Мнение: Любое сотрудничество с сепаратистами – предательство

31 Июл 2014 00:00

В отличие от других правоохранительных органов Донецка, областная прокуратура была единственной, кто реально сопротивлялся захватам сепаратистов.

На столько, на сколько это было возможно на тот момент. Тем не менее, в Донбассе произошло то, что произошло и это повод для анализа, в том числе, и работы прокуратуры. Интервью с прокурором Донецкой области Николаем Фронтовским записывалось дистанционно, в электронном режиме, поэтому живой дискуссии не получилось, сообщает Остров

Мы не смогли, например, в ответ на сетования прокурора о сложности работы его сотрудников в судах на контролируемых террористами территориях, спросить о сложностях для истцов и ответчиков в этих процессах. И вообще - смысле работы судов под флагами ДНР? Но, будем считать, это темой для нашего следующего разговора.

- Николай Михайлович, сейчас, спустя полгода после начала сепаратистской активности в Донецке, которая из захватов админзданий переросла в откровенный терроризм, было бы интересно сделать своеобразную работу над ошибками. Почему произошло то, что мы имеем на сегодняшний день? Что сделали не так? Что не сделали? Это касается не только прокуратуры, но и силового блока области вообще.

Истоки проблемы, с которой мы сейчас столкнулись, на мой взгляд, нужно искать в психологии. Большинство людей в Донбассе жили в информационном вакууме, в котором существовала только одна реальность и очень мощная одностороння пропаганда. Сейчас уже не секрет, что эта пропаганда проводилась очень кропотливо и планомерно со значительным вмешательством извне. Люди, которые вечером смотрели исключительно российские каналы, потому что доступ к украинским им полностью перекрыли, ежедневно получали огромную дозу псевдоразоблачительной информации о действиях украинских властей и получали это в очень доступной форме. Не многие брались сопоставлять эту информацию и критически относились к предложенной трактовке фактов.

Почему службы, которые обязаны не допустить таких проявлений внешнего вмешательства не сработали на упреждение и не противодействовали? Для ответа на этот сложный вопрос нужно изначально понимать, что система государственного управления, которая существовала, даже не предполагала такого противодействия. Последствия этого многоуровневого предательства страны мы сейчас и видим.

Приведу вам простой пример. На днях я разговаривал с одним работником ГАИ, который остановил меня на дороге. И я решил спросить у него: 'Как вы относитесь к тому, что сейчас сделали в Донецке так называемые 'ДНР'?' Он ответил мне примерно следующее: 'Я против террористов. Но и такую Украину я не поддерживаю'.

Честный ответ? Я думаю, что да. Но это в корне не правильная позиция. Можно не поддерживать конкретных руководителей, но как можно идти против своей родной страны? Я глубоко убежден, что нельзя быть против своей родной земли, где родились твои дети и желать этой земле зла. Вот это должно лечь в основу нашего будущего. Нам нужно возродить патриотизм и воспитать кадры, которые будут строить правовое, а не бандитское государство.

Безусловно, не секрет уже, что такая сложнейшая за все 23 года независимости ситуация сложилась не без участия работников правоохранительных органов. Сейчас есть достаточно фактов и информации о том, что ими на первоначальном этапе оказывалось содействие. Оно имело разные формы. Кто-то мог помогать напрямую, другие просто закрывали глаза на очевидные вещи.

Уверяю вас, что все эти факты так или иначе станут предметом самого тщательного расследования. Все без исключения факты получат жесткую правовую оценку.

- Прокуратура Донецкой области вынуждена была выехать в Мариуполь из оккупированного Донецка. Удалось ли восстановить нормальную работу вне пределов областного центра? И как это происходит на практике, если следователи прокуратуры не могут работать на захваченных территориях, где и совершается основная масса преступлений?

Здание прокуратуры Донецкой области и Донецка сейчас продолжают находиться по контролем сепаратистов. Однако, начиная с мая мы предприняли все усилия для того, чтобы продолжать работу вне служебных помещений. Главной задачей, которую я поставил коллективу, была в первую очередь личная безопасность работников. Учитывая этот фактор мы выстраивали дальнейшую работу. Да, должен признать, что мы работаем в особых условиях - но самое главное, нам удалось сохранить коллектив и выполнять наши прямые функциональные обязанности даже в такой сложнейшей обстановке.

В данный момент большая часть работников аппарата базируется в Мариуполе, где нам удалось достаточно быстро перестроить свою работу. Кроме того, часть работников прокуратуры области рассредоточены в освобожденных северных и южных городах. Принимая такое решение, мы исходили из того, что необходимо оказать практическую помощь в работе тех прокуратур, которые долгое время находились на территории, контролируемой боевиками. Проще говоря, нужны 'рабочие руки', для того, чтобы в кратчайшие сроки восстановить работу.

- Где сейчас уголовные дела, архивы прокуратуры? Особенно по делам, которые открывались против сепаратистов? Их вывезли, или свидетели, проходящие по этим делам, под угрозой?

Антитеррористическая операция на данный момент не закончена. Тем не менее, заявляю, что все меры безопасности по сохранности документов нами были предприняты на упреждение. И принимаются в настоящий момент.

- Сейчас жители Донецкой области предпочитают выехать за пределы региона. Есть ли беженцы среди сотрудников прокуратуры и будут ли за ними сохранены рабочие места?

Как и многие люди в этот период, наши сотрудники вывозили свои семьи из небезопасных мест, где велись активные действия. Но беженцев среди работников прокуратуры нет. Сейчас все прокуроры, выполняют свои обязанности и официально откомандированы в освобожденные города. Мы ни на день не останавливали необходимые следственные и процессуальные действия.

- Есть ли у прокуратуры Донецкой области претензии к бывшим административным и экономическим лидерам региона по вопросу содействия или финансирования сепаратизма? Я имею в виду Скударя, Ахметова, Бобкова, Левченко и т.д.

Естественно, проводятся проверки известных нам фактов. Однако, не имея достаточных доказательств обвинять того или иного человека, это нарушение закона. Точно так же как и разглашение каких-либо материалов проверок. Уверяю вас, как только мы будем располагать доказанными фактами - они будут немедленно обнародованы. На данный момент прокуратура Донецкой области осуществляет процессуальное руководство в 109 уголовных производствах против основ национальной и общественной безопасности, которые были открыты с начала 2014 года. Из них 100 - по фактам совершения террористических актов на территории региона. Подчеркиваю, что в уголовных производствах против основ национальной и общественной безопасности не принято ни одного решения о закрытии или приостановке расследований.

Уже привлечены организаторы массовых беспорядков. В том числе так называемый 'народный мэр' Мариуполя.

Расследование этих преступлений для нас первоочередная задача. По указанным преступлениям уже проведено более 400 следственных действий, допрошены более сотни человек, назначены 63 судебных экспертизы и ряд прочих действий, таких как обыски, изъятие вещественных доказательств и так далее. По всем уголовным производствам активно работают группы следователей и процессуальных руководителей.

- Почему до сих не дана оценка открытой поддержке сепаратистов секретарем Донецкого горсовета Богачевым?

На данный момент органы прокуратуры так же проводят проверку этих фактов. Сейчас представители органов местного самоуправления должны понимать, что активная фаза АТО закончится и должностным лицам, которые работали на территории, которая контролировалась боевиками, в сотрудничестве с представителями террористической организации 'ДНР', предстоит отвечать за каждое свое решение и сделанные шаги. Моя позиция в этом вопросе была и остается принципиальной - нет оправдания предательству. Не может быть полумер и полуправды. Не может быть наполовину по закону. Сотрудничество с сепаратистами - есть предательство своей страны. И мой коллектив с первого дня знает - прокуроры с сепаратистами переговоров не ведут. Любой контакт с представителями террористической организации нами расценивается как открытое предательство.

- ДНР объявила о создании своей прокуратуры в Донецке, назначила своего 'прокурора'. Знаети ли Вы, кто составляет 'аппарат' этой самопровозглашенной прокуратуры и ее численный состав? Есть ли там 'перебежчики' или бывшие сотрудники органов прокуратуры Донецкой области?

- Скажу откровенно, нас это мало интересует. Ни один действующий работник прокуратуры Донецкой области не вошел в состав так называемой 'Генеральной прокуратуры ДНР'. Насколько мы сейчас располагаем информацией - большая часть людей, которые называют там себя прокурорами - это россияне, которые имеют российское гражданство и очень условное представление о юриспруденции. Не говоря уже о высшем профильном образовании.

- Сейчас в сложном режиме работают суды Донецкой области. Насколько этот фактор влияет на работу прокуратуры?

Естественно, нынешнюю ситуацию с судами не назвать простой. На контролируемой боевиками территории суды не прекращают работу и прокуроры, которые обязаны поддерживать государственное обвинение рискуют для того, чтобы приехать в эти города и участвовать в процессах.

- Нестабильная ситуация привела к тому, что ряд жителей области не получает соцвыплаты и зарплаты. Можно ли сейчас говорить о том, что их интересы будут защищены?

Этот вопрос вне любых сомнений. Защита конституционных прав граждан - приоритет в работе. И такое неотъемлемое право на соблюдение законных прав на получение зарплаты или социальных выплат должно соблюдаться. С начала года при вмешательстве прокуратуры уже возмещена задолженность по заработной плате в сумме 24,7 миллиона гривен, пенсий в сумме 2 млн. грн и социальных выплат более 1, 8 миллионов гривен. Обращаю внимание, что не смотря на сложную ситуацию в регионе мы продолжаем проводить прием граждан. Сейчас он организован через интернет, с помощью Skype. Все условия и график приема обнародованы у нас на официальном сайте прокуратуры  Донецкой области.

Насколько обновились органы прокуратуры области за последние полгода? Были ли предатели среди прокурорских сотрудников?

Да, с марта проходит обновление кадров органов прокуратуры Донецкой области. И к середине апреля мы провели большинство ключевых перестановок. Однако, эту работу мы были вынуждены приостановить в связи с тем, что неоднократно захватывались здания прокуратур, потом многим приходилось работать на территории, контролируемой боевиками. Все это привело к тому, что некоторые обновления, которые мы планировали, пока не произошли. Но к этому вопросу я, безусловно, вернусь. Моя принципиальная позиция - после тех, событий, которые происходили на территории региона, необходимо тщательно изучать деятельность каждого работника органов прокуратуры. Все личные дела, характеристики и прочее. Кроме того, по инициативе Генеральной прокуратуры Украины все без исключения работники органов прокуратуры должны будут пройти тесты на полиграфе. Это необходимый процесс, через который мы должны пройти, для того, чтобы выстраивать работу в будущем. И в первую очередь, для того, чтобы убедиться в том, что в нашем коллективе нет людей, которые потенциально лояльны к проявлению сепаратизма и терроризма.

Конечно, человеческий фактор сейчас играет огромную роль и предательства нельзя исключать. Нами уже был выявлен один позорный факт сотрудничества. Следственный отдел прокуратуры области сейчас проводит расследование по ч. 2 ст. 256 Уголовного Кодекса Украины (содействие участникам преступных организаций) в отношении одного из заместителей прокурора района, который уличен во взаимодействии с террористами 'ДНР'. Работнику предъявлены обвинения, он находится под стражей и санкция статьи предполагает для него ответственность до 10 лет лишения свободы.

Ответственно заявляю, что мы продолжаем работу по выявлению подобных фактов среди наших сотрудников. С предателями нам точно не по пути.

- Какова кадровая политика на освобожденных территориях, меняются ли там кадры?

У меня нет сомнений в том, что кадровые перестановки на освобожденных территориях будут. Оценка деятельности и оценка способности работников продолжать выполнять свои обязанности уже дана. Прошедшие 4 месяца стали очень показательными и многих открыли совсем с другой стороны. Мы проходим суровую школу.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP