Мнение: Если завтра война… 'Маленькая' бедоносная?!

13 Мар 2014 00:00

Перспектива военного вторжения России в Украину 'чревата последствиями', и прежде всего - международными, геополитическими и геоэкономическими. Преимущественно негативными. Преимущественно для России, сообщает Дело

1. Международно-правовые

Люди не могут дать силу праву и дали силе право. (Блез Паскаль)

Принципы суверенитета и территориальной целостности современных государств как таковых, вкупе с нормами уважать и соблюдать их, четко и однозначно прописаны в достаточно большом количестве международно-правовых документов. Начиная с Устава ООН и заканчивая положениями документов ОБСЕ. Мировой опыт (в частности, кампания против Ирака после кувейтской агрессии последнего в 1991-1992 гг.) показывает, что в случае острой необходимости они могут достаточно быстро и просто обрести практическое применение.

Россия с международной трибуны регулярно доносит и аргументирует свой подход: нельзя под предлогом защиты своих граждан вмешиваться в дела суверенных государств. Россия сама высказывала и продолжает высказывать на этот счет серьезные опасения, в частности, в ООН - при обсуждении 'ответственности по защите' (где проходит грань между защитой граждан своего государства и вторжением на территорию 'чужого', даже сколь угодно близкого и родного?!) и двойных стандартов при применении оного (от Сербии и Косово до Афганистана и Ирака)...

Принципы суверенитета и территориальной целостности Украины, вкупе с обязательствами России соблюдать их и никоим образом не нарушать, прописаны в целом наборе международно-правовых документов. Начиная с т.н. 'Будапештского меморандума' о гарантиях безопасности Украины (1994 г.) и заканчивая т.н. 'Большим договором' о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Россией (1997 г.)

Фактически, перечеркнув т.н. 'Большой договор', Россия предоставила все резоны и поводы к возможному пересмотру как самого Договора, так и его 'производных', в т.ч. соглашений по пребыванию ЧФ РФ в Крыму (а тем более - пролонгации оного).

Над зданием парламента Крыма во время принятия оным решений-просьб о 'братской помощи' развевался не украинский, а российский национальный флаг. А международная политико-правовая легитимность решений, принятых под чужим флагом, крайне сомнительна.

В Военной доктрине РФ (п.20 р.III) четко указывается, что Россия считает правомерным применение Вооруженных Сил и других войск для отражения агрессии против нее и (или) ее союзников. Почему же Россия оставляет 'за скобками' право Украины на отражение агрессии (коей, несомненно, является явная или скрытая военная интервенция) против себя?

2. Международно-политические

Нет блага в войне, все мы просим у тебя мира. (Публий Вергилий)

Реалии российской военной экспансии - вызов всей европейско-евразийской мега-системе международной безопасности и стабильности. А тем более в ситуации, когда реальных, аргументированных и подтвержденных предпосылок для оного не имеется. Не говоря уже о том, что ключевые антикризисные механизмы - от прописанных в двусторонних договорах консультаций до многосторонних миссий ООН, ОБСЕ и иже с ними - не были не то что задействованы, но даже предварительно востребованы. (Обратим внимание хотя бы на отказ РФ прибегнуть к прописанному в ст. 7 'Большого договора' 1997 г. 'безотлагательному проведению соответствующих консультаций').

Навязываемое российской стороной 'жесткое' развитие событий дополнительно подтолкнет Украину (находя как минимум косвенную поддержку у неопределившихся) не только к ЕС, но и кНАТО - это даже не риторический вопрос, а как минимум субъективная (как максимум - объективная) реальность 'невыносимой легкости бытия'...

(Сценарии 'второй Чечни' и им подобные пока что оставим за скобками...)

3. Международно-экономические

Великой нацией нас делает не наше богатство, а то, как мы его используем. (Теодор Рузвельт)

Украина и Россия являются тесно связанными экономически и финансово как 'изнутри' между собой, так и 'извне' со всем мировым финансово-экономическим сообществом. В силу этого любое серьезное обострение украинско-российских отношений - это вызов и удар всей международной экономико-финансовой системе отношений по крайней мере в региональном масштабе. Не говоря уже о том, что фактический разрыв полноценных отношений, который ведут за собой вторжение и агрессия (а в конечном итоге - война), это как минимум удар по внешнеэкономическим связям (от валютно-финансовых траншей до потоков товаров и услуг) обеих сторон. А особенно - если это касается таких тесно взаимосвязанных (в форматах СНГ и т.п.) бывших советских республик.

Так, складывающаяся 'военно-экономическая' конъюнктура позволяет поднять и рассмотреть целый спектр наиболее 'острых' торгово-экономических вопросов - от газовых и газотранзитных до финансово-кредитных. Начиная с денонсации т.н. 'газофлотских' соглашений (подписанных в апреле 201 г. в Харькове). Уже сейчас ответственность за возможные перебои поставок газа в Украину и Европу (а значит, и встречные санкции, штрафы, пени и т.п.) априорно переходит к России.

(Кстати, о какой зоне свободной торговли, не говоря уже о Таможенном союзе, с участием Украины сейчас может идти речь?)

В целом потенциальная военная интервенция России в Украину - путь в никуда. Как с геополитической, так и с геоэкономической точки зрения. Да и не только с оных. Поэтому уже сейчас есть все резоны вспомнить мудрые слова основателя Римской империи Октавиана Августа: 'Не следует начинать сражения или войну, если нет уверенности, что при победе выиграешь больше, чем потеряешь при поражении'.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP