Мнение: К чему приведет разгон КПУ

24 Июл 2014 00:00

Если выборы парламента состоятся без участия Крыма и части Донбасса, к чему все идет, то КПУ не светит попадание в парламент, даже если саму партию и не запретят.

'Коммунисты у нас какие-то 'левые', - пошутил однажды Юрий Луценко. Юрий Витальевич тогда был нардепом от Соцпартии, которая была прямым и главным конкурентом КПУ. А сами коммунисты в те дни отмечали десятилетие восстановления собственной партии, сообщает Фокус

Хотя это было не совсем 'восстановление'. Дело в том, что Компартия советской Украины была запрещена в августе 1991 года решением тогда еще Верховного Совета республики. В Польше, Чехии, Латвии и т. д. запреты тамошних компартий мотивировали по-разному. В Украине объяснение было простым: участие партии в организации так называемого ГКЧП.

На руинах компартии советских времен выросло немало других левых партий, и одно время самой влиятельной из них была как раз Соцпартия Александра Мороза, куда и входил упомянутый выше Луценко. Но КПУ не пала окончательно. 19 июня 1993 года в Макеевке прошел съезд 'новой' украинской компартии. Возглавил ее молодой (неполных 49-ти лет), но подававший большие надежды еще при СССР глава комсомольцев (а потом - коммунистов Донетчины) Петр Симоненко. Вот в 2003-м году коммунисты и отмечали это событие.

Судьба КПУ, рожденной в девяносто третьем, была конспиративна и причудлива. Макеевский съезд, например, проходил практически в подпольном режиме. По Донецку и округе колесили микроавтобусы и машины с активистами ультраправых организаций, которые хотели пикетировать съезд, а после - отлавливать его делегатов с целью 'воспитательной работы'. Высокие круги, в свою очередь, исповедовали версию, согласно которой за реанимацией КПУ стоял тогдашний президент Леонид Кравчук. Романтики от национал-демократии, матерясь, предполагали, что в Кравчуке заговорил 'коммунистический ген' (в конце восьмидесятых Леонид Макарович был секретарем ЦК украинской компартии по идеологии). Люди более прагматичные считали, что хитрый глава государства хочет создать в виде коммунистов противововес своему возможному оппоненту из когорты 'красных директоров'.

Очень скоро такой оппонент, в лице Леонида Кучмы, победил Кравчука на выборах - и начал строить капитализм. Тут-то и выяснилось, что КПУ понимает правила игры лучше многих записных либералов. До самого 2002 года, когда парламентские выборы выиграла 'Наша Украина' Виктора Ющенко, КПУ была надежным партнером властей. Та же отставка Ющенко с поста премьера (апрель 2001-го) была организована при прямом участии фракции КПУ, так что проголосовавшее за эту отставку ситуативное большинство либеральная пресса сразу же назвала 'красно-коричневым'. Зато против явно 'олигархического' премьера Виктора Януковича коммунисты выступали только на словах, и то - весьма осторожно.

И вот это время, казалось бы, закончилось. Фракция КПУ в украинском парламенте распущена. Рейтинг коммунистов низок уже давно (сейчас социологи дают им порядка 4 %). Если выборы парламента состоятся без участия Крыма и части Донбасса, к чему все идет, то КПУ не светит попадание в парламент, даже если саму партию и не запретят.

Что же теперь будет? Во-первых, наверняка можно считать законченной личную политическую карьеру Петра Симоненко. Практически все окружение от него уже отвернулось.

Во-вторых, конечно, другие лица могут повторить фокус 1993 года: основать 'новую' компартию, формально не имеющую связи с нынешней. Но нужны ресурсы. И грамотное использование этих ресурсов. Как показывает пример 'Украинского выбора' Виктора Медведчука, с ресурсами проблем может и не быть (Россия - страна все еще богатая), но вот эфективно использовать такие ресурсы в Украине в последние пару лет как-то не удается...

В-третьих, чисто теоретически можно было бы предположить, что 'гибель' КПУ выгодна их старым конкурентам: уже упомянутым СПУ и ПСПУ, а также, разумеется, регионалам. Однако это чересчур теоретический подход. Практика же такова, что любая партия мало чего стоит без разветвленного организационного аппарата и хорошего финансирования. В этом отношении хоть коммунисты, хоть регионалы, хоть социалисты любого окраса сейчас переживают, мягко говоря, не лучшие времена.

Но есть и 'в-четвертых'. Если выборы действительно состоятся в октябре, то участие в них не сможет принять ни одна новосозданная партия, которая претендовала бы на место КПУ. В этом случае регионалы действительно могут собрать процент-другой голосов господина Симоненко. Это если КПУ запретят.

То есть власть как раз не заинтересована запрещать компартию. Наоборот, она заинтересована позволить ей  участвовать в выборах, 'пролететь' мимо  Рады, и таким образом 'сжечь' некоторое количество заведомо оппозиционных голосов. Нынешние 'репрессии' против коммунистической фракции этому даже содействуют. В самом деле, почему бы гражданам, свято верующим в красное знамя, не проголосовать за разнесчастных коммунистов, которых так угнетают? А в итоге - меньше голосов получит та же ПР и другие пророссийские силы. Именно пророссийские, а не пролетарские. Защита интересов трудящихся к КПУ отношения не имеет. Ведь их дело  - 'левое'.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP