А пока нет расследования — президент Турции отрицает факт преступлений. Пока президент Турции отрицает факт преступлений — его осуждает «цивилизованное сообщество». Как-то так.

Ещё один минус у Эрдогана — постепенный курс на усиление собственной власти. Началось вытеснение и армейской элиты из политического поля. Лозунг «армия в мирное время должна сидеть в казармах» был выдвинут как раз спикерами ПСР. Такая позиция ослабила влияние военных, которые были гарантом светского курса Турции со времен Ататюрка. Но это ослабление было похоже на сжатие пружины. Каждая следующая «отвоёванная сфера влияния» давалась президенту все сложнее. Сопротивление возрастало. В прошлом году Эрдоган частично «дал заднего». Был достигнут определённый компромисс. В частности на юго-востоке — территориях, где активно действуют курдские повстанцы приоритет оперативных решений был перенесён командирам гарнизонов. Гражданские власти могут лишь «рекомендовать» те или иные меры оперативного характера.

Получается, что Эрдоган при всех его плюсах и минусах достаточно интересная фигура. Он проводит реформы в самой Турции. Являясь исламистом он не даёт политической системе скатиться на уровень религиозно-политической — ограничивает (временами и рубит на корню) попытки духовных лидеров вмешаться во внутриполитическую кухню. При этом являясь всё же исламистом, он показывает, что существует «ислам европейского толка». Такая Турция может являться примером для целого ряда стран региона.

Турецкая армия

Очень и очень интересный институт. Как в Османской Империи, так и в Турецкой Республике есть культ военных. Он оправдан. Военные ВУЗы выделяются уровнем образования. К тому же в турецкой армии является нормой отправка молодого способного офицера получать дополнительное образование за рубежом.

Так было уже давно. В историю Великой Порты лезть не буду. Однако, известному каждому школьнику Ататюрку и его НРП предшествовали «новые османы» и «младотюрки». Группы, которые стремились реформировать и модернизировать Османскую империю в 19 — начале 20 века. И те, и другие в значительной мере состояли из офицеров армии.

В конце концов, именно военным был Мустафа Кемаль, известный нам как Ататюрк. Армия обеспечила и устойчивость его власти. Она же стала гарантом проведения реформ. Особенно секуляризации общественной и политической жизни.

Не удивительно, что позднейшее устройство государства основывалось на армии. Она была вначале «стержнем страны». А потом просто предохранителем. Или, если пользоваться терминологией последователей «великого турка» — стражем основ государства. Которые, к слову, в момент создания Турции насаждала и «охраняла» без лишних либеральных соплей.

В дальнейшем функции сохранились. Общество считало не просто допустимым — нормальным вмешательство армии в политическую жизнь. А сделать это было не сложно. Судите сами. У вас есть костях из офицеров с прекрасным образованием и есть возможность донести их идеи до «широких масс». А заодно приучить к мысли, что офицеры могут и должны высказывать своё мнение не «только о военном деле». В стране всеобщая воинская обязанность и каждый мужчина проходил через сито армии.

Восприятие офицерского звания как признака элитарности, к слову, сохранилось до сих пор. Этому способствует и система образования «от лицея до академии» и сам процесс. Когда слушателя/студента перед приёмом на следующий этап экзаменуют, кроме основных дисциплин, на «культурный и духовный уровень».

Фактически речь идёт о создании своеобразной касты внутри турецкого общества. Неудивительно, что армия в последние 60 лет как минимум 5 раз вмешивалась в политический процесс. Были и перевороты. А были и просто заявления, приводившие к концу карьеры кандидатов в президенты.

Фетуллах Гюлен

Ещё одно действующее лицо. Влияние данного гражданина Турции, проживающего в США трудно переоценить.

Человек, родившийся в семье имама и делавший карьеру как исламский философ и духовный лидер объявлен «виновным в попытке переворота». Интересно, учитывая то, что Гюлен по своим взглядам очень и очень близок к Эрдогану.

Посудите сами. Человек, выступающий за демократию как наименьшее из зол, осуждающий терроризм и насилие в политической борьбе. И призывающий дать «моральный отпор» крайним исламистам, пытающимся «приватизировать ислам». Широко известна цитата Ф.Гюлена ««Любая агрессия, давление или притеснение меньшинств или невинных гражданских лиц противоречит высоким идеалам и духу Корана».

Гюлен проповедует культ науки и просвещения. Справедливо замечая, что на заре ислама именно мусульманский мир был наиболее просвещённым. Именно он приравнял «изучение математики, физики, химии к поклонению Аллаху». «Просвещённые» православные Украины на такое пока не отважились.

Гюлен выступает за соблюдение прав человека, свободу женщин и межкультурный (в том числе межрелигиозный диалог). При этом утверждает, что демократия и ислам неплохо совмещаются. А поэтому выступает последовательным противником полной секуляризации общества.

Согласитесь, неординарная личность. Такой мусульманский духовный лидер весьма симпатичен представителям ЕС, США. Да и внутри страны людям, которые боятся излишнего присутствия религии в политике. При этом Гюлен называет себя «последовательным исламистом».

Предпосылки для широкой популярности и влияния есть. Не только предпосылки. Можно поспорить кто более влиятелен в Турции — Гюлен или Эрдоган. Разница лишь в том, что первый воспринимается больше как моральный и духовный лидер, а второй политический.

Так оно, кстати, до недавнего времени и было. Приход к власти «исламистов» в Турции — это победа Гюлена и его общественного движения «Hizmet» (добрые деяния, служение). Такая себе параллельная структура без формального членства, объединяющая студентов, учёных, состоявшихся профессионалов и бизнес. Хизмет создал предпосылки для усиления Партии справедливости и развития Эрдогана. Можно сказать подготовил им людей и подготовил общество к их приходу ПСР во власть.

Не удивительно, что в начале своего премьерства Эрдоган весьма лестно отзывался о Гюлене. Многие ожидали возвращения духовного лидера. Как-никак Гюлен находился в США с 1999 года. Это связано среди прочего с преследованиями со стороны (уже бывших) светских властей Турции. А так же с состоянием здоровья.

Если бы Гюлен вернулся и работал вместе с Эрдоганом, позиции умеренных исламистов в Турции были бы непоколебимы. Но движение Hizmet или по другой версии Cemaat (сообщество) не ставит перед собой краткосрочных политических целей. Оно «всего навсего» занимается трансформацией общества. Что, учитывая 8 миллионов «членов» вполне реально. Особенно, исходя из того, что эти люди — наиболее образованная и активная часть общества.

Предпосылки кризиса.

После прихода к власти в 2003 году, Эрдоган занялся укреплением своей политической власти. Чему, естественно, препятствовал институт армии. А так же, Гюлен с его «служением». Он хоть и не вмешивался напрямую в политику, но сказать своё веское слово мог.

Дальше смотрим историю усиления ПСР и лично Эрдогана. Первую победу на выборах партия получила в 2002 году. Президентом в то время был последовательный оппонент исламистов Ахмет Сезер. Бывший военный, кстати. Тем не менее Партия справедливости и развития сформировала свой кабинет (коалиционный, но с большинством ставленников ПСР). Экономическая политика которого позволила одержать две следующие победы — 46% на парламентских выборах 2007 и президентских в том же году. 11-й президент страны, Абдулла Гюль был членом кабинета Эрдогана и вполне разделял ценности партии.

Это позволило начать политику усиления власти.

В 2007 году возникло дело «Ergenekon» — подпольной националистической организации. Более 240 арестованных (в том числе военных). Формальный повод — 28 гранат в доме отставного офицера и убийство армянского журналиста, приписанное Эргенекону. Были осуждённые, а уже через 2 года оправдательные приговоры посыпались как из рога изобилия.

Тем не менее, это был важный этап подготовки масштабной политической кампании — референдума по конституции 2010 года. Результатом которого стало уменьшение влияния военных трибуналов, лишение неприкосновенности военных-участников переворота 1980 года. Кроме того, произошло увеличение количества судей Конституционного Суда с 11 до 17 человек. Причём 14 из них утверждал президент страны. Это уничтожало «военную квоту» в КС. Формально новая конституция была «более демократична». О ней красиво говорила Венецианская комиссия. Руководители стран ЕС не скупились в комплиментах.

В реальности дело шло у монополизации власти ПСР. Сразу после принятия нового основного закона был осуждён руководитель переворота 1980 года Ахмет Кеннан Эврен. На два пожизненных срока. Ирони в том, что если бы в далёком 1980-м не была уничтожена коалиция левых с исламскими фундаменталистами, «умеренные исламисты» ПСР вряд ли возникли. Или, как минимум , не пришли бы к власти 20 лет спустя.

Стоит отметить, что в агитации за референдум движение Гюлена (которое контролировало ряд ведущих СМИ страны) заняло осторожную позицию. С одной стороны поддерживали идеи ПСР, но с оговорками. Примерно как ведут себя «плюсы» Коломойского в Украине по отношению к Порошенко сегодня.

Само собой, что следующей мишенью Эрдогана должно было стать именно «Hizmet». Что и случилось в 2011 году. Был арестован журналист за книгу İmamın Ordusu (армия Имама). Суть книги — расследование документов упомянутого «Ergenekon». Журналист показывал явные нестыковки, а так же описывал реальные группы и группировки, способные повлиять на политику Турции. Власти книгу изъяли и объявили о связи движения Гюлена с «Эргенеконом». Началась война за ресурсы и влияние.

Ответ «Hizmet» не заставил себя долго ждать. Всё-таки ресурс в виде последователей из различных государственных организаций (в том числе и следствия), журналистов недооценивать не стоит. Разгорелся коррупционный скандал 2013 года. Основные фигуранты, естественно, лидеры списка ПСР. Лично премьера и президента не обвиняли. Но масштаб проблемы заставлял усомниться в их «чистоте».

10 августа 2014 года Эрдоган победил на первых в стране прямых выборах президента Турции, вступил в должность 28 августа 2014 года. 

Противостояние продолжается. 2015 год ознаменовался «подвешенным парламентом» — ни одна партия не получила достаточного числа голосов для «монопартийного кабинета», а в коалицию с ПСР — лидером гонки никто не захотел идти.

Новые выборы дали необходимые голоса.49,5% и 317 из 550 членов парламента – хороший результат. Но ради такой победы пришлось пойти на уступки. Военным. На фоне усиления нестабильности в провинциях, с курдским меньшинством и войны в Сирии Эрдоган пошёл напопятую в наступлении на военных. Так, в проблемных регионах была усилена роль военных гарнизонов. Гражданская власть может там лишь предлагать меры, которые касаются безопасности и правопорядка. В том числе местная экономика и транспорт. Решающее слово за начальником местного гарнизона. Он же и есть реальная власть.

К лету 2016 года президент Эрдоган подошёл с весьма незавидным раскладом:

  • Военная элита настороженно наблюдает за действиями президента и в принципе не лояльна ему.

  • Эрдоган умудрился завести врага в виде идейного экс-союзника Гюлена за которым структура из 8 миллионов турков — грозная сила.

  • Это всё происходит на фоне нестабильности вдоль границ страны и кризиса в отношениях с несколькими ключевыми государствами региона (Россией, Израилем, Сирией, Египтом и т. д.)

А результаты предыдущих парламентских выборов говорят сами за себя. Для победы на следующих нужна или помощь военных, или Гюлена. Или объединение нации перед лицом смертельной угрозы.

Переворот или фарс

А дальше случается переворот.

Первое, что бросается в глаза при чтении сводок — уровень полномочий его организаторов. Там нет высокопоставленных военных. Выступление организовывали офицеры рангом полковника и ниже. Первые их действия были направлены не на уничтожение/нейтрализацию президента, а на нейтрализацию военной элиты.

Второе — реакция тех же самых военных – руководства и личного состава. Частей, которые бы «выжидали» практически не было. Небольшие группы «путчистов» были быстро уничтожены или блокированы верными своему руководству частями и соединениями.

Третье — единство реакции политических сил. Практически все более-менее крупные игроки заявили о поддержке Эрдогана и призвали народ на улицы.

В таком случае напрашивается вопрос: на что надеялись организаторы? Широкой поддержки армии у них не было. Поддержки со стороны населения тоже нет. Не было и политических союзников.

Это логично — военная элита, почувствовав слабость президента понемногу отвоёвывала сферы влияния. Брать власть с помощью переворота им незачем. А планы правительства страны по усилению роли Турции как регионального центра силы вполне по душе. И сулят дальнейшее усиление влияния армии. Ведь регион назвать спокойным никак нельзя.

Гюлену власть сегодня тоже не нужна. Точнее говоря,  он её имеет через своих последователей. А занимается, он, повторю, изменениями общества. Формальные политические посты тут ни к чему. Тем более, что в значительной мере разделяет подходы Эрдогана. Критикует президента за медлительность с одной стороны и постепенную узурпацию власти с другой.

С другой стороны подобная попытка переворота позволяет президенту страны:

  • Мобилизовать общество для резких и невозможных в иной ситуации мер. Это может быть изменения в политике, могут быть непопулярные шаги в экономике

  • Начать политическое (и не только) наступление на оппонентов. Обвинив их в организации путча. Причём одним выстрелом можно убить «двух зайцев» — «прижать» и военных и «Hizmet»

Как результат — усилить собственную власть. Что крайне необходимо Эрдогану в свете нового позиционирования страны как регионального лидера. В экономике и политике.

Но это всё не снимет предпосылок политического кризиса в ближайшем будущем. Начав переформатирование системы власти в стране, нельзя останавливаться на полдороги. Или идёшь до конца, или исчезаешь. Не только в Турции — везде.

P.S. Развитие ситуации в Турции наводит на определённые размышления по Украине. Если отбросить успешную экономику первой и кризис во второй, параллели в политической борьбе заметны. Поэтому и у южных, и у северных берегов Чёрного моря будут происходить очень интересные события.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP