Мнение: Почему атошники не спешат переходить на контракт

2 Фев 2016 23:32

Военкоматы рассчитывают, что в армию вернутся ветераны из первых волн. Но мешают недоверие и разочарование.

Военкоматы уже подготовились к седьмой волне мобилизации. Об этом даже говорят официально в Генштабе, подчеркивая, что все детали будут в конце марта. 

С одной стороны, есть необходимость заменить четвертую волну, призванную в начале прошлого года. С другой — делается ставка на контрактников. Тех, кто уже отслужил, пытаются привлечь повышенными зарплатами. Минобороны проводит активную агитацию, тратит бюджет на рекламу. И в теории, если наберется нужное количество «профессионалов», необходимость в мобилизации отпадет.

Но как выяснил «Репортер», без повесток этой весной не обойтись.

«ПОВЫСИЛИ ПРЕМИЮ, А ЕЕ ВСЕГДА МОЖНО ЛИШИТЬ»

Военнослужащим будут платить в 1,5–3 раза больше, чем в прошлом. Уровень денежного довольствия прямо пропорционален близости к фронту. 

«Мы в январе получили 8 тыс. грн без атошных, а это еще плюс 4 тыс. грн. Для нас это увеличение на 60%. Для тех, кто в зоне АТО, но не на передовой, зарплата выросла на 20%. Существенно добавили денег тем, кто в тылу, — они получат на руки больше в 2–3 раза (7–10 тыс. грн. – «Вести»)», — рассказывает военнослужащий Евгений Сильвестров.

Но у радости солдат и офицеров есть явный привкус настороженности. По их словам, зарплаты выросли не из-за увеличения оклада, а благодаря гигантским надбавкам. «Командир сказал, что премия у нас теперь 500–600%», — говорят нам рядовые. И все опасаются следующего: «Премии всегда можно лишить, а оплаты за должность, звание и выслугу остались те же. И то в этом месяце мы их недополучили», — признается Вячеслав Назаренко

Заметим, Минобороны не так давно сообщало, что в государственном бюджете на текущий год расходы оборонного ведомства должны составить 55,5 млрд грн. По сравнению с 2015 годом ресурс увеличился на 7,6 млрд грн, или на 16%.

Но на опасения рядовых эти цифры никак не влияют — уж слишком много несдержанных обещаний было за последние полтора года. Как следствие, недоверие и сравнительно невысокое количество контрактников.

«ИЗ ЧЕТВЕРТОЙ ВОЛНЫ ОСТАНЕТСЯ 15–25%»

Мы обзвонили несколько частей, чтобы узнать, готова ли четвертая волна перейти на контракт широким фронтом. Везде ответ был примерно одинаков: «Остается 15–25%. Остальных армия задолбала».

«12 тысяч гривен в месяц — мотивация хорошая, но здесь, как бы для печати сказать, трындец. Постоянно надо что-то выбивать у начальства, побираться у волонтеров, докупать за свои деньги. От этого устаешь, — рассказывает Вячеслав Поездник, боец 30-й бригады. — Устаешь и от других вещей. Я понимаю, что мы на войне, что на передовую казармы не привезешь, но многие устали жить в блиндажах».

В некоторых частях процент контрактников будет менее 10%.

«В нашей охранной роте из 70 человек не более пяти изъявили желание остаться. Может, у разведчиков больше процент контрактников, им служить интереснее, а мы устали от нашего холодного блокпоста, от того, что не понимаем, что здесь делаем, — отметил бывший военнослужащий Дмитрий Якорнов. — И повышение зарплаты ничего не изменило. Один парень из села говорит, что лучше поедет домой и будет получать полставки — 600 гривен».

ВЫРУЧИТ ТРЕТЬЯ ВОЛНА?

На помощь военкомам теоретически могут прийти ветераны из первых волн.

«Примерно 20–30% парней, которые вернулись с фронта, сейчас без работы. У нас многие отслужили, вернулись, потынялись и думают о возвращении», — рассказывает начальник штаба Харьковского областного ОО «Союз ветеранов АТО» Владислав Якименко.

Но на практике атошники назад в армию не спешат. На днях появилась новость о том, что Харьковский облвоенкомат отправил в учебные центры контрактников, набранных уже в этом году. И в их числе всего 10% ветеранов. «Подписывали контракт самые разные люди. Были и предприниматели, и простые селяне. В основном из области, харьковчан — маловато, — подтвердил нам Андрей Семенович, заместитель военкома Харьковской области. — Да, атошники пока не спешат, но никто их в шею не гонит. Ребята увидят, что с зарплатой не обманывают, и пойдут».

Сами ветераны говорят, что вернутся лишь в случае острой необходимости. Многие просто не видят себя в армейской жизни.

«Мне предлагали остаться, предлагали майорскую должность, но я не военный, я школьный учитель. Я счастлив снова видеть своих учеников, приходить к ним на уроки. Им нравится то, как я преподаю, они любят меня. Знаете, как приятно, когда ребята из младших классов бегут по коридору, чтобы поздороваться с тобой, обнять за колени? Думаете, я променяю это на казарму? — говорит экс-артиллерист Сергей Пелипенко. — Но надо будет помочь ребятам на передовой — пойду. И так многие. Сейчас только двое сослуживцев собираются вернуться. Один не может найти работу, у второго родился ребенок, не хватает денег».

«УСИДЕТЬ ДОМА ТРУДНЕЕ»

В первые волны на фронт пошли много добровольцев. Особого желания возвращаться пока нет и у них. «Нас и тогда не волновало денежное довольствие, и сейчас не волнует. Будет эскалация — пойдем, а сейчас больше пользы принесу как волонтер», — утверждает Дмитрий Пономаренко, председатель Полтавского областного филиала ОО «Общество ветеранов АТО».

Бойцы заявляют, что глубоко разочарованы. «Из «Донбасса» готовы вернуться очень и очень немногие, — говорит Владимир Бабченко, капитан Нацгвардии. — Когда видишь, что ничего не изменилось, невольно думаешь: так за что мы там погибали? Когда ты со скандалом должен доказывать, что тебе положен бесплатный проезд, когда ты слышишь: «Мы вас туда не отправляли», по-другому смотришь на контракт».

И таким разочарованием переполнены многие.

«Усидеть дома труднее, чем просто вернуться. Смотреть на это б..., что творится вокруг, нет сил. Но бросить снова родных — тот еще героизм. И не поменять хлопцев в окопах — тоже западло. Куда ни кинь — все клин, — возмущен десантник Игорь Гофман. — Кто не хочет вернуться? Большинство хотят. Вот если бы еще получить ответы на вопросы, почему я покупаю братве билеты на годовщину гибели товарища, а соседи по очереди предвкушают заработок от поездки в Москву».

При этом ходят слухи, что первые волны могут мобилизовать повторно. «По закону после демобилизации не призывают шесть месяцев, а уже прошел практически год. Позовут по второму кругу или нет? Что делать? Снарягу собирать или спокойно на гражданку планы строить?» — спрашивают те, кто служил в первых волнах.

«РАБОЧЕ-КРЕСТЬЯНСКАЯ АРМИЯ»

В то же время военкомы открыто говорят о том, что у них есть план по контрактникам. «Есть опасения, что его опять будут выполнять любой ценой. Вы видите сколько рекламы? В итоге опять поедут в армию пьяницы», — предостерегают военнослужащие. В военкоматах говорят о негласном правиле: «Пришел трезвый – значит, годен, в армии и так все пьют».  

«Но времена рабоче-крестьянских армий прошли, — говорит Алексей Дмитрашковский, экс-спикер штаба АТО. — Когда мы только начинали внедрять контракты, на службу пришли тысячи жителей сел. К концу срока остались десятки, остальные не справились. Повышение зарплаты — не панацея. И нынешние оклады все еще малы. $1000–1200 — вот нормальная мотивация для тех, кто сидит в окопах под пулями».

Новые обещания
FACEBOOK GROUP