Настоящая оппозиция: Ярош или Левочкин?

5 Дек 2014 00:00

'Оппозиционный блок' рискует потерять право на монополию в оппозиции. Сразу после оглашения результатов выборов бывшие регионалы начали активно закреплять за собой статуса единственной оппозиции в Раде и стране.

На сайте партии ежедневно тиражируются заявления бывших одиозных соратников Януковича о том, что в сегодняшнем парламенте - они единственные, кто контролирует власть, будет добиваться социальной справедливости и соблюдения прав и свобод, пишет Главком

В то же время все чаще звучит мнение, что самая серьезная оппозиция власти будет внутри самой коалиции и в группах, которые только сейчас формируются в парламенте. Туговатое голосование за Кабмин - очередное подтверждение тому.

Конкуренция в рядах оппозиции

Неожиданно высокий результат 'Оппозиционного блока', которому еще в средине избирательной кампании социологи не гарантировали даже попадания в Раду, дал бывшим регионалам возможность занять выгодную для критики новой власти позицию. Сразу после выборов многие эксперты проводили параллель с 2005 годом, когда казалось, что Партия регионов повержена окончательно и никогда не сможет обрести такую же поддержку как раньше. Не угадали. Меньше чем за два года ПР, после очередного роспуска Рады, взяла ни много ни мало 175 мандатов и получила самый большой процент поддержки, а еще через несколько лет ее лидер выиграл президентскую гонку. Чем закончилась каденция Януковича - это уже другая история.

Сейчас же 'Оппоблок' чувствует себя не весьма комфортно без реальной власти, но и потерять оппозиционный бренд ему не с руки. Как и в не далеком прошлом, больше всего эта политическая сила ратует якобы за интересы промышленного востока. Недавно партия обратилась в Конституционный Суд относительно отмены решения СНБО о прекращении соцвыплат на оккупированных территориях. Для того, чтобы окончательно закрепить за собой это благодатное для пиара поле деятельности, экс-регионалы даже предложили создать под куполом профильный комитет по вопросам Крыма и Донбасса. Видимо, в партии верят, что электоральная перспектива оккупированных территорий для них не иссякла.

Рядом с популистскими высказываниями о социальной несправедливости, кризисе, плохом уровне жизни, требовании увеличения соцвыплат и снижения пенсионного возраста, который как раз во времена Януковича был повышен, проскакивают и излюбленные 'антифашистские' мотивы. К примеру, критикованное в украинском обществе Министерство информации, Александр Вилкул назвал не иначе как 'геббельсовским'.

Первым объявив о своей оппозиционности, 'Оппозиционный блок' сразу же выставил требование на 6 парламентских комитетов: по борьбе с коррупцией, свободе слова, правам человека, правосудию, социальной политике и регламенту. Таким образом, бывшие соратники Януковича вознамеривались контролировать власть, и, что греха таить, решать собственные вопросы. К примеру, через регламентный комитет проходит прошение Генерального прокурора о привлечение к ответственности того или иного депутата. Для большинства из представителей этой политической силы этот вопрос в любой момент мог бы стать ребром.

Наступить на горло песне о каноничности оппозиции в лице Бойко, Шуфрича, Левочкина и Вилкула, 'Оппоблоку' придется после того, как бывшие 'свободовцы' и так называемая 'группа Яроша' также заявила о своих претензиях на эту нишу.

Судя по всему, далеко не все внефракционные депутаты намерены оставаться в роли парламентского 'болота'. Об уходе в оппозицию на днях заявил ряд депутатов, связываемых с олигархом и Днепропетровским губернатором Игорем Коломойским. Один из спикеров 'Правого сектора' Борислав Береза заявил, что настоящая оппозиция - это проукраински настроенные депутаты: он, Дмитрий Ярош, Андрей Билецкий, Владимир Парасюк, Борис Филатов, Юрий Деревянко, а не 'Оппозиционный блок'.

Глава правления Центра прикладных политических исследований 'Пента' Владимир Фесенко считает, что 'группа Коломойского' и бывшие 'свободовцы' вряд ли смогут пошатнуть 'ОБ', так как являются ситуативной оппозицией к нынешней власти. Они якобы в данный период времени обижены на своих коллег из большинства. По мнению политолога, новоявленный оппозиционеры в лице Яроша или 'свободовца' Ильенко чуть более радикальнее тех, кто вошел в коалицию, но у них много общего, в конце концов, все они были на Майдане. 'Идеологически они разные, к тому же, 'Оппозиционный блок' - это представители бывшей власти, сейчас они хотят сохранить оппозиционную монополию в парламенте', - говорит Фесенко. По его мнению, группы 'Народная воля' и 'Экономическое развитие', так называемое парламентское 'болото', являются оппозиционными лишь наполовину. Несмотря на то, что они не вошли в коалицию, часть голосований показала, что они готовы сотрудничать с большинством. 'Жаль, что это оппозиция из прошлого, а не из будущего', - отмечает эксперт.

Директор Агентства моделирования ситуаций Виталий Бала придерживается другой позиции. Тот факт, что кто-то из оппозиции может быть партнером по голосованию с коалицией, никак не отменяет их оппозиционности. 'У них могут быть одинаковые цели, но разное видение путей и инструментов для их достижения', - считает Бала. 'Оппозиционный блок' естественно хочет быть монополистом, но то, что они технологически назвались оппозицией и пытались перетянуть на себя все возможные в этой ситуации комитеты, ничего им не даст. Все, кто вне коалиции, равноправно могут считаться оппозицией', - резюмировал он.

Тем не менее, политический опыт позволяет Сергею Левочкину, которого считают серым кардиналом 'Оппоблока', использовать вывеску оппозиции на все лады. Например, через создание теневого правительства. Владимир Фесенко оценивает такое намерение довольно скептически. 'Они могут демонстрировать свой кадровый потенциал, но мы увидим там только старые лица', - резюмировал он.

Оппозиционность де-юре

По мнению экспертов, проблема нынешней оппозиции заключается еще и в том, что вернувшаяся Конституция 2004 года предполагает создание коалиции, однако, никак не регулирует вопрос деятельности оппозиции. В мире существует несколько подходов к решению этого вопроса. Одним из таких есть признание оппозицией самой крупной фракции, не вошедшей в ряды большинства и сотрудничество с ними, как ядром оппозиции. В прошлых парламентах такая модель могла бы быть вполне эффективной. Однако сейчас конфигурация ощутимо изменилась. За пределами большинства оказались депутаты, позиции которых разные, а то и вовсе несовместимые. В таком случае могла бы применяться другая модель - сотрудничество с отдельными группами, хотя критерий численности все еще был бы весомым.

Согласно аналитической записке Национального института стратегических исследований, в европейской практике за оппозицией принято закреплять следующие права: право на представление в руководстве законодательного органа, право на контроль деятельности парламентского большинства и, соответственно, правительства и право на выражение в парламенте своей позиции. Кроме того, оппозиционерам предлагают влиять на формирование повестки дня, выделив им один день для предоставления собственных законопроектов.

Как дальше жить?

Урегулировать вопрос оппозиционной деятельности пытались в четырех последних парламентах. Инициатором, конечно же, всегда выступала оппозиция. Однако политической воли на принятие такого решения не было. Вплоть до последнего созыва. В апреле со второй попытки депутаты проголосовали за проект №4494 о парламентской оппозиции. Законопроект был представлен в первом чтении и принят за основу. Сначала его поддержали 218 депутатов, а после - 233. Воздержались на тот момент только 'Удар' и коммунисты.

Глава Комитета избирателей Украины Алексей Кошель говорит, что этот закон был принят с подачи регионалов, пытавшихся максимально регламентировать свою деятельность в новом статусе оппозиции. Сейчас ВР может вернуться к его рассмотрению, однако, по мнению эксперта, проект не выдерживает критики.

Кстати, накануне выборов о принятии соответствующего проекта говорила и лидер 'Батькивщины' Юлия Тимошенко. Закон об оппозиции даже был одним из пунктов ее предвыборной программы. Она предлагала отдать оппозиции должность главы Счетной палаты с существенно расширенными полномочиями: возможностью проводить коррупционные расследования и прямо обращаться в суд, не прибегая к посредничеству МВД или Генпрокуратуры.

Политолог Владимир Фесенко такую инициативу не одобряет. Он считает, что Счетная палата должна быть не инструментом оппозиции, а инструментом общего парламентского контроля за расходом государственных средств. 'Это должно работать на государство, иначе это просто превратиться в инструмент взаимной политической борьбы', - считает он.

Совместно представители большинства и меньшинства должны работать и над написанием закона об оппозиции. Тем более, как показывает предыдущий политический опыт, они с завидной регулярностью меняются местами. Нужно учесть, что некоторые нормы не требуют юридического оформления - все дело в политической традиции. К тому же, иногда можно принимать во внимание требование времени. 'Учитывая, что страна находится в условиях войны и аннексии, не лишним было бы отдать должность вице-спикера одному из представителей меджлиса крымскотатрского народа. Таким образом, Украина бы продемонстрировала, что вопрос Крыма не перестал быть актуальным и его хотят вернуть', - считает Алексей Кошель.

Владимир Фесенко уверен, что оппозицию и парламентские традиции нужно уважать. 'Если традиционно у нас пост вице-спикера принадлежал представителям оппозиции, его и сейчас нужно было бы отдать', - говорит эксперт. Существующий расклад с распределений должностей между представителями большинства, по его мнению, является грубым нарушением прав парламентской оппозиции.

Кроме того, не стоит забывать и о Регламенте. 'Существование закона было бы вполне уместно, чтобы было четко прописано, кто является оппозицией - а это не только фракции или группы, у которых в названии есть слово 'оппозиционный', чтобы были выписаны механизмы для перехода в оппозицию. Тогда бы внефракционные депутаты также могли декларировать свою оппозиционность и становиться частью оппозиции, претендовать на должности одного из вице-спикеров, глав комитетов или портфели в теневом правительством, чтобы реализовывать свои инициативы таким образом', - говорит Кошель.

Также в законе стоит четко обозначить, какие должности отходят представителям оппозиции и какой вообще критерий оппозиционности. Это прекратит спекуляции и возможность необоснованного отказа от поддержки всех подряд проектов власти, как это часто бывает.

Впрочем, по мнению эксперта, первое, что нужно сделать - сократить количество комитетов до - 20-21. Это соответствует европейским стандартам - в Европарламенте существует всего 17 постоянных комитетов, а во-вторых, наладит работу парламента и прекратит споры на счет престижности или не престижности того или иного комитета. Неоднократно были случаи, когда в бюджетный комитет стоит очередь, а в 'образование или культуру' идут по остаточному принципу. Вместе с тем, говорит глава КВУ, нужно создать люстрационный комитет, который выпишет все необходимые механизмы очищения власти.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP