Минск без Украины: к чему приведет пассивность Киева по Донбассу

12 Окт 2016 22:04

Октябрь обещает быть богатым событиями, связанными с минским процессом.

Впервые за долгое время минский процесс, который уже начали называть не иначе как замороженным, наконец сдвинулся с мертвой точки. 

Но солируют в нем, как и прежде, Москва и Вашингтон, усиливающее свое давление на Киев. Первая – заинтересована в реинтеграции Донбасса и сохранение его в Украине как фактора своего влияния, второй – стремится создать благоприятное наследие по украинскому вопросу для нового президента США. Украина же, для которой проблема Донбасса остается вопросом территориальной целостности и суверенитета, в силу политических причин до сих пор не может предложить свой сценарий разрешения конфликта, пишет forbes.net.ua

Есть контакт

В последние недели вокруг минских договоренностей началось заметное оживление. Несмотря на то, что 5 октября контактная группа в Минске назначила даты отвода тяжелого вооружения, всю прошлую неделю не удавалось полностью остановить обстрелы. В тестовом режиме запустили несколько демилитаризованных зон, которые должны обеспечить тишину на линии разграничения. И хотя процесс разведения войск проходит непросто, абсолютно очевидно, что стороны конфликта впервые за долгое время готовы идти на уступки и пробовать новые форматы обеспечения безопасности.

Не обошлось и без сбоев: в воскресенье стало известно, что отвод войск вблизи Станицы Луганской перенесли в связи с обстрелами. Но, опять же, перенесли, а не отменили. Уже в понедельник процесс под контролем ОБСЕ все-таки стартовал. В Золотом и Петровском развести стороны удалось, в принципе, без проволочек, и уже сейчас там идет разминирование территорий. 

Инициаторами оживления переговоров по Донбассу стали ЕС, США и Россия. Можно сформулировать даже более жестко – в формате компромисса между этими тремя силами без участия Украины. Подтверждает это сразу несколько фактов.

Во-первых, Украина снова получила кредитные гарантии США на $1 млрд. Если МВФ выделяет деньги под гарантии приведения бюджета в сбалансированное состояние, ошибочно именуемое у нас реформами, то США – под политические обязательства. Учитывая то, что выделение миллиарда совпало по времени с весьма жесткими заявлениями вице-президента США Джо Байдена по готовности сразу пяти стран ЕС отказаться от санкций против России и о «необходимости политических мер, которые должна принять Украина», американцы настроены решительно.

Инициаторами оживления переговоров по Донбассу стали ЕС, США и Россия. Можно сформулировать даже более жестко – в формате компромисса между этими тремя силами без участия Украины

Весной после выделения аналогичного $1 млрд мы стали свидетелями отставки Виктора Шокина с поста генерального прокурора. Тогда озвучивалась версия, что снятие Шокина было одним из требований американской стороны в обмен на сохранение кредитных гарантий. Сегодня же уходящая администрация Барака Обамы пытается создать будущему президенту США благоприятную почву для решения проблемы Донбасса. Поэтому, даже несмотря на то, что Киев пока не демонстрирует гибкости в выполнении минских соглашений, Штаты продолжат политику «пряника», но рано или поздно могут достать и «кнут».

Во-вторых, важно понимать, что реальный процесс переговоров по Донбассу проходит не по линии Киев-Москва-Брюссель-Вашингтон, а по гораздо более короткому маршруту Вашингтон-Москва. Это грустно осознавать, но это факт. Именно последняя встреча заместителя госсекретаря США Виктории Нуланд с помощником президента России Владиславом Сурковым стала реальный фактором активизации минского процесса.

И несмотря на то, что на этот канал коммуникации обратили внимание сравнительно недавно, именно по линии Нуланд-Сурков долгие месяцы вырабатывалось общее видение США и РФ в разрешении донбасского вопроса. И тот факт, что ни глава украинского МИД Павел Климкин, ни отвечающий за внешнюю политику президент Петр Порошенко никак не комментируют ход проведения переговоров по этой линии, говорит о том, что официальный Киев весьма ограничен в инструментах влияния на те решения, которые вырабатываются Нуланд и Сурковым. А учитывая то, что последняя их встреча ознаменовалась утверждением неформальной «дорожной карты» по реализации Минских соглашений, украинская дипломатия явно выпадает из контекста.  

И, в-третьих, на полях Генеральной ассамблеи ООН, прошедшей в конце сентября, президент Украины Петр Порошенко имел весьма неприятный разговор с вице-президентом США Джо Байденом. Его сутью было побудить Киев к активным действиям по имплементации политической части Минских соглашений.

Совокупность этих фактов формирует весьма удручающее впечатление о позициях действующей украинской власти в переговорном процессе по Донбассу, но, в то же время, дает все основания предполагать, что Минску – быть.

В ожидании сигнала

Фигуры, приближенные к минскому процессу, в личных беседах в один голос твердят: «Реальные подвижки есть, осталось дождаться политического сигнала из Киева».

Но именно в этом сейчас и состоит основная проблема. Петр Порошенко, будучи олицетворением украинской внешней политики, как ни странно, абсолютно не может выступить гарантом утверждения нынешним созывом Верховной Рады необходимых изменений в Конституцию. Простое большинство у Порошенко есть, конституционного – нет. И события под Верховной Радой 31 августа прошлого года показали, что любая активность президента по Донбассу может привести к политическому кризису.

В первую очередь, это связано с позицией его политических партнеров из «Народного фронта», чьи представители в силу служебного положения, подкрепленного личными бизнес-интересами, имеют прямой конфликт интересов с минским процессом. Именно для решения этой дилеммы Администрацией президента ведется активная работа по снятию с должности нынешнего главы МВД Арсена Авакова, который фактически возглавляет лагерь «ястребов» в украинской политике. Эту группу полностью устраивает действующий статус-кво по Донбассу: благодаря ему сохраняется возможность освоения обширных «военных» бюджетов, а внутренние неудачи можно безнаказанно списывать на тлеющий конфликт в восточных областях страны. И на эту группу не столь ощутимо давят Соединенные Штаты, которые после отставки Арсения Яценюка с поста премьер-министра фокусируют внимание именно на Петре Порошенко.

Молчание по-киевски

Основная идея Банковой заключается в увольнении Авакова с последующим расколом фракции «Народный фронт» в парламенте. Но и это не даст президенту никаких гарантий. Ключевые решения, связанные с Минском, придется проводить через сессионный зал. Фактически, Порошенко вынужден будет поставить все фракции – кроме «Оппозиционного блока» – в положение, когда им придется публично отказаться от той риторики, которая, собственно, и привела их в парламент.

Особенно это касается так называемого особого статуса Донбасса и объявления там выборов по украинскому законодательству. Нынешний созыв Верховной Рады абсолютно не готов даже к началу дискуссии на эту тему. Хотя парламент мог бы выступить со своей позицией по этому вопросу, дав президенту ориентиры для переговоров, что в принципе логично в условиях парламентско-президентской республики.

На данный момент единственным нормативным документом, который есть в Верховной Раде по статусу Донбасса, остается принятый 31 августа прошлого года в первом чтении законопроект №2217а, посвященный конституционным изменениям в части децентрализации. В нем есть ссылка на отдельный закон о так называемом особом порядке самоуправления в отдельных районах Луганской и Донецкой области. Но это далеко не тот документ, который ждут от Украины.

Даже на фоне активизации минского процесса абсолютно не заметно желание украинской власти предпринять хотя бы попытки обрести субъектность в переговорном процессе. Очевидно, что Банковая продолжает реализовывать старую стратегию по затягиванию времени

Что же касается реального закона о статусе Донбасса, то пока о нем ходят только слухи. Кто-то говорит, что несколько проектов еще с лета «гуляют» по коридорам Банковой, кто-то – что базовый текст появится после достижения договоренности между Москвой и Вашингтоном.

Аналогично обстоят дела и в вопросе проведения выборов на Донбассе. С одной стороны, акцент делается на том, что выборы должны пройти только по украинскому законодательству, с другой – пока даже не начаты консультации по целому ряду принципиальных вопросов. Какова избирательная система? Какие полномочия украинской ЦИК? Как гарантировать участие украинским партиям? Что делать с избирательным правом переселенцев? Это лишь малая часть тех острых вопросов, ни по одному из которых нет даже набросков решения.

При этом пока даже на фоне активизации минского процесса абсолютно не заметно желание украинской власти предпринять хотя бы попытки обрести субъектность в переговорном процессе. Очевидно, что Банковая продолжает реализовывать старую стратегию по затягиванию времени. Но если еще год назад она работала, то сегодня терпение мировых лидеров, которых в 2017 году будет интересовать совсем другая повестка дня, заканчивается.

Самое печальное, что даже западными партнерами уже всерьез обсуждается арсенал методов для принуждения Киева к диалогу. Особенно это касается Брюсселя, который, в отличие от Вашингтона, экономически заинтересован в отмене санкций. В определенный момент может дойти до откровенного шантажа, и пока непонятно, как наша страна собирается на это реагировать.

Учитывая тот темп переговоров, который взяли Москва, Брюссель и Вашингтон, уже в этом месяце мы можем стать свидетелями коренного перелома в минском процессе. Который, как бы печально это ни звучало, может произойти практически без участия Киева. Поэтому если за два года у украинской власти наконец вызрела своя позиция по Донбассу – сейчас самое время ее озвучить.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP