Мнение: Партийный банкет. За чей счет?

5 Авг 2015 18:03

Несмотря на внешнюю прогрессивность и европейскую продвинутость указанных норм, их действенность в отечественных условиях является более чем сомнительной.

Под шумок скандальных выборов в Чернигове и крайне неоднозначных конституционных изменений Верховная Рада в последние дни сессии, которую, впрочем, так и не закрыли, приняла целый ряд не менее сомнительных законодательных актов. 

Одним из них является закон под громким названием «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно предотвращения и противодействия коррупции». Хотя документ пока только принят за основу и будет дорабатываться, но вопросов в связи с ним возникает масса, пишет Главком. 

Если кратко, то суть борьбы с политической коррупцией, согласно законопроекту, состоит, прежде всего, в том, что политические партии будут финансироваться из бюджета, а целевое использование партиями бюджетных средств будет контролироваться специально уполномоченными госорганами. По мнению авторов этой идеи, такая новация заставит политиков не обслуживать интересы олигархов, которые сейчас финансируют партии, а работать на благо рядовых граждан-налогоплательщиков. Также законопроект ограничивает размеры взносов юридических и физических лиц в фонды политических партий.

Идеи вроде бы правильные и красивые, а главное, подобные меры применяются практически во всех развитых странах. Но их действенность в условиях тотальной коррупции представляется более чем сомнительной. К тому же, согласно нормам законопроекта, на годовое финансирование партий в ценах 2015 года понадобится почти полмиллиарда гривен в год, а в дальнейшем эта сумма будет возрастать. Компенсация партиям расходов на предвыборную кампанию в год выборов потребует еще больших средств. В условиях углубляющегося кризиса, когда к концу года, по данным Института демографии и социальных исследований Академии наук Украины, каждый третий гражданин страны будет прозябать выделение значительных сумм политиканам, которые являются далеко не самыми бедными, а чаще всего, еще и далеко не самыми полезными для общества, вызывает вопросы.

Постановлением № 637-VIII от 16 июля 2015 года Верховная Рада приняла за основу указанный проект закона, зарегистрированный в парламенте под номером № 2123а. Над документом трудился многочисленный авторский коллектив: Ю. Луценко, С. Лещенко, А. Парубий, В. Сюмар, Е.Соболев, В. Войцицкая, С. Залищук, С. Найем, В. Чумак, П. Ризаненко, И. Грынив, О. Семерак, А. Гопко. Итого 13 авторов.

О сути вопроса

С целью усовершенствования законодательства в сфере финансирования партий и предвыборной агитации, в проекте предлагается, начиная с 2017 года, ввести прямое госфинансирование деятельности политических партий, не связанной с участием в выборах. Также предлагается ввести частичную компенсацию расходов партий на осуществление предвыборной агитации на парламентских выборах. Для предотвращения нецелевого использования средств будет контроль над их движением на специальных счетах в банках Счетной палатой и создаваемым ныне Нацагентством по противодействию коррупции.

Но ежегодное финансирование будет предоставляться не всем политическим партиям, которых в Украине зарегистрировано около 200, а только тем, которые в результате последних парламентских выборов набрали не менее 3% голосов. Напомним, что в настоящий момент на парламентских выборах для политических партий установлен проходной барьер в размере 5%. В пояснительной записке к проекту авторы документа утверждают, что подобный подход полностью соответствует стандартам развитых стран, а также создает надлежащие условия для развития новых партий, активной и честной политической конкуренции.

Для финансирования политических партий предлагается, начиная с 2017 года, в государственно бюджете закладывать сумму, которая исчисляется как 1% минимальной зарплаты, установленной на 1 января года, который предшествует году выделения средств, помноженного на количество избирателей по состоянию на момент окончания на последних очередных или внеочередных парламентских выборах. Так, если бы ежегодное государственное финансирование было введено с 1 января 2015 года, то, согласно указанной методе, общие расходы госбюджета составили бы 441,2 млн. гривен (0,01 x 1 218 грн. х 36 224 665 избирателей).

Распределение средств происходит по сложному, если так можно выразиться, «гендерно-электоральному» принципу. 10% общего объема госфинанирования разделяется поровну между партиями, получившие право на ежегодное финансирования, то есть набравших на последних выборах не менее 3% голосов, при условии, включения мужчин и женщин в каждую тройку каждого списка на парламентских и местных выборах, если выборы проводились по избирательным системам, предусматривающий выдвижение списков кандидатов. Сия «абракадабра», с одной стороны, призвана стимулировать привлечение в политику женщин в полном соответствии с пришедшими с «развитого» Запада модными «гендерными» подходами, но с другой стороны, это напоминает старый советский квотный принцип, предполагавший обязательный процент представительства «от женщин», «от доярок», «от колхозниц», «от работниц швейной промышленности»…

Остальные 90% государственного финансирования предлагается распределять между партиями, получившими на него право, пропорционально количеству действительных голосов избирателей, поданных за списки политических партий. Правда, на сегодняшний день в Украине пока еще существует смешанная избирательная система, по которой половина парламента избирается по мажоритарной системе, включающей не только выдвиженцев партий, но и самовыдвиженцев, а вокруг формата избирательной системы идут политические торги, и его будущее представляется весьма туманным.

Законопроектом предусматривается, что компенсация расходов партий на предвыборную кампанию будет осуществляться в размере фактических затрат партий, но не более чем 100 000 минимальных зарплат, что на данный момент составляет около 122 млн. грн на одну партию. Авторы законопроекта утверждают, что эта цифра в целом учитывает реальные затраты наибольших партий, отраженные в отчетах о поступлениях и расходах средств избирательных фондов, которые подавались в Центризбирком на парламентских выборах 2012 и 2014 годов. Очевидно, что если количество прошедших в парламент партий будет значительным, то расходы только на избирательную кампанию партий в год выборов достигнут миллиарда гривен. Но право на получение такой компенсации обретут только партии, преодолевшие проходной барьер. Тот факт, что в 2012 и 2014 годах выборы проводились по смешанной системе, а теперь намечается переход к пропорциональной системе, авторов проекта не смутил.

Также законопроект содержит нормы, которые, по мнению авторов документа, ограничат зависимость партий от частного финансирования. Предлагается ежегодные взносы в пользу партий для юридических лиц ограничить 400 размерами минимальной зарплаты, что на данный момент равно 0,5 млн гривен, а для физических лиц – 100 минимальными зарплатами, что сейчас составляет 122 тыс. грн гривен.

Кроме того, на источники небюджетного финансирования партий налагаются дополнительные условия. Запрещается получать взносы от юридических лиц, в которых 25% уставного капитала и прав голоса прямо или опосредовано принадлежать государству, органам местного самоуправления или нерезидентам. Также запрещается получать взносы от лиц, с которыми заключены договора на закупку работ, товаров или услуг для нужд государства или территориальных общин; это ограничение распространяется во время действия таких договоров и в течение года после прекращения действия договоров, кроме случаев, когда сумма полученных по таким договорам средств не превышает 20% общей суммы дохода физического или юридического лица за этот период. Расширяется понятие взноса, под которым, согласно законопроекту, понимаются не только денежные средства, но также имущество и любые товарно-материальные ценности, преимущества, льготы, услуги, нематериальные активы, любые иные ценности материального и нематериального характера. Данные обо всех указанных видах взносов предлагается предавать включать в финансовые отчеты и опубликовывать на сайтах партий, ЦИК и Нацагентства по предотвращению коррупции.

Подобные ограничения действуют в целом ряде европейских стран.

Полномочия по контролю над финансированием политических партий предлагается возложить на создаваемое сейчас Национальное агентство по предотвращению коррупции. По мнению авторов документа, именно этот орган является самым независимым, будет иметь достаточные полномочия и кадровый потенциал. Первичную же проверку финансовой отчетности партий будет осуществлять ЦИК и избирательные комиссии соответствующих выборов по территориям.

Документ содержит также нормы, которые существенно расширяют и дополняют составы правонарушений, связанных с финансированием партий и предвыборной агитацией. Также предлагается существенно усилить ответственность, включая уголовную, за совершение подобных правонарушений. Эти нормы обусловлены тем, что, согласно действующего в настоящий момент законодательства, правонарушения в указанной сфере являются практически безнаказанными.

Чего хотят и почему из этого ничего не выйдет

В пояснительной записке авторы законопроекта едва ли не в каждом абзаце подчеркивают, что нормы документа учитывают рекомендации Группы стран против коррупции (GRECO) в вопросах установления правил финансирования политических партий. Также авторы норматива гордятся тем, что положения документа учитывают европейские требования, в частности, Единые правила против коррупции в сфере финансирования политических партий и избирательных кампаний, утвержденные Рекомендацией 2003 (4) Комитета министров Совета Европы. Кроме того, законопроект учитывает рекомендации Венецианской комиссии, ОБСЕ, Международной организации избирательных систем и т.д. Предполагается, что с принятием закона система финансирования партий и избирательных кампаний будет максимально близкой к той, которая существует сейчас в Германии и считается одной из самых совершенных в мире.

Но, несмотря на внешнюю прогрессивность и европейскую продвинутость указанных норм, их действенность в отечественных условиях является более чем сомнительной. Законопроект не учитывает местные условия. Прежде всего, речь идет об олигархическом социально-экономическом и политическом укладе, коррупции, а также о давно существующих схемах и обычаях, позволяющих успешно обходить даже самые строгие меры.

Представим себе реакцию нищенствующих пенсионеров и бюджетников с доходами 1500 гривен, которых через олигархические СМИ пытаются убедить, что денег на повышение зарплат и пенсий нет, а на телевизионные посиделки у Шустера лощеных политиканов, финансирование из бюджета есть!

Интересная деталь. В пояснительной записке к законопроекту авторы убеждают, что… реализация норм закона дополнительных средств не потребует, но, правда, только в 2015-2016 годах. И это справедливо, поскольку норматив предлагается ввести в действие с 2017 года, когда расходы, собственно, и потребуются. Но нынешняя крайне тяжелая социально-экономическая ситуация, углубляющийся кризис и затяжная война на Донбассе дают очень мало поводов для оптимизма в том, что к 2017 году обстановка нормализуется, начнется экономический подъем, позволяющий финансировать партии.

Есть еще одна особенность. Законопроект не учитывает расходы на финансирование партий и их избирательных кампаний на местных уровнях и местных выборах. В пояснительной записке на сей счет туманно сказано, что эти вопросы будут урегулированы в законе о местных выборах, который... уже принят. Но вполне может статься, что финансирование работы партий на местных уровнях их предвыборную кампанию на местных выборах могут «повесить» на местные бюджеты точно так же, как под шумок новомодной «децентрализации» центральная власть пытается «повесить» на пустые местные бюджеты расходы на образование, здравоохранение, содержание дорог...

Предлагаемое ужесточение ответственности за нарушение норм о финансировании партий и избирательных кампаний вызывает огромный скепсис уже хотя бы потому, что в Украине можно «отмазаться» от намного более тяжких преступлений.

Ограничения на взносы в партийные фонды от юридических и физических лиц вызывают крайнее недоумение. Ведь известно, что в большинстве случаев финансирование производится отнюдь не посредством официального перечисления средств через банки, а наличными. В то же время, олигархи, финансирующие партии в своих интересах, обладают огромными возможностями, включая банковскую инфраструктуру, для того, чтобы вывести средства за рубеж, затем их ввести обратно, обналичить деньги хоть в валюте, хоть в гривне. Именно таким неучтенным «кэшем» чаще всего оплачивается львиная доля партийных расходов. Одновременно с этим подается официальная отчетность, в которой финансирование партий соответствует букве и духу закона. Проконтролировать же теневые расходы не сможет никакое антикоррупционное агентство, да чаще всего это не возможно в принципе.



Вызывает вопросы и предлагаемая норма о финансировании из бюджета только тех партий, которые преодолели 3%-й барьер. С одной стороны, это вроде бы правильно, поскольку рядовые граждане-налогоплательщики не могут и не должны финансировать все 200 с лишним партий, значительная часть которых являются «диванными», зарегистрированными для продажи или для использования в грязных технологиях во время выборов. Но с другой стороны, как справедливо отмечено в выводах Главного научно-экспертного управления Верховной Рады, норма о финансировании только партий, преодолевших 3%-й барьер, в значительной степени, законсервирует существующую партийную систему и не даст возможность «пробиться» новым политическим силам. Кроме прочего, это может привести, в частности, к тому, что «социальными лифтами» для этих политических сил станут олигархи, которые будут их финансировать, естественно, в своих интересах. О том, что строгости с контролем над финансированием можно обойти, сказано выше.

Даже если авторы законопроекта искренни в своих стремлениях, то их главная ошибка состоит в том, что они пытаются глобальную проблему влияния на политику крупных капиталов криминального происхождения решить посредством поверхностных манипуляций в законодательстве, излишняя строгость которого, согласно известной поговорке, успешно компенсируется необязательностью исполнения. Особенно, если речь идет о деньгах и олигархических интересах.

Политическая коррупция является следствием, равно как и масса других проблем. Причинами же являются олигархический социально-экономический уклад и соответствующие морально-психологические установки массы, без коренной смены которых все остальные телодвижения бессмысленны, поскольку без устранения причин следствия будут все время воспроизводиться.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP