На Банковой дернули стоп-кран: Донбасс оставляют без статуса

22 Янв 2016 18:30

Все идет к тому, что второе чтение изменений в Конституцию по децентрализации будет перенесено на неопределенный срок – в повестке на следующую пленарную неделю этот вопрос отсутствует.

Все идет к тому, что второе чтение изменений в Конституцию по децентрализации будет перенесено на неопределенный срок – в повестке на следующую пленарную неделю этот вопрос отсутствует. 

Разрекламированный проект децентрализации стал заложником скандального пункта переходных положений, по которому порядок управления на территории «отдельных районов Донецкой и Луганской областей» определяется специальным законом, пишет Главком

Дали задний

Еще полторы недели назад замглавы фракции «Блока Порошенко» Игорь Кононенко уверял «Главком», что после окончания всех праздников депутатов будут убеждать проголосовать за законопроект о децентрализации вместе с противоречивой нормой об «особом статусе Донбасса», поскольку этого требуют наши международные обязательства. И всерьез рассчитывал найти в зале необходимые триста голосов. Уже на этой неделе Кононенко прогнозировал, что децентрализация будет вынесена в зал 28 января, и именно на эту дату планировалась мобилизация штыков от президентской силы.

Но параллельно происходили и иные процессы – так 51 депутат вдруг подготовили обращение в Конституционный суд с просьбой растолковать, что же означает термин «следующая очередная сессия», на которой по процедуре необходимо принимать любые изменения в Конституцию во втором чтении. Напомним, что в первом чтении проект децентрализации уже был проголосован 31 августа на прошлой сессии и текущая сессия даже была продлена на неделю, чтобы успеть проголосовать его в целом. Потому как если депутаты не успеют сейчас – придется запускать всю процедуру заново. Цель хитрого хода с обращением в КС с просьбой разъяснить терминологию на поверхности: желание и нынешнего цейтнота избежать, и процедуру не сорвать. В случае нужного парламентариям вердикта суда проголосовать во втором чтении можно будет в течение всей следующей сессии – то есть со 2 февраля до 2 сентября.

Изменилась и риторика близких к Банковой спикеров – если ранее от них звучали мантры, что изменения в Конституцию нужно обязательно принимать, то теперь уже и у президента говорят об отсутствии консенсуса в обществе и выдвигают определенные условия России и поддерживаемым ею сепаратистам. Сначала деньги, потом – стулья. Пробный шар забросил близкий к АП политтехнолог Виктор Уколов, который написал в «фейсбуке», что «если ссылка на особый порядок самоуправления Донбасса ведет к разделению, а не к объединению, значит надо от него временно отказаться». А в четверг было распространено заявление верного президентского штыка Ирины Геращенко: она, во-первых, сказала, что Президент положительно воспринял депутатскую инициативу по подаче запроса в КС (будто он сам его не мог подать), во-вторых, отметила, что второе чтение конституционных изменений возможно только после «очевидного и решающего прогресса в осуществлении безопасности и гуманитарных пунктов Минских договоренностей». Также Геращенко призвала давить на «страну-нарушителя и оккупанта – РФ».

Фактически у Порошенко вооружились риторикой соратников по коалиции, которые отказывались голосовать за «особый статус Донбасса» в том числе и потому, что проголосованные ранее компромиссные законы не сильно-то утолили кровожадность Москвы. Объективно говоря, Петр Алексеевич и сам не горел большим желанием играть во все эти конституционные игры, поскольку имеет крайне слабое представление, что же дальше делать с оккупированными территориями, после того как они будут наделены особыми правами. Но обязательства перед западными партнерами, которые настаивают на конституционном процессе, надо выполнять. Интересно, что заявление Геращенко прозвучало после многочасовой встречи в Давосе Порошенко и вице-президента США Джозефа Байдена – судя по всему, Вашингтон был проинформирован о конституционной «заминке» и даже дал на нее добро.

Поймет ли Запад

«Думаю, на встрече Порошенко с Байденом обговаривались разные сценарии – и как двигаться дальше, если удастся проголосовать за проект, и что делать, если он не будет проголосован, – считает политолог Владимир Фесенко. – Судя по заявлению Геращенко, речь идет о согласованной позиции по ужесточению позиции Украины. Ведь противоположная сторона сейчас ведет себя по-хамски на переговорах, не выполняя своих обязательств и провоцируя нас. Поэтому Украина решила ответить адекватно, показав, что никаких подарков делать не собирается. Но жаль, конечно, что в жертву приносятся изменения по децентрализации».

Говорят, сигнал, что Украина не будет спешить с конституционной реформой, европейцы получили во время недавнего визита в Киев от посланников Меркель и Олланда. Маленькие фракции коалиции, с которыми они проводили встречи, популярно объяснили европейским партнерам, почему не будут поддерживать изменения в Конституцию, и высокие гонцы уехали домой изрядно озадаченными.

При этом президент Франции Франсуа Олланд в очередной раз призвал не затягивать выполнение Минских соглашений: «Каждая сторона должна выполнить свои обязательства: Украина должна проголосовать за конституционную реформу, а Россия должна оказать давление и провести прозрачные выборы на востоке». Позже Белый дом распространил информацию, что Барак Обама и Ангела Меркель в телефонном разговоре «подчеркнули свою твердую приверженность ускорению полного выполнения Минских соглашений всеми сторонами». Теперь вопрос – воспримут ли в западных столицах перенос голосования по «особому статусу Донбасса» как сознательное торможение «Минска-2»?

Фесенко допускает, что Киеву будет сложнее объяснить ужесточение своей позиции европейцам, чем американцам: «Европейцы по-разному отнесутся к откладыванию конституционного вопроса. Бесспорно, в Европе найдутся деятели, которые воспользуются ситуацией и будут выступать с идеями смягчить санкции против России, но для нас принципиально важно, чтобы к нашей позиции с пониманием отнеслись американцы, активизировавшие участие в переговорном процессе. То, что и Россия активизировалась (приезд Грызлова, встреча Суркова с Нуланд), означает, что ситуация для нее непростая, и нам есть смысл попытаться выбить из Москвы максимальные уступки – в частности, увязать шаги со своей стороны с вопросом передачи границы на время избирательного процесса под совместный контроль Украины и ОБСЕ. Если же Россия на уступки не пойдет, тогда надо показывать свою принципиальность. Для нас пока реинтеграция Донбасса – не самоцель, на которую надо идти любой ценой. Но сложность в том, что и Россия, и Запад пытаются ускорить процесс реализации Минских договоренностей».

Заместитель директора Института мировой политики Сергей Солодкий напоминает, что Украина неоднократно показывала заинтересованность в мирном урегулировании конфликта с самого начала российской агрессии, но односторонним уступкам пришло время положить конец.

«На Западе у части политиков, которые подверглись пропаганде России, почему-то сложилось впечатление, что ключ к решению конфликта лежит в Киеве, – говорит Солодкий. – То ли Украина нечетко артикулировала свои аргументы, то ли это наивность западных партнеров – сложно сказать. Поэтому нам надо на всех уровнях объяснять партнерам логику своих решений. Конечно, на Западе хотят быстрее решить конфликт, но точно так же понимают, что Украина вынуждена идти на этот шаг. Не думаю, что мы потеряем доверие наших партнеров, если все им правильно объясним, правда – на нашей стороне».

Солодкий отмечает, что больше всего европейцы боятся нового витка агрессии на Донбассе: «Конституционные изменения все равно не могли бы стать гарантией того, начнет ли РФ наступление или нет. Но под прессингом этого фактора Украину и далее побуждали бы выполнять Минские договоренности – рано или поздно нам нужно было сказать «стоп».

Референдум?

Сам по себе финт по затягиванию голосования вряд ли позволит со временем найти в парламенте недостающие голоса. У фракций коалиции есть плохо скрываемое неприятие Минских соглашений, на которые Порошенко давал добро, не посоветовавшись с парламентариями, поэтому и взывать к депутатской совестливости и ответственности не выходит. И пока трудно представить, какие уступки и изменения в поведении Кремля смогут поменять это мнение. Поэтому главная надежда Банковой – перенести решение проблемы на потом, а там или ишак сдохнет, или падишах умрет. Судя по нынешнему состоянию российской экономики, наверняка есть расчет, что на фоне рухнувших нефти и рубля «башни Кремля» будут с каждым днем все более сговорчивыми и как минимум свой главный и единственный козырь – вооруженную эскалацию – в ход пускать не осмелятся из-за опасения новых санкций. Хотя к гадалке не ходи, что Кремль и подконтрольные ему боевики «ДНР» и «ЛНР» поднимут шум по поводу того, что Киев опять срывает Минские соглашения, и на фронте возможно обострение. Но на Западе тоже хватает своих проблем – беженцы, кампания по возможному выходу Британии из ЕС, референдум о европейской ассоциации Украины в Нидерландах, президентская кампания в США… И Украине важно приложить максимум усилий, чтобы не выпасть из глобального поля зрения.

Почему Петр Порошенко принял решение притормозить процесс принятия поправок в Конституцию


«Все нынешние заявления не надо рассматривать как окончательные, это своеобразный зондаж реакции, – говорит политолог Вадим Карасев. – Во многом на переговоры по Донбассу влияет и общая экономическая ситуация в мире, где главную роль играют не танки, а биржи. Поэтому, видимо, принято решение не спешить, не давать стопроцентных гарантий, смотреть на реакцию внешнеполитических партнеров. Порошенко же не хочет этих конституционных изменений, потому что есть большие риски, но есть и обязательства. И все будет зависеть от того, что нам пожелают западные партнеры».

Как вариант решения проблемы Донбасса звучат предложения вынести вопрос о дальнейшей судьбе региона на референдум – мол, пусть все решает непосредственно народ, а не продажные депутаты. Такой механизм мог бы даже устроить Порошенко, который самоустранился бы от этой проблемы, но и у него есть масса недостатков.

«Референдум только все усложнит, да и с юридической точки зрения действующий закон о референдуме «от Лавриновича» сомнительно легитимен и не очень демократичен, – пожимает плечами Фесенко. – К тому же, очень вероятно, что результат референдума окажется «фифти-фифти».

Хотя к гадалке не ходи, что Кремль и подконтрольные ему боевики «ДНР-ЛНР» поднимут шум по поводу того, что Киев опять срывает Минские соглашения.

Пока же на Банковой дернули стоп-кран, ожидая решения Конституционного суда об «очередности» сессий. КС уже приучил, что освящает все, что отправляют в него из Администрации Президента (пусть никого не смущает, что обращение депутатское): самый свежий вердикт – сегодняшний одобрямс по судебной реформе, которую и будут голосовать на ближайшей пленарке «вместо» децентрализации. Поэтому мало сомнений, что и в этот раз суд растолкует все, как надо, но только выход из «донбасского тупика» это никак не приблизит.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP