Мнение: Почему нас опять обдурят с налоговой реформой

25 Сен 2015 17:37

Государство, вне зависимости от того, какая команда находится у власти, в принципе не заинтересовано в том, чтобы сокращать объемы средств, которыми можно управлять.

В кулуарах власти активно обсуждается налоговая рокировка: якобы парламенту вместо минфиновского предложат взять за основу вариант Налогового кодекса бюджетного комитета ВР. 

Если слухи подтвердятся, бизнес, говорят, ждут существенные послабления. Ведь депутатская версия фискальной революции более радикальна, нежели министерская. Бюджетный комитет собирается не просто унифицировать ставки базовых налогов - НДС и налога на прибыль, но еще и снизить их до 15% против 20% и 18% нынешних соответственно. 

Дополнительный "бонус" - отмена авансовых платежей по налогу на прибыль и возможность не включать в облагаемую прибыль сумму реинвестиций. Правда, не так решительно депутаты намерены уменьшать нагрузку на фонд оплаты труда. Базовую ставку подоходного налога хотят срезать до 10% и установить стандартный размер единого социального взноса на уровне 20%. Минфин же видит в перспективе объединение налога на доходы физлиц и единого социального взноса с сохранением 20-процентной ставки для "гибрида", пишет Деловая столица

Существенное снижение налоговых ставок преподносится, как фискальная революция. Но фокус в том, что последствия для бизнеса, какой бы вариант реформы, минфиновский или парламентский, не взяли за основу, по большому счету будут одинаковы. Поскольку уровень налогового давления определяет не только и не столько размер ставок. "Приведу условный пример, - говорит старший партнер юридической фирмы "КМ Партнеры" Александр Минин. - Купил материалы на 100 грн и, понеся иные затраты, в том числе на заработную плату, еще 50 грн произвел товар, который продал за 200 грн. Формально прибыль составила 50 грн. (200 - 100 - 50). С нее и плачу налог. Но на этот момент тот же материал уже стоит 150, а стоимость иных услуг в себестоимости возросла до 70. Т.е. теперь чтобы повторить производственный цикл мне нужно вложить 220 грн (150 + 70). Понимая под прибылью то, что может быть изъято из бизнеса на потребление без уменьшения объемов бизнеса, у меня убыток - 20 грн. А по учету - прибыль 50, с которой еще налог заплачу. Иными словами, в существующих условиях значительной инфляции и курсовых колебаний действующая система учета и определения облагаемой налогом прибыли неадекватна".

Курсовые и инфляционные скачки - частный случай, в котором проблема неадекватного налогообложения лишь обостряется. И, чтобы реально снизить фискальную нагрузку на бизнес, нам достаточно позаимствовать, скажем, ту же доказавшую свою успешность эстонскую модель, где налогом облагается только распределяемая прибыль и приравниваемые к ней выплаты. При этом, ставка налога на прибыль составляет там 21%, которые при нашей системе расчета облагаемой прибыли - неподъемная ноша.

Действительно, парламентский комитет предлагает внедрить некое подобие этой системы, декларируя освобождение от уплаты налогом на прибыль реинвестиции в необоротные активы и капитальное строительство. Но и тут не все так просто. "Главный вопрос, как будет реализован соответствующий механизм. Необоротные активы включают в себя, например, права интеллектуальной собственности, затраты на создание которых трудно измерить объективно. Кроме того, минимальная стоимость основных средств на сегодняшний день установлена в размере 6 тыс. грн, что не вполне соответствует их экономическому определению. С учетом этого, освобождение реинвестиций в необоротные активы от налога на прибыль в том виде, в котором оно предусмотрено в проекте, может привести к возникновению новых практик уклонения от налогообложения", - считает Оксана Олехова, старший менеджер отдела налогового и юридического консультирования КПМГ в Украине.

Большой ошибкой было бы считать и то, что снизив ставку НДС, государство одним махом сможет лишить этот налог статуса самого криминального. И для этого, снова таки, достаточно посмотреть на опыт соседей. 4 сентября Еврокомиссия обнародовала расчётные и фактические поступления от НДС по странам ЕС за 2013 год. Разница примерно отражает объем уклонения от уплаты этого налога и, как показывает статистика, не зависит от размера ставок. Так, в Дании, где базовая ставка НДС является одной из самых высоких в ЕС - 25%, разница между расчётными и фактическими поступлениями составила всего 8,5%, в Литве при ставке в 21% - 36,5%. Словом, если у нас ставку снизят, оставив действующую систему администрирования, в том числе с высокой коррумпированной составляющей, мы получим печальный результат: бюджетные поступления упадут катастрофически, причем без всякой надежды выровняться впоследствии за счет детенизации.

Возможно, разработчики нового Налогового кодекса смогут развеять все сомнения. Но ведь дело в том, что ни Минфин, ни бюджетный комитет ВР не представили окончательного варианта своих наработок, т.е. целостный документ, ограничившись его краткой презентацией. Если правительство действительно намеревается принимать бюджет-2016 на новой налоговой базе, это означает, что в любом случае депутаты снова будут утверждать и новый Налоговый кодекс, и бюджет вслепую, даже не предполагая, о каких последствиях для страны может идти речь.  

Ощущение готовящейся грандиозной аферы вызывает и тот факт, что говоря о плюсах своих концепций фискальной реформы, возможных сокращениях бюджетных поступлений и поиске их компенсаторов обе команды разработчиков оставляют за скобками своих комментариев, казалось бы самый простой и логичный вопрос: а зачем вообще государству нужно так много налогов?

Со слов Андерса Ослунда, старшего научного сотрудника Атлантического совета США в Вашингтоне, В 2014 году МВФ оценил государственные расходы Украины в 53% от ВВП, в то время как более успешные страны региона, скажем, Литва, Латвия, Словакия, Болгария - расходуют около 35% ВВП. Даже госрасходы США составляют около 35% ВВП, а у богатого и высокоразвитого Сингапура - только 25%. И это при том, что еще в 1996 году Украина поставила своей задачей довести уровень перераспределения расходов через государственный карман до 40-45% (Постановление ВР "Об основных положениях налоговой политики в Украине"). Две самых значимых статьи государственных расходов - энергетические субсидии, составившие 10% ВВП в 2014 году, и пенсии - 18% ВВП. Нынешнее повышение цен на энергоресурсы и падение мировых цен на них, по подсчетам Ослунда, сократит долю государственного субсидирования до 2% ВВП. Зато реформирование пенсионной системы - вопрос по-прежнему открытый. По большому счету, самым логичным было бы сперва сократить долю государственного перераспределения и уже потом пересматривать формат фискальной системы. Однако создается впечатление, что государство, вне зависимости от того, какая команда находится у власти, в принципе не заинтересовано в том, чтобы сокращать объемы средств, которыми можно управлять. Вопрос - "почему?" в данном контексте выглядит почти риторическим.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP