Мнение: Зачем Петру Порошенко миротворцы

20 Фев 2015 10:59

Еще совсем недавно украинская сторона отвергала возможность введения миротворцев, уверяя, что сама способна обеспечить порядок.

Высшее руководство страны все-таки решило обратиться в ООН и ЕС для разворачивания на территории Украины миротворческих миссий. Соответствующее решение принял СНБО на своем последнем заседании, после того, как такую идею неожиданно озвучил его глава Петр Порошенко.

 Президент заявил, что успел обсудить такую возможность с участниками минской встречи, так как подозревал, что пророссийские боевики не будут исполнять договоренность о прекращении огня, пишет Главком

МИД Украины уже готовит такое обращение, дело также за Верховной Радой, которая должна поддержать решение СНБО. Причем в идеале миротворцы должны расположиться как на зафиксированной линии столкновений, так и на неконтролируемом участке украино-российской границы.Такое требование высказал Порошенко в сегодняшних телефонных переговорах «нормандской четверки».

Интересно, что еще совсем недавно украинская сторона отвергала возможность введения миротворцев, уверяя, что сама способна обеспечить порядок в случае вывода с Донбасса российских войск. По словам самого Порошенко, опыт Приднестровья и других «замороженных» конфликтов, где находятся миротворческие миссии, показывает, что государство теряет суверенитет на этих территориях. Кроме того, операция по размещению миротворцев с мандатом ООН займет не один месяц. Тем не менее, сейчас позиция Киева кардинально поменялась и он фактически согласился на «заморозку».

«Очевидно, решение о миротворческой миссии давалось Президенту непросто, – считает заместитель директора Института мировой политики Сергей Солодкий. – Со времени своего президентства он приложил максимум усилий для того, чтобы восстановить суверенитет над районами, дестабилизированными российской стороной. Миротворчество, наверное, находилось в виде своеобразного «Плана Б», о котором в Украине предпочитали не говорить публично. Сейчас, очевидно, наступил момент, когда президент был вынужден прибегнуть к такому чрезвычайному шагу».

Теперь ключевой вопрос – из кого именно должна комплектоваться миротворческая миссия. Реакция многочисленных главарей самопровозглашенных «республик» на «миротворческий» вопрос сумбурна – они то приветствуют ввод миротворцев, то хотят, чтобы это были миротворцы только из России и Беларуси, то уверяют, что не пустят контингент на границу с Россией… В любом случае, ключевая роль в этом вопросе за Москвой. Начнем с того, что ООН просто не сможет принять такое решение без согласия России как постоянного члена Совбеза ООН. И согласие-несогласие Путина на замораживание конфликта на востоке с помощью внешних игроков, которые разделят воюющие стороны, покажет – действительно ли он хочет выйти из этой войны, в которой неожиданно для самого себя так глубоко завяз, либо же не намерен отступать.

Пока возможное введение миротворцев в России комментировали только персонажи «второго эшелона» российской политики и дипломатии. Так небезызвестный постпред РФ при ООН Виталий Чуркин заявил, что такая постановка вопроса… может разрушить минские договоренности: «Согласно этим договоренностям в Донецкой и Луганской республиках будут создаваться свои милиции. Наблюдение за районом разъединения будет проводить ОБСЕ. Если тут же выдвигаются какие-то другие схемы, то возникает вопрос о том, собираются выполнять минские договоренности или нет». В схожем ключе высказался и спикер Госдумы Сергей Нарышкин, отметив, что минские договоренности не предусматривают такой меры как введение миротворцев в зону конфликта. При этом председатель комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Озеров допустил, что Россия поддержит предложение развернуть на Украине миссию миротворцев ООН на линии соприкосновения с «ДНР» и «ЛНР», но не на участке украино-российской границы с Россией, которую Киев не контролирует. «Согласно Уставу ООН, миротворцы вводятся для того, чтобы развести воюющие стороны, а на границе с Россией никаких воюющих сторон нет», – умыл руки сенатор.

Гипотетически обойти «российский фактор» можно было бы не через ООН, а через Евросоюз – собственно Порошенко прямо заявил, что лучшим вариантом для Украины является полицейская миссия ЕС, который может принять автономное решение без мандата ООН. Но для этого нужен консенсус всех членов ЕС и очевидно, что Россия будет делать все возможное для срыва такой инициативы через свое влияние на «маленьких и зависимых» европейцев. К тому же, европейские миротворцы не прибудут в Украину во время открытой фазы конфликта, а также если не будут иметь гарантий относительной безопасности, которые может дать опять же только Путин. Европа хорошо помнит печальный опыт югославской войны, когда воюющие стороны просто брали миротворцев в заложники и использовали их в качестве щита.

В августе прошлого года свою готовность провести миротворческую операцию в Украине изъявила ОДКБ – напомним, что контрольный пакет в этом военно-политическом союзе, состоящем из постсоветских стран, принадлежит России, но понятно, что такое предложение тогда никто не воспринял всерьез. Порошенко сегодня прямо заявил, что участие в миротворческих силах россиян должно быть исключено. Как острят в соцсетях, в противном случае это будет самое быстрое введение миротворческого контингента в истории планеты – нужно лишь переодеть уже находящихся на Донбассе российских боевиков.

«Без сомнения, в Украине осознавали горький опыт ранее Грузии и поныне Молдовы с так называемыми миротворцами, которые на самом деле состоят из российских военнослужащих, – отмечает Сергей Солодкий. – Украина справедливо выступала и будет выступать против такого «миротворчества» – Россия уже «намиротворила» в Крыму, на востоке Украины. Институт мировой политики, к слову, еще в прошлом году представил исследование по реформе миротворческой миссии в Приднестровье , которое была в штыки воспринято МИД России. Кремль, очевидно, не хочет терять контроль над сепаратистскими элементами, пытаясь таким образом влиять на политическую повестку дня в Грузии или Республике Молдова.

Заявление Чуркина о неприятии решения Украины только подтверждает это. Путин выступает против стабилизации ситуации в Украине и боится, что присутствие полицейской миссии ЕС может положить конец его лжи об отсутствии поддержки Россией местных террористов. Если запрос официального Киева будет ветирован Россией в СБ ООН, то это станет еще одним доказательством незаинтересованности России в восстановлении мира».

Российский оппозиционер Борис Немцов считает, что «живая стена миротворцев будет препятствовать дальнейшей агрессии Путина и ровно поэтому он, скорее всего, будет против».

Сейчас ООН проводит 16 миротворческих операций – в Сирии, Южном Судане, Мали, Центральноафриканской республике, Конго и в других государствах, которые принято называть странами «третьего мира». Украина может встать в один ряд с ними.

Существуют два вида миротворческих операций – миссия безоружных наблюдателей, которые просто наблюдают за ситуацией в регионе и докладывают о ней в Совбез ООН, и операции с участием вооруженных миротворческих сил, которые могут открывать огонь, правда, исключительно в целях самообороны. Очевидно, что для Донбасса сейчас актуален второй вариант, но пока и в ЕС, и в ООН, и в Украине уходят от конкретики – ожидается, что вопрос миротворцев будет обсуждаться на предстоящей встрече глав МИД в «нормандском формате».

Но сам факт появления миротворцев между противоборствующими сторонами, не решит многих других вопросов. Отгородится ли в таком случае Украина от этих регионов окончательно или будет продолжать попытки их реинтеграции «по плану Путина»? В каком юридическом статусе будут пребывать фактически оккупированные территории, будет ли Украина их финансировать? Как долго будет необходимость в присутствии контингента?

Политолог Владимир Фесенко, который давно призывает не бояться «приднестровизации» Донбасса, считает, что заговорить о помощи миссии Киев заставила ситуация в Дебальцево, где подтвердились худшие опасение того, что ОБСЕ абсолютно не в состоянии реально контролировать даже прекращение огня, а уж тем более отвод войск.

«Как можно отводить тяжелое вооружение от Мариуполя, если завтра он будет захвачен? – вопрошает политолог. – Потеряно доверие к той стороне, к ОБСЕ, а наши партнеры по «нормандскому формату» оказались не в состоянии гарантировать реализацию договоренностей. Поэтому нужен более надежный и эффективный механизм, которым являются миротворцы. Но быстрого решения этого вопроса быть не может, это вопрос отдельных переговоров. Если еще до Минска Путин говорил, что он за миротворцев, то сейчас Россия уже категорически против. Но не факт, что будет против всегда, это такая тактическая игра. Сейчас они против, потому что хотят как можно дальше продвинуться и тихой сапой захватить новые территории. Если так будет продолжаться, нам надо забыть о минских договоренностях, перемирии и максимально эффективно защищать свои позиции».

Фесенко отмечает, что если для Украины неприемлемо наличие в числе миротворцев россиян и их союзников, то для России красной тряпкой станут миротворцы из стран НАТО: «Остаются относительно нейтральные страны, в том числе ЕС, – Финляндия, Австрия, Швеция. Но надо начинать переговоры и не бояться нового Приднестровья, потому что временное замораживание конфликта – меньшее зло, чем продолжение войны, и даже чем тот вариант, который предлагался в Минских договоренностях. Особый статус Донбасса – худшее зло, чем Приднестровье, потому что нас заставят содержать сепаратистов, которые будут изнутри разрушать нашу страну. Поэтому и надо начинать переговоры о миротворческой миссии».

Новые обещания
FACEBOOK GROUP