Мнение: Как «слили» Луценко

21 Апр 2016 23:01

Сериал о назначении нового правительства сменился сериалом о назначении генпрокурора – единственный на данный момент кандидат на эту должность Юрий Луценко заявил в четверг вечером, что отказывается от дальнейшей борьбы за нее

Произошло это после того, как Верховная Рада завалила законопроект, который бы позволял возглавить генпрокуратуру человеку без юридического образования. Для Луценко же критичным было, чтобы его назначение состоялось именно на этой неделе.

Все завертелось еще со вчерашнего заседания комитета по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности, которое завершилось очень неоднозначно. Комитету предлагалось одобрить обозначенный президентом как неотложный законопроект авторства Руслана Князевича и Сергея Алексеева )БПП) относительно деятельности ГПУ и Государственного бюро расследований, который убирал обязательное требование к генпрокурору иметь высшее юридическое образование и стаж работы в области права не меньше 10 лет. Авторы предлагали заменить эту норму на формулировку «имеет высшее образование и стаж работы в области права или опыт работы в законодательном и правоохранительном органе не меньше пяти лет». Последнему пункту депутат и бывший министр внутренних дел Юрий Луценко соответствует, - пишет Главком. 

Но комитет проект завалил и отправил на доработку, взамен одобрив проект Николая Паламарчука )БПП) и Виктора Развадовского )«Воля народа»), которого на момент заседания еще даже не было выложено на сайте Рады. В отличие от комплексного законопроекта Князевича–Алексеева он содержал единственную норму – кандидату в генпрокуроры достаточно иметь высшее образование и стаж работы в области права не меньше пяти лет. Причем уже в ходе рассмотрения проекта на комитете этот срок был уменьшен до трех лет, как раз под министерские годы Луценко. После этого между членами комитета разгорелась дискуссия – «фронтовик» Антон Геращенко заявил, что работа в министерстве не является работой в области права, а глава комитета Андрей Кожемякин из «Батькивщины» утверждал обратное. Но, в итоге, похоже, победила точка зрения Геращенко: во всяком случае, проект Паламарчука–Развадовского сегодня даже не пытались внести в повестку дня парламента из-за его «бесполезности», а вот альтернативный попробовали, несмотря на вердикт комитета, но безрезультатно )всего 177 голосов). Депутат от БПП Сергей Лещенко написал в «твиттере», что голосование сорвалось из-за «группы Коломойского» и «Воли народа», которые «шантажируют». После обеда к «прокурорскому вопросу» уже не возвращались.

Нардеп и бывший прокурор Сергей Мищенко днем в кулуарах парламента демонстрировал на своем смартфоне пункт из статьи 63 «Закона о судоустройстве»: «В этой статье четко сказано, что стажем работы в области права считается стаж работы лица по специальности после получения им высшего юридического образования». А у Луценко, как успела уже выучить, наверно, вся страна, такого образования нет. Зачем же тогда в принципе понадобилось ломать комедию с одобрением на комитете проекта, от которого Юрию Витальевичу ни жарко, ни холодно?

«Очевидно, что Луценко просто «сбивают», причем руками его же фракции, – говорили собеседники «Главкома» в коалиции. – В прокуратуре просто не хотят его видеть генпрокурором, а рычагов воздействия на депутатов, чтобы они проваливали голосования, там достаточно. «Прокурорских» вполне устраивает Севрук )Юрий Севрук – нынешний исполняющий обязанности генпрокурора – «Главком»), который может оставаться «и.о.» сколько угодно и оберегать систему от воздействия извне. Ведь все же понимают, что Луценко, придя в ГПУ, начнет увольнять старые кадры и через того же Баганца )бывший зам генпрокурора Алексей Баганец – «Главком») расставлять новых».

Сам Луценко отрицал, что видит будущим заместителем своего бывшего адвоката, но, по большому счету для его привлечения к работе в ГПУ вовсе не обязательно давать ему формальную должность. А человек, знающий систему изнутри, на которого можно положиться, будет крайне необходим любому «пришлому» генпрокурору в изначально враждебно настроенной среде.

Помимо самой фигуры Луценко имелись и другие «камни преткновения». Так дискуссию вызвала норма о заочном досудебном расследовании в законопроекте Князевича–Алексеева – если сейчас в УПК она касается только лиц, объявленных в межгосударственный и/или международный розыск, то предлагают применять ее к лицам, объявленным, в том числе, во внутренний розыск. Эта норма позволит заочно осудить в Украине того же Виктора Януковича, которого Интерпол не объявляет в розыск по политическим мотивам, но ее противники опасаются, что она обретет более широкое применение.

«Народный фронт» в обмен на изменение законодательства и поддержку кандидатуры Луценко требовал отдать пост первого заместителя генпрокурора бывшему адвокату экс-главе Госисполнительной службы Дмитрию Сторожуку, близкому к министру юстиции Павлу Петренко. Причем «фронтовики» настаивали, чтобы у него были полномочия по следствию. Объясняются такие пожелания, понятное дело, самыми благородными мотивами – чтобы во всем «держать баланс». Причем «фронтовики» снова используют свою излюбленную с недавних пор риторику – мол, мы готовы голосовать за Луценко, но это коллеги опять не могут друг с другом договориться. Страхующие шаткую коалицию своими голосами фракции «Видродження» и «Воля народа», в свою очередь, требуют каждый раз чего-то нового. Как минимум, гарантий неприкосновенности. «Батькивщина», «Самопомич» и «радикалы» встали в позу и голосовать за изменения в закон и нового генпрокурора отказывались.

В итоге, ситуация зашла в тупик, поскольку закон Князевича–Алексеева необходимо было кровь из носу принять именно на этой неделе. Дело в том, что он переносит на один год создание прокурорского самоуправления, хотя переходные положения закона о прокуратуре запустили его уже с 15 апреля. А на 26-е число генпрокуратурой анонсирована Всеукраинская конференция работников прокуратуры. Именно на этой конференции будут созданы два органа самоуправления – Совет прокуроров и Квалификационно-дисциплинарная комиссия.

Новые институты призваны сделать независимой работу прокуроров от своеволия и субъективности непосредственных начальников и высшего руководства Генпрокуратуры. Упрощенно – прокурорское самоуправление хоронит практику ручного управления кадровой политикой: право назначать и увольнять из рук генерального прокурора и его окружения передается органам прокурорского самоуправления.

Это означает, что кто бы ни стал новым «Генеральным», ему не удастся привести с собой новую команду.

Так, согласно изменениям, все назначения на административные должности руководителей прокуратуры – от районного уровня до заместителей Генерального прокурора – будут происходить на основании рекомендации Совета прокуроров.

Изначально, согласно приказу и. о. генпрокурора Юрия Севрука, подписанному еще 1 марта, конференция планировалась на 22 апреля. Как следует из комментария Антона Геращенко для «Главкома», под давлением депутатов ее удалось перенести. Как оказалось, ненадолго: конференция, как следует из анонса ГПУ, состоится 26 апреля.

Генпрокуратура, а также региональные, военные и местные прокуратуры позавчера уже выбрали своих делегатов. Если бы закон Князевича–Алексеева проголосовали в четверг, все эти усилия прокурорского корпуса оказались бы напрасными, поскольку запуск органов самоуправления в прокуратуре отложился бы на год.

У оппонентов прокурорского самоуправления есть свой аргумент, который на вчерашнем заседании парламентского комитета озвучил сам Юрий Луценко: «Конференция чертей не может избрать ангелов. Целая Генпрокуратура занимается Шабуниным )Виталий Шабунин – руководитель ГО «Центра по противодействию коррупции», которую в ГПУ подозревают в нецелевом расходовании средств, выделенных на реформирование прокуратуры, – «Главком»), назначают Стоянова )прокурором Одесской области – «Главком») и эти люди будут самоуправляться?!».


Стоит отметить, что согласно изменениям в закон о прокуратуре, высшим органом прокурорского самоуправления является Совет прокуроров Украины. В его состав входит два представителя Генпрокуратуры, четыре прокурора региональных и пять - местных прокуратур, а также двое ученых, избранных съездом высших юридических учебных заведений.

Совет прокуроров рекомендует назначение кандидатов на административные должности, что раньше находилось в компетенции ГПУ. Генпрокурор может не согласиться с Советом прокуроров. В этом случае вносится альтернативный кандидат.

Еще один орган в институте самоуправления – Квалификационно-дисциплинарная комиссия. В нее войдут пять прокуроров, три представителя уполномоченного по правам человека, один юрист )выдвинутый съездом адвокатов), два кандидата от съезда юридических вузов.

Ее функция – просеивать кандидатов на любые должности в органах прокуратуры, поскольку именно эта структура оценивает профессиональную подготовку претендентов, организует систему тестирования и решает вопросы по дисциплинарной ответственности. В ее компетенции – вопросы перевода на другие должности и и увольнения.



На своем демарше сегодня вечером Луценко фактически повторил эти аргументы: «Во вторник запланирована конференция прокуроров. Она создаст органы, которые возьмут на себя монопольное право назначения и увольнения… Уже никакой генпрокурор в среду не сможет снять заместителя прокурора или следователя без решения органов, которые прокуроры создают сами для себя. Мы вступаем в новую реальность, когда ГПУ вышла из-под контроля политиков. Принимать участие в декоративном возглавлении неподконтрольной структуры я не имею намерения… Со вторника будет создано самоуправление «дьяволов», которые должны набрать «ангелов». Я в этом процессе принимать участие не вижу возможности».

Что будет дальше – неясно. Пока Луценко считался единоличным кандидатом в Генпрокуроры, фамилии Павла Жебривского, Романа Говды, Сергея Горбатюка назывались, скорее, для поддержания информационного шума. После традиционно убаюкивающего пятничного заседания депутаты разбредутся до 10 мая, когда к прокурорскому вопросу можно будет вернуться снова. Конечно, за праздники Юрий Витальевич может и передумать, но слишком уж категорические заявления он сделал.

У правящей коалиции остается единственный инструмент сохранить будущему генпрокурору кадровые рычаги. Не исключено, что в течение трех рабочих дней, оставшихся до проведения прокурорской конференции, появится судебный иск, по которому мероприятие перенесут или отменят. О том, что существуют некие способы помешать прокурорам провести конференцию, «Главкому» сообщил влиятельный депутат профильного комитета. Но как именно это может произойти, он решил не уточнять.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP