На пороге перемен: стоит ли ожидать коллапса Евросоюза

23 Мар 2016 21:58

Миграционный кризис, вызванный войной на Ближнем Востоке, фактически, заставил сомневаться в политической и экономической стабильности Евросоюза.

Миграционный кризис, вызванный войной на Ближнем Востоке, фактически, заставил сомневаться в политической и экономической стабильности Евросоюза. 

По сути, европейские чиновники должны сделать выбор: или провести структурные реформы, или признать несостоятельность европейского объединения. Проблема обостряется еще и тем, что ЕС рискует потерять своих участников — уже летом союз может покинуть Великобритания. Стоит ли ожидать «заката Европы» — разбиралась редакция, пишут vse.media

Склоняют к действиям

Дискуссии по поводу реформ в ЕС особенно усилились после того, как Великобритания подняла вопрос о возможном выходе страны из Евросоюза. Искать на него ответ британцы намерены на референдуме, который пройдет уже в июне этого года.

Это дало основание многим евроскептикам анонсировать «начало конца» Евросоюза, а также создало почву для прогнозов о неизбежности его развала с потерей такого члена ЕС как Великобритания.

Однако со временем стало понятно, что британцы просто используют тему референдума в качестве определенной политической спекуляции. Ведь это дает возможность Великобритании добиваться от официального Брюсселя реформ, необходимость проведения которых в ЕС назрела давно.

Лондонский «трюк» сработал, и уже 19 февраля на саммите ЕС, британские и европейские политики согласовали компромиссный пакет реформ. Их реализация, по идее, должна удержать Великобританию от выхода из содружества европейских государств.

При этом, официальный Лондон добился значительных уступок, хотя федеральный канцлер Германии Ангела Меркель назвала их «незначительными». «Думаю, что мы не слишком много пошли на уступки Великобритании», — заявила на саммите канцлер ФРГ.

Впрочем, несмотря на немецкий скепсис, британцам, по сути, удалось добиться особого статуса для свой страны в ЕС. О чем подданным королевства поспешил тогда же сообщить премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон в своем микроблоге Twitter: «Во время переговоров я добился договоренности, которая даст Соединенному Королевству особый статус».

В частности, Великобритания будет освобождена от выплаты социальных пособий трудовым мигрантам из других европейских государств с 2017 по 2023 год. Кроме того, Лондон заручился гарантией о приостановке дальнейшей политической и финансовой интеграции своей страны в ЕС, а также добился самостоятельность в принятии решений в сфере национальной безопасности.

Впрочем, по большому счету, британцы всегда и так были в ЕС «на особом положении»: на страну не распространяется действие Шенгена, используется английский фунт, а не евро, а также страна не выполняет целый ряд других норм, обязательных для остальных участников ЕС.

Вместе с тем, сложившаяся «британская ситуация» вовсе не означает, что референдума о выходе из ЕС в Великобритании не будет — дату его проведения — 23 июня — официальный Лондон так и не отменял. Но, при этом, очередная волна европейских реформ после подписания соответствующего соглашения между Брюсселем и Лондоном неизбежны.

По мнению аналитиков, именно четкая определенность в реформаторских планах, как и необходимость сплочённости ведущих государств в условиях обострения не только внутренних, но и внешних вызовов заставили Дэвида Кэмерона изменить свою позицию.

По мнению старшего научного сотрудника Института всемирной истории НАН Украины Максима Яли, не последнюю роль в этом сыграли такие факторы, как наличие военного конфликта в Украине и возможная угроза военной агрессии в адрес отдельных стран-участниц ЕС и НАТО (в первую очередь — прибалтийских стран), наплыв мигрантов из Сирии.

«Сразу же после достижения договорённости, Кэмерон официально заявил, что будет агитировать британцев за сохранение страны в составе Евросоюза. Он также отметил, что возможный выход Великобритании из ЕС по итогам предстоящего этим летом референдума не станет решением проблемы миграции для страны, — пояснил Яли. — Сейчас мы увидим активную информационную кампанию по агитации за невыход из состава ЕС. В частности, уже в апреле, возможно, состоится визит американского президента Барака Обамы в Великобританию с целью поддержки именно этой идеи».

Под покровом реформ

Важно понимать, что постоянное реформирование структуры ЕС не является чем-то экстраординарным для европейцев. Традиционно вопрос модернизации европейского содружества становится актуальным после очередного тупикового или напряжённого момента во внутренней политике ЕС.

Например, когда в 2005 году отдельные европейские государства заблокировали принятие общей для всего союза конституции (британцы, кстати, и тогда собирались провести референдум по этому вопросу) вместо неё был принят компромиссный Лиссабонский договор о будущей структуре евросодружества.

Сейчас же пойти на подобный шаг и анонсировать референдум о выходе из ЕС Великобританию вынудили беспрецедентный миграционный кризис, вызванный войной на Ближнем Востоке, негибкая система европейских соцстандартов, а также экономические проблемы в сфере конкуренции.

Впрочем, некоторые эксперты, считают, что Евросоюз опоздал с проведением реформ. В частности, по мнению политолога Кирилла Молчанова, фатальным для ЕС было расширение в 2004 году. Тогда членами евросодружества стало около 10 страны Восточной Европы. «Во-первых, это окончательно разбалансировало систему принятия консенсусных решений. Во-вторых, экономически страны настолько разношёрстные, что, по сути, старая Европа содержит новую», — отметил эксперт.

Молчанов также считает, что у стран-участниц до сих пор нет единого мнения по поводу выхода из обострившегося миграционного кризиса. «Поэтому, скорее всего, в ближайшее десятилетие ЕС в нынешнем виде прекратит своё существование и ужмётся, как шагреневая кожа, до размеров старой Европы», — подчеркнул он.

Следует отметить, что время от времени в странах ЕС звучат призывы от различных политических сил, как правило от евроскептиков, о выходе конкретной страны из ЕС или о пересмотре ряда соглашений с Брюсселем.

Так, например, в Финляндии в конце прошлого года неоднократно раздавались возгласы о необходимости вынести на референдум вопросы о выходе страны из ЕС и возврате финской марки. Однако до конкретных шагов дело не дошло. Во многом потому, что, несмотря на многочисленные проблемы и недостатки ЕС, всё же его члены видят в нём больше позитивных моментов, связанных и безопасностью, и с экономикой. Хотя государства — участники признают необходимость реформирования союза. Вопросы модернизации касаются и ключевых внешнеполитических вопросов.

Как отмечает президент неправительственного аналитического центра Полесский фонд международных и региональных исследований Геннадий Максак: «Сейчас пересматривается внешняя политика и политика безопасности ЕС, что связано непосредственно с кризисами, возникающими по периметру границ. Новая глобальная стратегия ЕС должна быть представлена уже в июне 2016 года шефом европейской дипломатии Могерини. Эта стратегия будет значительно отличаться от декларативной стратегии безопасности ЕС, разработанной Хавьером Соланой ещё в 2003 году», — уверен эксперт.

Максак уверен, что новый документ будет построен с учётом новых угроз в регионе. «Хотя агрессивная политика России не будет прямо прописана как угроза. ЕС будет вынужден также трансформировать свою политику соседства, учитывая низкую результативность предыдущей политики. Будет делаться акцент на привнесение стабильности и экономического развития в регионах на юг и на восток от своих границ. На долгосрочном горизонте с определённой долей вероятности можно говорить о возможности формирования Оборонного Союза в ЕС, возможности которого не будут связаны напрямую с НАТО», — объяснил Геннадий Максак.

Украинский фактор

Во многом из-за ситуации в Крыму и Донбассе и действий России европейцы начали задумываться о политике безопасности у себя. Это заставило их серьёзно пересмотреть свои отношения с россиянами и украинцами во многих сферах.

Украинский фактор, является сейчас важным аспектом в стратегическом и тактическом планировании в ЕС. Однако, несмотря на то, что учредительные документы ЕС устанавливают политику открытых дверей для потенциальных новых членов в союз, тем не менее, среди европейцев нет единой точки зрения по украинскому вопросу.

Одни страны, такие как Литва, Польша, Швеция открыто поддерживает Украину, другие же, например, Кипр, Словакия, Чехия и Венгрия хоть и постоянно высказываются о своей поддержке украинцам, всё же пытаются сохранить хорошие отношения и с Россией.

Эти противоречия особенно актуальны накануне референдума в Нидерландах, который назначен 6 апреля и будет касаться вопроса ратификации Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Это событие станет своего рода тестом, экзаменом для европейцев в своём отношении к Украине.

Комментарий: Мизрах Игорь Аркадьевич – политический эксперт

Некоторые в Европе забывают, что планета – это многоквартирный дом, и даже если твоя квартира чистенькая и аккуратная, а рядом морят тараканов – оставшиеся в живых бегут к тебе. Только тут люди, а не насекомые — как к ним относятся те, кто их «морит» — к ним-то в дом они не побегут, до Америки бежать далеко, а вот Европа маленькая и, как оказывается теперь, «не резиновая».

Можно сказать, политика мульти культуризма Европы потерпела сокрушительное поражение, в том числе и миграционное.

Европа стала заложником ситуации, которую сама создала. В частности, ее действия в отношении Ливии, в отношении других ближневосточных стран, показали, что, если вмешиваться активно, в том числе и военным способом, то можно получить эффект отдачи, который заключается в том, что из стран, которые были подвергнуты хаосу, перманентному состоянию войны, будут активнейшим образом исходить мигранты.

Дикая ситуация с тысячами беженцев сложилась после того, как НАТО фактически уничтожил и Ирак, и Ливию, после того, как в результате великого голода в Южной Африке, в Сомали произошло множество бедствий, в том числе и гражданская война. После того, как НАТО разрушил Сирию гражданской войной. Сейчас у людей нет выбора – они либо погибнут, либо сбегут. Бегут не только из Сирии. Существует целый рынок фальшивых паспортов Сирии, которые иммигранты и беженцы приобретают в попытках получить убежище в ЕС. Очень быстро появились «бизнесмены», которые покупают поддельные сирийские паспорта, потому что именно сирийцы имеют право на получение убежища во всех странах-членах Европейского союза.

Тут же нашлись люди, которые этим занимаются в Восточной Европе, в Турции, в Греции, в других странах, которые это дело поставили на поток и зарабатывают на этом деньги, но в общем ситуация чрезвычайная. Но эта чрезвычайная ситуация вызвана совершенно безответственной политикой НАТО и, прежде всего, США, и они это признали, сами сказали, что это их ошибка, но от этого никому не легче. В любом случае доминирующую роль играли США, а отдуваться приходится Евросоюзу, потому что до США далеко добираться.

Настораживает только поведение Германии – люди, ослепленные правительственной пропагандой, требуют новых и новых мигрантов, относятся к ним, как к «малым детям», хотя едут в Европу в основном здоровенные мужчины. Тем не менее, волна недовольства поднимается, и государственная полиция теперь защищает не граждан своей страны, а именно новоприбывших — от граждан своей страны.

При довольно высокой для ЕС безработице арабам и гостям из жаркой Африки предоставлено право получать работу в первую очередь, при поступлении в ВУЗ в Германии с них не требуют аттестата (да и откуда, они же бежали из пламенеющей войной страны), хотя от немца будут требовать хороших оценок и положительных характеристик. Есть одно но — мигранты не слишком охотно идут на работу. А зачем идти работать, если пособия хватает на все, если жилье бесплатное, а развлечения повсюду? Теперь в «землях» Германии вместо звона католических колоколов можно услышать, как кричит муэдзин в громкоговоритель по утрам, палаточные лагеря уродуют главные улицы Мюнхена. А что касается «бедных и несчастных» беженцев, то они, вкусив сполна радостей сытой Европы, с удовольствием пользуются плодами либерализма – чувствуют себя свободно, переходят улицу, где хотят, справляют нужду в песочницах, берут в кредит технику, хотя не собираются платить, или просто воруют. Они приехали со своим уставом, но не обнаружили в Европе никакого «монастыря». Новые граждане устраивают свои порядки, которые многим коренным жителям больше напоминают беспорядки.

Итак, в 2015 г. в Германию по общим подсчетам уже должно поступить до 800 тыс. запросов о предоставлении убежища (и это только «официальные» запросы – наводняют же Европу армии именно нелегальных мигрантов, «потерявших паспорта»). Германия принимает больше, чем любая другая страна ЕС – зачем это ей? Народ не против. Есть, конечно, и те немцы, что протестуют — в Дрездене прошла серия акций против нашествия мигрантов, организованная консервативным движением ПЕГИДА. В демонстрациях приняли участие десятки тысяч человек. Их оппоненты заговорили о радикализации расизма, о новом фашизме в Европе — такие разговоры не приветствуются, в частности в проштрафившейся Германии, в Швеции (где, кстати, закон о расовой чистоте был отменен только в 70-ые гг. прошлого века — до этого без лишних слов стерилизовали всех «неполноценных» по умственным или внешним качествам людей).

Результатом такого прибытия смуглых чужаков к успокоившимся было после ужасов Второй мировой европейцам, в особенности к немцам, будет конечно же усиление крайне правых, и я предполагаю множество эпизодов межэтнической резни, а там, глядишь, и про фюрера вспомнят германские старики и расскажут у боевых костров о нем молодежи.

Мигранты окажутся реальной угрозой для рабочих мест самих жителей Западной Европы, и действия против них эти европейцы будут рассматривать именно как самозащиту. Такая ситуационная ксенофобия — то есть возникающая и исчезающая по миновании этих обстоятельств — дело, к сожалению, весьма распространенное, практически неизбежное. Но, как показывает весь мировой опыт, ситуационная ксенофобия с изменением ситуации, как правило, пропадает.

Не верится, что прагматичная Меркель пошла на разграбление своей страны и всей Европы в угоду США просто по доброте душевной. Неужели ей приятно смотреть, как лицо Германии меняется, а вместе с ним и меняется само население. Хотя старая цивилизация Европы давно пугала своей дряхлостью, нации Старой Земли стремительно стареют – детей там предпочитают рожать по одному на семью, чтобы и самим насладится жизнью и дать мифическое «все, что надо» своему единственному чаду, а медицина помогает европейцу дожить в среднем до 90 лет. В результате стариков в благополучной Европе стало больше, чем детей, молодежь не хочет работать на заводах, а хочет сочинять музыку, заниматься йогой и путешествовать. В условиях надвигающейся волны мирового кризиса, который по масштабам некоторые аналитики сравнивают с Великой депрессией, такие ленивые или старые европейцы капиталу не нужны. Сегодня мы видим воплощение целенаправленной политики:

Нестабильная ситуация в ЕС выгодна Штатам. В Европейском союзе есть очень мощное атлантическое лобби, которое проводит проамериканскую политику в ЕС. И ослабление ЕС, его десубъектизация как мирового политического игрока — в интересах США и их транснациональных корпораций.

Ослабленного партнера легче контролировать, чем сильного. Это естественно. И мигранты здесь, безусловно, являются инструментом давления. Плюс ко всему есть такое подозрение, что мигрантов используют еще и такие организации, как Исламское Государство. Потому что ИГИЛ, создавая хаос в регионе Большого Ближнего Востока, фактически создает невыносимые условия для проживания местного населения, которое также автоматически будет пытаться проникнуть в Европу через тот же остров Лампедуза, через Италию, через Грецию, через Македонию, Сербию, Венгрию, ну и дальше уже в страны Центральной и Западной Европы. Мигранты – это такое социальное, экономическое оружие исламистов против Европейского союза.

Обычно беженцы – и это всем понятно – женщины и дети. Самое странное в этих мигрантах – это то, что они в большинстве своем выносливые, сильные мужчины разного возраста, которые, по сути, сейчас и воюют в своих странах.

Социальный кризис в Европе будет нарастать, пока не будут приняты эффективные меры по защите границ от такой экспансии. Это форма экспансии. Естественно, боевики ИГИЛ тоже под маской беженца могут быть, ведь туда едут именно те, кто может силой завоевывать свои позиции в новом государстве. И идут на это только те, кто может проявить силу против этого государства – то есть даже боевики и ИГИЛ, и других организаций.

Скорее всего, новые мировые войны будут похожи на сеть локальных конфликтов. Возможно сделать предположение, что в некотором роде мы сами находимся в состоянии Третьей мировой войны, но, возможно, пока этого не осознаем, потому что начало Второй мировой войны тоже выглядело, как какие-то дипломатические игры, внешнеполитические решения, даже когда речь шла о захвате Польши. И тогда еще никто не знал, что это уже Вторая мировая война. Может быть, и сейчас суммарная сеть локальных конфликтов по своим военно-политическим и стратегическим последствиям может быть сопоставима с мировой войной.

Может ли дикий наплыв «бешенцев», наглых, пришедших не за куском хлеба и бутылкой воды, а за жизнью богатого бюргера, спровоцировать внутренние конфликты в странах ЕС? Могут ли обостриться отношения между странами Евросоюза из-за непопулярных решений Меркель навязывать другим незваных гостей? А могут ли сами между собой поссориться македонцы, ливийцы, африканцы и сирийцы, не поделив что-то? Все это — вопрос времени, заготовки для множества мелких, но жестоких конфликтов в Европе уже есть, остается ждать, когда кто-то подожжет фитиль.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP