Мнение: Война придет в Киев. Бежать или сражаться?

22 Фев 2015 15:34

После оккупации Крыма и событий апреля пришлось писать о предчувствиях, которые самим фактом оформления их в слова, должны были обмануть.

– Есть вещи, которые пишешь специально, чтобы «накаркать». В моем случает так было, например, с колонкой на белорусский портал с названием «Янукович исчез», где я, уж простите за нескромность, фактически предсказал свержение Виктора Федоровича. Она вышла 13 декабря 2013 года. Помните несколько недель в феврале – марте, когда мы, действительно не знали, где он?

Но после оккупации Крыма и событий апреля пришлось писать о предчувствиях, которые самим фактом оформления их в слова, должны были обмануть. Так было, уже с текстом «Завтра была война» для украинского портала, вышедшим 6 мая 2014 года. В нем, анализируя нарастание и содержание «информационной» истерии в СМИ соседней сраны, утверждал, что украино-российская война неизбежна. Не сработало. Было 24 августа и диверсантов гиркиных, инструкторов и добровольцев «подкрепили» регулярными частями страны-агрессора. Перед вами вторая попытка подставить себя под будущее осмеяние. Совершенно сознательная, ибо я очень боюсь, что опять не сработает, пишет Антикор

Так вот: в самом ближайшем будущем (весной) произойдет полномасштабное вторжение России в Украину. Целью оккупантов помимо Одессы станет Киев. И таки до него дойдут и долетят. Возможно, за обещанные некогда Путиным две недели, возможно, больше. Но киевляне услышат вражескую артиллерию, увидят вражеские танки, и, не исключено, будут прятаться от налетов вражеской авиации. Скорее всего, город падет. Детали, кстати, можно узнать в статье «Операция «Механический апельсин»», написанной кем-то под псевдонимом еще в 2008-м и опубликованной на сайте, где редакторствует бывший путинский политтехнолог Глеб Павловский. Там есть и оккупация Крыма, и создание «народных республик Донбасса».

Вопрос в том, как далеко пойдут захватчики, что получат тут в результате и как быстро все это закончится.

Мой собеседник, в прошлом десантник, а нынче инструктор на одной из баз одного из территориальных батальонов, — по его просьбе не называю ни места, ни названия, ни настоящего имени, — кажется, знает ответы на все вопросы, смотрит на все с большим чем я пессимизмом, хотя вот уж почти год занят полезным делом. Готовит «партизан». Людей, которые не едут сейчас в зону боевых действий, а готовятся встретить оккупантов в своих регионах, где-то и зайти с диверсионными целями на территорию РФ. В его маленькой комнате автоматы, ружья, макеты гранат и мин. Примостившиеся тут же ноутбук и собойки с едой кажутся инородными.

Тимур (назовем его так) в нескольких свитерах военного образца, невысокого роста, взъерошенные волосы, нервный. На полноценный разговор времени мало. Он то садится, то, вскакивая, кидается рисовать схемы на доске. В ходе разговора, вроде услышав шорох за дверью, затихая, бесшумно-быстро подкрадывается к ней и резко открывает. Никого.

— Вы поймите правильно, тут ведь достаточно просто зайти и гранату кинуть, и некоей части сопротивленцев уже лишились. Так что, я инкогнито. Не снимать, не называть.

Запад опять занят умиротворением агрессора, до нас им по сути никакого дела, а наша власть… Слова о том, что они заинтересованы в нашей защите и отпоре нападающему – иллюзия. Верхушка свалит за кордон, как только под ними станет горячо. Далеко ли зайдут русские? Думаю, что до Днепра. Пойдут с Черниговщины. Нафиг им та Галичина. Польша заберет и не подавится. Дескать, спасаем. Так что, все самим здесь придется. Не факт, что именно эта война уничтожит Россию в нынешнем виде, но мы должны делать для этого все возможное.

Тимур делает. По его словам, набираются группы из разных регионов Украины. В течение недели их усиленно обучают подрывному делу и навыкам диверсионной работы. Люди возвращаются домой, развивают знания сами и обучают всему, что уже знают, земляков. Инструктор говорит, что для боевой группы достаточно 3-6 человек местных. Они знают, где какие мосты, где какие дороги, где какие склады. Такие курсы ведутся уже с весны прошлого года. Занимается этим, понятно, далеко не только мой собеседник.

— В случае нападения, где они возьмут оружие, как узнают о начале совместных действий, как будут координировать работу?

О старте и координации…Будет дан условный сигнал по радио, телевидению, интернету, в зависимости от того, что у нас к тому времени останется, но, поверьте, что заинтересованные люди не знать о нем просто не смогут. И, естественно, никаких деталей рассказать не могу. Враг не дремлет.

Сидел я, значит, в тепле, слушая, симпатичного одержимого мужчину. За окном блестел на солнце снег. Во дворе проходили «вышкил» молодые парни в разнообразном — кто на что собрал — камуфляже. Рыжий щенок обгладывал косточку. В родном Минске в это время встречались Порошенко, Меркель, Олланд, Путин. Дело шло к весне. Казалось, все как-то «разрулится». Не завтра, конечно, не через месяц, но «устаканится» более или менее. А еще по всей любимой Украине есть множество таких патриотов как Тимур.

Но потом было Дебальцево и хрупкие надежды на замораживание войны стали испаряться.

«Все шестнадцать – 200-е. Там мясорубка была адская», — это уже через несколько дней сообщат мне о неудачной попытке вырваться из окружения знакомых добровольцев из батальона, о котором я писал в прошлом октябре.

По профессиональной привычке полез в российские СМИ…

Какой мир, о чем мы? Они хотят нашей крови. Не только тех героев, что пытаются вырезать метастазы раковой опухоли на востоке страны. Нас всех. Ибо мы – не они, и не хотим ими быть. И с ними не хотим. Потому «Вперед, на Берлин!» — «Раздавим фашистскую гадину в ее логове» — «Уничтожить киевскую хунту».

Вот уже и реанимированные Янукович с Азаровым гундят о своей надежде вернуться.

Некуда деваться Путину, он не может сказать, что 18 марта (крымская речь) пошутил, это ва-банк…

Готовимся. И пусть я ошибусь.

Вадим Довнар, Новый регион

Новые обещания
FACEBOOK GROUP