Мнение: Чем опасен для президента слабый министр обороны

25 Сен 2014 00:00

Не имеющий авторитета в армии министр - это путь к потере контроля над средним командным звеном, управляющим боями и пользующимся доверием у солдат

Валерий Гелетей стал политической проблемой президента Порошенко. Назначение милиционера госохраны на должность министра обороны воюющей страны с самого начала воспринималось мягко говоря неоднозначно. Сейчас же, после историй с ядерными боеприпасами, взрывы которых невозможно достоверно проследить, после немотивированной критики в адрес добровольческих батальонов, после оскорбления некоторых комбатов, которые решили попробовать себя в политике (министр обороны отверг их право на героизм), вопросов к Гелетею стало только больше. Главный вопрос конечно же - ответственность за августовский разгром нашей армии под Иловайском и в секторе 'Д'. Гибель, по разным данным, от 700 до 1000 воинов до сих пор не получила официальной оценки. Дело даже не в наказании виновных, а в том, что командование АТО и министр обороны, допустившие такие потери, до сих пор не распрощались со своими должностями.

Кто-то может считать, что боевые столкновения - это не сектор ответственности Минобороны, а вся вина лежит на Генштабе. Если и так, то почему Гелетей брал на себя ответственность за победы армии, публично докладывал Петру Порошенко о взятии Славянска в полевой форме - создавал прочную ассоциацию самого себя с боевыми победами, однако попробовал устраниться от поражений? 

Допустим, что никакого влияния на Верховного главнокомандующего и Генштаб министр обороны не имеет и занимается исключительно военным бюджетированием, снабжением и логистикой. Значит, по логике, за время работы такого министра должна наладиться логистика, поставки продуктов, экипировки, техники. Однако, успехов в снабжении войск мы также не наблюдаем. Бодрые рапорты Минобороны об обеспечении бойцов зимней формой разбиваются о реальность - все волонтёрские группы трубят о том, что украинская армия несет небоевые потери - солдаты заболевают в холодные ночи. Более того, рапорты о том что 70% бойцов обеспечены зимней формой волонтеры называют просто ложью. Вспоминаю сентябрьский ночной звонок координатора очень крупного волонтерского фонда, который едва не плакал от бессилия - пополнение для подшефной бригады приехало в часть, в которой не было не только бронежилетов, но даже постельного белья и трусов.

Может руководство МО сосредоточилось на мобилизации? Минобороны провалило реорганизацию военкоматов - множественные свидетельства говорят о том, что в областных центрах быстро появилась валютная такса за откос от АТО. В итоге, в армию начали загребать людей без разбора, игнорируя добровольцев, неравномерно по городам и селам, обманывая мобилизованных и рассказывая им, что они едут на учебные сборы. После чего массы неопытных солдат оказывались в зоне боевых действий. 

Качество мобилизации - уже ответственность министра обороны?

Конечно, можно возразить, что оправдание такому положению вещей есть - исковерканная государственная армейская машина, много лет заточенная исключительно под распил коррупционной ренты. Да, это так. Но ведь задача власти - менять систему, а не обвинять ее в своих провалах. То, что происходящее в армии - именно провал по ряду направлений, доказывает успешный опыт волонтеров, которые смогли построить систему снабжения войск фактически из ничего, на голом героизме и чувстве ответственности за свою страну. Не обращать внимание на волонтеров можно было пока они закупали продукты и одежду.  Но когда группа 'Феникс' Юрия Бирюкова отремонтировала целый самолет, или тот факт что и 'Феникс', и 'Народный тыл' начали снабжать войска боевыми автомобилями, а неназванные формально группы энтузиастов контрабандой протаскивают в Украину не только тепловизоры, но и снайперские винтовки - все это только подчеркивает и общую неэффективность государственной системы и вопиющую некомпетентность руководства Минобороны. 

Похоже, вопрос отставки Гелетея трактуется Петром Порошенко как вопрос авторитета власти 

Главный аргумент для минского перемирия и уступок агрессору звучал так: мы все еще слабы для войны с российскими войсками, нам нужно время, для того чтобы реорганизовать и оснастить армию. Перемирие, с кровью и стрельбой, но вступает в силу. Теперь пришла пора выполнять вторую часть компромисса и договоренностей с обществом - быстро модернизировать армию. 

К сожалению, как мы видим по воскресному интервью, вопрос отставки Гелетея трактуется президентом Порошенко, скорее, как вопрос авторитета и престижа власти. И критикующие его волонтеры, и журналисты,  и военные эксперты начинаются восприниматься президентской командой как враги. 

Накануне выборов Порошенко не может позволить себе уволить своего министра, так как это может быть истолковано избирателями в качества жеста слабости. По крайней мере, таким может быть ход мыслей президента или его советников. 

Для того чтобы выйти из этой порочной логики Банковой стоит  пересмотреть свое отношение к ситуации. И переместить 'вопрос Гелетея' из папки 'престиж' в папку 'безопасность'. Не хотелось бы напоминать, но подобную ошибку уже совершил Виктор Янукович - он полагал что вопрос отставки Виталия Захарченко после избиения студентов30 ноября находится в области его престижа. А оказалось, что этот вопрос стал для него не вопросом имиджа, а вопросом выживания.

Сейчас - аналогичная ситуация. Украина - воюющая страна. Против нее воюет жестокий и сильный враг - путинская Россия. Путин не оставит своих планов в отношении разрушения нашей государственности пока не умрет, либо не потеряет власть (скорее всего, этот процесс будет синхронным). Позволить себе некомпетентное командование и некомпетентное министерство обороны в такой ситуации - смерти подобно. Это по сути является приглашением Путину - входите, ничего с этим поделать не можем.

Кроме того, слабый министр обороны опасен президенту и по другой, внутренней причине. Очевидно, назначая на должность генерала из милицейской среды, Порошенко создал ситуацию, в которой армия и процессы в ней остались бы под его личным контролем. Однако, слабый министр обороны не может улавливать скрытые процессы в армии, не может контактировать с неформальными сообществами внутри вооруженных сил, не понимает психологию солдат и боевых офицеров. Банковая не понимает и боится добровольцев. И зря.

Ведь добровольцы мотивированы безопасностью Украины. Мотивация отдельных командиров армии, особенно, если эти командиры завербованы врагом, может быть иной. И слабый, не обладающий авторитетом в войсках и добровольческих батальонах, не умеющий снабжать воюющую армию министр - это прямой путь к потере контроля над средним командным звеном, непосредственно управляющим боевыми действиями и пользующимся доверием у солдат. История показывает, что военные перевороты совершались не министрами, а полковниками и майорами - командирами бригад и батальонов. И пока президентская вертикаль озабочена добровольцами, угроза может прийти с совершенно неожиданной стороны. 

Сергей Высоцкий,  ЛІГАБізнесІнформ


Новые обещания
FACEBOOK GROUP