Мнение: Никто не сделал для украинского национализма больше, чем Владимир Путин

4 Мар 2014 00:00

Сейчас в Крыму разворачивается самая странная война, какую я видела за свои 30 лет. Командующий ВМС Украины Денис Березовский фактически дал клятву на верность России, а юридически - 'народу Крыма' - этому неопределенному образованию, которое представляет его пророссийский лидер Сергей Аксенов.

Аксенова не признает правительство в Киеве, однако полностью признают жители Крыма. Таким образом, юридически сейчас существует два Черноморских флота - украинский и российский, которые в настоящее время все больше походят на возрожденную версию старого советского флота.

В этих обстоятельствах исполняющему обязанности министра иностранных дел Украины (чье имя вы скоро забудете, поскольку завтра им станет кто-то другой) ничего не остается, кроме как объявить о возможности 'демилитаризации всего черноморского региона'. Но все это кажется реальностью только в интернете. 

Между тем, госсекретарь США Джон Керри  назвал события в Крыму 'беспрецедентным актом' агрессии, что вообще-то смехотворно, учитывая то, госсекретарем какой страны он является. Канцлер Германии Ангела Меркель по-женски пытается понравиться всем, а президент США Барак Обама вообще воздерживается от произнесения вразумительных фраз, ограничиваясь самыми общими словами. Его примеру следуют и другие западные политики, от которых хотелось бы услышать что-то другое, кроме банального 'мы глубоко озабочены'. Совет Безопасности ООН заседал дважды, но не произвел на свет ничего, за исключением тупого бюрократического жаргона. А западные руководители самые резкие свои заявления приберегают для Твиттера. Довольно странно, что они не делают это на анонимных форумах.  

А в субботу Россия, представленная ее более чем сомнительным президентом Путиным и верхней палатой парламента, показала миру, что она готова незамедлительно направить свои войска в Крым для 'защиты населения'. В действительности Россия просто узаконила тот факт, что двумя днями ранее вооруженные люди в военной форме без опознавательных знаков начали разгуливать по Крыму. Предположительно, это были российские военнослужащие. Единственный запоминающийся момент по поводу этих неопознанных граждан в камуфляже заключается в том, что местная молодежь и семьи с маленькими детьми радостно фотографировались вместе с ними. Вот так ведет себя местное население: откровенно не так, как поступают люди во время 'кровавой оккупации'. 

Никто не заставлял их выходить на улицы с российскими флагами. Как никто не заставлял протестующих 'Евромайдана' выступать против русского языка и против 'русского скота с востока' вместо того, чтобы  бороться за евроинтеграцию. 

В то же время наполовину признанная официальная власть в Киеве не предлагает никаких реальных шагов, ограничиваясь все той же 'глубокой озабоченностью'. Правда, ей хватило присутствия духа, чтобы наложить вето на последний закон о языке, который мог лишить русский язык официального статуса в тех регионах, где его носители (а это более половины Украины) составляют свыше 10 процентов населения. Принятие этого закона сразу после победы 'Евромайдана', а точнее, отмена прежнего закона о языке стала тем обстоятельством, которое придало легитимности странным действиям России в Крыму. 

Настоящая борьба развертывается в социальных сетях и в средствах массовой информации. Каждый считает своим долгом выразить свое 'уникальное мнение' по этим вопросам, приобретшим геополитический характер. Российская оппозиция раскололась на тех, кто за вмешательство России на Украине, и на тех, кто против. Члены организации 'Правый сектор', одержавшей победу на Майдане, не скрывают того, что являются наследниками Украинской повстанческой армии, которая во время Второй мировой войны сражалась на стороне Оси. Они пообещали расправиться с русскими и призвали на помощь Доку Умарова. Кто такой Доку Умаров? Он возглавляет чеченское исламистское террористическое движение. Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров, этот хорошо известный 'миротворец' и 'борец за права русскоязычного населения', ответил на угрозы 'Правого сектора' собственными угрозами. 

По обе стороны российско-украинской границы ходят слухи о призыве в армию, и все до хрипоты спорят о том, кому на самом деле принадлежит Крым, и в чью пользу большевики провели административные границы. Родственники прекратили разговаривать друг с другом. Все ушли воевать на первую 'горячую' российско-украинскую войну в Твиттере и Facebook. Я называю это первой 'горячей' войной, потому что 'холодная' война началась сразу после появления на постсоветском пространстве интернета. Для обитателей интернета нет сегодня важнее вопроса, чем как правильно говорить и писать: 'на Украине' (это такое региональное выражение) или 'в Украине' (в этом выражении больше геополитической независимости). Есть и другие противоречия и споры: является ли украинский самостоятельным языком, или это диалект; кто на протяжении тысячелетней общей истории кого предавал, и как часто; был ли Киев 'матерью городов русских'. Ведь какие только диспуты не возникают в одной общей семье. 

Но на реальной войне на сегодня погибло ноль человек (а на 'мирном' Майдане - более ста). И есть надежда, что счет потерь на этой цифре остановится. Однако в истории человечества уже была одна 'фальшивая война', как называют действия Германии на Западном фронте с 3 сентября 1939 года по 10 мая 1940 года. И чем дальше развиваются события, тем больше у меня возникает 'глубоких озабоченностей' по поводу этой 'фальшивой войны' 2.0. Путина по какой-то причине сравнивают с Гитлером, хотя это самая большая ошибка всех тех, кто борется против русского языка и против России. Если приводить исторические аналогии, то Путин, конечно же, ближе к Сталину. Многим живущим в России сталинистам такое сравнение польстит. Другие придут от него в ужас. Возможно, Россию ждут великие геополитические победы, но они вряд ли принесут счастье ее гражданам.

Путин и все российские 'ястребы' уже стали самыми успешными созидателями украинского национализма за всю двадцатилетнюю историю независимости Украины. Ничто так не возбуждает кабинетных фанатов Украинской повстанческой армии времен Второй мировой войны, как последние заявления многочисленных кремлевских пропагандистов о том, что нет никакого украинского языка, и что само существование Украины является  ошибкой. Война еще не началась, а Россия уже несет потери на экономическом и политическом фронтах. В Европе 21-го века нет места классической войне с выстрелами и взрывами. Но есть место для политической изоляции, для сокрушительных поражений в СМИ и для больших расходов на пиар после того, как инвестиционный климат замерзнет до минусовых температур.

Активистка Мария Баронова была одной из заключенных по 'болотному делу', арестованных в ходе антиправительственных протестов в Москве в 2012 году.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP