Мнение: Кто срывает мобилизацию в Украине?

31 Янв 2015 22:22

Народу нужен профессиональный подход к решению государственных проблем, профессиональная власть.

Мобилизация — это волшебная лампа, показывающая всему обществу качество и эффективность работы власти. Ведь задача номер один государства — обеспечить безопасность своих граждан и уметь собрать все наличные силы для их защиты. 

Администрация президента и Генеральный штаб на этой неделе сделали ряд скандальных заявлений, в которых основной проблемой мобилизации назвали недостаточную сознательность граждан и уклонение от мобилизации. Мы решили исследовать вопрос — кто же виноват, и что делать?

К сожалению, указ о мобилизации 2015 года ничем не отличается от указов о мобилизации 2014-го. Никаких системных изменений не произошло. А если рассмотреть ситуацию, то очевидно, что условия проведения мобилизации в 2015-м значительно ухудшились, а эффективность мер государства по мобилизации военнообязанных значительно снизилась.

Рассмотрим по порядку все факторы, влияющие на мобилизацию, ее состояние и рекомендации по исправлению ситуации, пишет Зеркало недели

1. Система управления. Кто отвечает за мобилизацию? Государственные областные и районные администрации и военные комиссариаты Генерального штаба. К сожалению, президент и Верховный Главнокомандующий Петр Порошенко проявил полное невнимание к назначению ключевых исполнителей процесса мобилизации — власти на местах. Именно президентская вертикаль — главный исполнитель в структуре мобилизации, и основная ответственность именно на местных властях. А эта вертикаль деградировала. В большинстве областей Украины президент не назначил порядка 50% руководителей районных и областных администраций. Власть наполовину сама себя парализовала. Днепропетровская область входит в число лидеров по мобилизации среди всех регионов Украины по всем показателям. Здесь в 2014 году очень эффективно сработала связка местной администрации и военкомов. В 2015-м эта система уничтожена. В 15 из 22 районов главы администраций не назначены. Все эти назначения были сделаны еще в апреле-мае и.о. президента Александром Турчиновым. С тех пор Порошенко не назначил ни одного руководителя в область с крупнейшим мобилизационным ресурсом. И это типичная ситуация. Самое тяжелое положение сложилось в Запорожской области — здесь отсутствуют не только многие главы районов, но и вот уже полгода не назначается руководитель областной государственной администрации. Отношение к назначениям глав президентской вертикали показывает полное невнимание президента и Верховного Главнокомандующего к мобилизации и ненадлежащее исполнение своих служебных обязанностей. 

2. Военные комиссары, назначенные Генштабом, к сожалению, массово заражены коррупцией и некомпетентностью. Сейчас правоохранительные органы начали системно бороться с военкомами-взяточниками, которые срывают мобилизацию. Но никакой ответственности за эти случаи куратор военкомов — заместитель начальника Генерального штаба Пушняков не несет. Министр обороны Степан Полторак для борьбы с коррупцией и повышения компетентности военкомов приказал назначать на эти должности ветеранов АТО после ранений. По данным начальника мобилизационного управления Оперативного командования "Север" Виктора Кевлюка, предоставленным ZN.UA, на данный момент в зоне ответственности ОК (а это полстраны), назначено всего 2 ветерана АТО. На Западе Украины, который кое-кто обвинил в срыве мобилизации, на данный момент, по данным ОК "Север", командованием Сухопутных войск не назначено 17 (СЕМНАДЦАТЬ!) военных комиссаров! Что мешает назначить людей на вакансии? Ведь совершенно очевидно, что без этого никакая серьезная работа просто невозможна. Совершенно отсутствует контроль за работой военных комиссаров — какое качество призывников они обеспечили? К сожалению, Генштаб скрывает объективные данные по случаям нарушения воинской дисциплины. Скрывается реальная статистика по случаям пьянства и прочим грубым нарушениям. В любом случае, необходимы инспекции по оценке качества работы военкомов.

3. План мобилизации неэффективен без создания системы учета призывников. По мнению Кевлюка, не решена основная проблема — качество учета военнообязанных резервистов: "Украине необходимо посмотреть на современный международный опыт: в Австралии, например, учет военнообязанных находится в руках гражданской структуры, подчиненной правительству. А в Дании учет и мобилизация переданы МВД. И это абсолютно логично, потому что определять, кого и куда из числа граждан надо мобилизовывать, должны не военные, а прежде всего гражданские органы. Структура мобилизации должна быть такой: Национальная система учета — военные комиссариаты — Мобилизационный центр ВСУ — учебные центры ВСУ — направление в конкретные части". Государство должно вначале разработать план призыва — определить, кого и куда надо направить, какой квалификацией обладает тот или другой гражданин, в каких войсках служил и какой опыт получил. И только на основе этого составляется план мобилизации. А иначе мы повторяем ошибки мобилизации-14, когда из-за постоянной спешки в разные рода войск призывали людей, которые никогда там не служили либо не обладали соответствующим опытом. 

Генштаб просто провалил создание системы учета. Формально у нас есть электронная база учета призывников "Ствол". Но поскольку Янукович уничтожил систему военкоматов, она нуждается в наполнении и обновлении. Но электронный учет за целый год в районных военкоматах так и не создан. Нет компьютеров. А там, где компьютеры хотят купить волонтеры, это запрещается, поскольку они не сертифицированы и не обеспечивают защиту гостайны. От кого мы храним тайну? От "Майкрософта"?

Поскольку штат военкоматов мизерный, то без электронного учета работу просто невозможно качественно организовать. Поэтому в военкоматах все на бумаге — неужели кипы макулатуры лучше хранят гостайну? Вовсе нет — в базах данных не учитывается множество граждан. По всей стране есть сотни случаев, когда добровольцам с военно-учетной специальностью отказывали в призыве или присылали повестку через много месяцев. Один из самых забавных, по данным Виктора Кевлюка, случаев — военкомат отказал в призыве действующему бойцу Французского иностранного легиона, добровольно вернувшемуся в Украину — он не прошел медицинскую комиссию.

4. Генеральный штаб должен определить приоритеты комплектования воинских частей, которые предназначены для боевых действий в первой линии, на передовой. Чтобы самые лучшие кадры по конкретным специальностям шли для комплектования в лучшие части, где необходимо обеспечить наивысший уровень боевой готовности. Чтобы полностью укомплектовать штабы профессионалами, инспекции проверки боеготовности, и самое главное — укомплектовать профессионалами учебные при каждом воинском соединении и сами воинские части. Генштаб не создал базу людей, которых необходимо призвать, — по специальностям и родам войск. За последние 23 года в армии отслужили более 1500 офицеров, прошедших обучение в западных военных учебных заведениях. Службу в армии только в частях ВДВ, спецназе, разведывательных частях ВСУ, погранвойск, СБУ, Нацгвардии прошли не менее 800 тысяч человек. Войну в Афганистане прошли свыше 260 тысяч человек. Участие в локальных войнах в составе миротворческих миссий в Ираке, Афганистане, Югославии, Африке за последние 23 года приняли не менее 40 тысяч человек. В Украине размещалось много лучших военных училищ СССР, и мы располагаем ценными кадрами, которые не используются либо используются не по назначению.

5. Материальный стимул. Здесь огромная ответственность правительства. Наличие высокой зарплаты значительно повышает мотивацию. В марте 2014-го мобилизованный плюсовал зарплату "контрактника", и в случае перемещения в зону АТО получал 100-процентную надбавку. Зарплата "контрактника" была установлена в 2012 году и на тот период помогала привлечь в армию многих мотивированных граждан. С тех пор многое изменилось — инфляция и курс доллара, но размер оплаты остался неизменным, и перед мобилизацией-2015 денежное вознаграждение не было пересмотрено. Хотя очевидно, что установлением высокой зарплаты очень многие негативные проблемы были бы сняты, а сама мобилизация получила бы лучшую рекламу.

Украина нуждается в создании профессионального ядра в армии, и прежде всего в ударных боевых соединениях. Для этого минимальная зарплата солдата должна составлять даже без направления в зону АТО порядка 800–1000 долларов, сержанта — 1200–1500, офицера — 2000–2500 долларов. Такой уровень оплаты будет конкурентоспособным по сравнению с частным сектором и будет отличным стимулом для профессионализации армии. Люди, которые хотят связать с армией свою жизнь, должны получить такую возможность и быть уверенными в завтрашнем дне. И только таким людям можно доверить управление сложнейшими и дорогостоящими видами боевой техники, артиллерией и танками. Интересно, что когда Порошенко шел на президентские выборы, он прекрасно понимал важность и приоритетность высоких зарплат для стимулирования призывников и обещал 1000 гривен в день и миллионную страховку. На прошлой неделе президент снова вернулся к этой теме и заявил, что по 1000 гривен в день будут получать военные, которые ведут активные боевые действия. Однако ZN.UA внимательно изучила текст постановления правительства, который устанавливает нормы оплаты труда военнослужащих. Там нет ни слова о 1000 гривен в день. Так что на чем основано заявление Главнокомандующего — непонятно. Армия должна быть самым престижным местом работы — и не только в госсекторе.

6. Первая задача, которую поставил президент перед министром обороны Полтораком — разработка военной доктрины Украины. Задача не выполнена. В этом вина не только Полторака, но в не меньшей степени и начальника Генерального штаба Муженко, и самого Верховного Главнокомандующего, который не интересуется выполнением ключевых поручений и решений. Военная доктрина жизненно необходима — не как большой, объемный закон, а хотя бы как короткий документ, который определяет характер боевых действий, основные угрозы, стратегию и тактики обороны, необходимую структуру построения вооруженных сил, боевую подготовку, систему призыва, мобилизации и комплектования, оснащение боевой техникой. Скоро уже год как идет война. Но до сих пор Украина не подготовила концепции обороны и ведения боевых действий. Из-за отсутствия военной доктрины невозможно какое-либо системное реформирование и программирование развития вооруженных сил.

7. Действующая структура организации вооруженных сил Украины неэффективна и не отвечает вызовам и требованиям военного времени. В Украине в составе ВСУ свыше 1400 различных воинских частей! Но только менее 100 из них — боевые. Структура неоптимальна — необходимо наращивание боевого компонента и сокращение вспомогательных частей. Это красноречиво показывает ситуация с участием в боевых действиях. В составе министерства обороны более 300 тысяч человек. Из них 230 тысяч — военнослужащие. Из них 104 тысячи — мобилизованные граждане. Однако всего из состава Минобороны службу в зоне АТО в течении всего года прошло менее 70 тысяч человек. ВСУ почему-то не обкатали в зоне боевых действий 70% наличного состава. Большая часть мобилизованных была использована не для участия в боевых действиях, а для доукомплектования вспомогательных и тыловых подразделений, а также боевых частей, которые почему-то ни разу не были направлены на ротацию в АТО. Руководство Генерального штаба не использует войну на Донбассе, чтобы дать боевой опыт и пропустить через реальные боевые действия большую часть личного состава.

8. Мотивация. Генеральный штаб вообще плохо понимает значение мобилизации и смысл комплектования вооруженных сил. Прошел год, но в ВСУ по-прежнему нет ни одной полностью укомплектованной бригады, которая могла бы в полном составе вести боевые действия. Мы не создаем профессиональное ядро армии. По-прежнему, как и в марте прошлого года, каждая бригада формирует отдельные батальонно-тактические группы, и армия продолжает воевать отдельными ротно-тактическими и батальонно-тактическими группами.

Мобилизация не может дать ответ, кого и куда призывать, поскольку кроме чрезмерного числа небоевых частей, отсутствует дифференцированный подход к качеству личного состава и селекция. Это результат отсутствия военной доктрины. Профессиональные мотивированные воины вынуждены воевать в одних подразделениях с непрофессиональными и менее мотивированными, и даже с прямыми нарушителями воинской дисциплины, пьяницами, дебоширами. Эта градация есть в любом воинском подразделении. Именно поэтому в некоторых танковых ротах ходит в атаку три экипажа вместо десяти.

Украине необходима трехступенчатая система организации вооруженных сил, где призывники по результатам обучения и службы направляются в части с различным уровнем боевой готовности. Надо учитывать не только военно-учетную специальность, но и мотивацию и профессионализм. У нас нет заградотрядов и комиссаров, мы не можем заставить неграмотного и немотивированного быть хорошим солдатом или идти в бой. Армия должна быть организована так, чтобы те, кто служит, гордились своей частью и коллективом. 

9. Есть проблемы со статусом иностранных граждан. Это ответственность президента и Верховной Рады. Президент дал гражданство только нескольким иностранцам, которые воюют за Украину, и это было только один раз. Все, дальше работа не идет, а все представления даже на воинов, которые великолепно себя проявили и служат Украине много месяцев, не рассматриваются. Украина совершенно не использует мобилизационный резерв иностранцев и не отдает дань уважения тем добровольцам, которые сражаются за нас без всяких формальностей. Несколько десятков добровольцев погибли, не имея статуса. Старшие офицеры-иностранцы, полковники и подполковники с двумя западными военными академиями за плечами воюют за Украину простыми нигде неоформленными бойцами. За это стыдно! Надеюсь, Рада наконец-то займется этой проблемой, раз у президента нет на это времени. Госдума России в январе уже приняла закон, который разрешает прием на военную службу иностранцев, и он уже вступил в силу. Мы реагируем гораздо медленнее.

10. Отсутствие адекватной боевой подготовки. Недостаток боевой подготовки деморализует во время войны даже самых мотивированных и патриотичных солдат. Воин не впадает в панику, когда он может адекватно оценить происходящее и способен построить алгоритм своих действий в наиболее распространенных боевых ситуациях. Каждый солдат должен знать маневр — тогда бойцы не впадают в панику и могут проявлять инициативу, проявляют стрессоустойчивость. Боевая подготовка — это полный провал Генерального штаба. В принципе, все руководство Генштаба, и особенно тех, кто отвечает за подготовку и инспектирует, можно увольнять только из-за того, что происходит в войсках. Потому что боевая подготовка ведется ниже всякой критики. Умение стрелять и понимание тактики в учебных центрах не дается, начальство даже запрещает заниматься самоподготовкой. Для учебных целей выдается недостаточно боеприпасов, боевые ситуации не моделируются. Необученные воины получают на фронте неограниченное количество боеприпасов, но, не имея наставников и инструкторов, при малейшей панике расстреливают "в белый свет" боекомплект и не приобретают никаких навыков. Направление необученных и неслаженных воинских частей в зону боевых действий сейчас уже нельзя оправдать никакими требованиями срочности. На Донбассе ведется война, и слабо обученным частям там просто нечего делать — они мишени, а не охотники. 

А в заключение хочу сказать, что есть одна важная проблема, которая влияет на качество мобилизации куда сильнее, чем все 10 вышеперечисленных технических проблем. Это проблема доверия к власти и военному руководству. К разработке проекта мобилизации не были привлечены независимые эксперты, не был обеспечен парламентский контроль. Некоторые чиновники, особенно в Генштабе, относятся к своей зоне ответственности как к феодальной вотчине. И это не только мое субъективное мнение — это общая позиция всех иностранных военных экспертов, экспертов НАТО, которые уже почти год безуспешно пытаются выстроить эффективное взаимодействие с Генштабом и Минобороны. Народу нужен профессиональный подход к решению государственных проблем, профессиональная власть. И говоря о срыве мобилизации, каждый политик и каждый генерал должны говорить о причинах прежде всего наедине с собой, перед зеркалом. И еще личное: прозвище "Первый" очень скоро может измениться на "Крайний"…

Новые обещания
FACEBOOK GROUP