Министр практических действий: что ждет бизнес от Игоря Насалика

30 Май 2016 13:14

На конгрессе «Энерговесна 2016» обсудили энергетический прорыв на Запад, ликвидацию шахт и подводные камни «зеленой» энергетики.

Украинский энергетический бизнес давно готов к реформам, в отличие от чиновников всех ветвей власти и профильных министерств. Это особо остро чувствовалось на Энергетическом конгрессе «Энерговесна 2016», который прошел в Киеве 27 мая. От власти ждут конкретных действий и реализации конкретных проектов, чтобы сдвинуться с мертвой точки. Министр энергетики и угольной промышленности Игорь Насалик такую надежду дал.

Среди его обещаний: увеличить возможности экспорта электроэнергии; поднять собственную добычу газа, чтобы уже к 2020 году отказаться от импорта голубого топлива из России; закрыть нерентабельные шахты и повысить закупочную цену угля; активно вводить в энергетический баланс Украины нетрадиционную энергетику. В кулуарах представители энергокомпаний высказывали предположение, что «этот министр назначен, чтобы реализовать хотя бы пару инфраструктурных проектов и продать ряд компаний, которыми государство не может управлять – те же шахты и «Центрэнерго». 

Бывший министр Владимир Демчишин, ожидаемо, получил довольно негативные оценки, самая мягкая из которых была – «необучаемый». От Насалика как от бизнесмена ждут более решительных практических шагов, пишет forbes.net.ua

Забытый энергомост

Одной из главных задач министерства был назван энергетический прорыв на Запад – возобновление и увеличение экспорта электроэнергии в европейские страны. В Украине всегда было перепроизводство электроэнергии. В 2014 году, после аннексии Крыма и начала военных действий на Донбассе, когда были сломаны технологические цепочки поставок топлива на ТЭС и передача электроэнергии сетями, страна прекратила весь экспорт. Два года энергосистема Украины работала в авральном режиме. Но сегодня ситуация выровнялась. Вследствие падения экономики сократилось потребление электроэнергии почти на 20%, и генерации некуда девать продукцию. Экспортные контракты – это не только поддержка ее работы, но и поступление дополнительной валюты в страну.

Снижения потребления электроэнергии не намечается, и вряд ли «зеленая» энергетика сможет покрыть все потребности, поэтому от строительства новых атомных блоков никто не отказывается

Игорь Насалик заявил, что поддерживает возобновление работы магистральной линии электропередачи мощностью 750 кВт «Хмельницк – Жешув» в Польше. Эта линия работала с 1985 по 1993 год. Потом ее остановили. И именно поляки заинтересованы в возобновлении ее работы. «Польша на 90% зависит от работы угольных ТЭС, однако, согласно обязательствам перед Евросоюзом, должна провести полную реконструкцию своих мощностей, чтобы соответствовать экологическим нормам. Нам в ближайшее время понадобится до 5000 МВт электроэнергии», – объясняет Гжегож Станиславски, вице-президент компании «Полэнергия СА».

Примерно такая же ситуация и в Венгрии. Идею возобновления ЛЭП с Хмельницкой АЭС на Польшу давно продвигает президент НАЭК «Энергоатом» Юрий Недашковский: «От 6 до 9 тыс. МВт у восточноевропейских коллег дефицит. Это хорошая ниша, которую мы могли бы занять. Потому что сооружение «Росатомом» АЭС на 2400 МВт в Беларуси может открыть российскую экспансию. Только быстрая реализация нашего проекта позволит ее занять». Стоимость проекта 55 млн евро, срок реализации – 18 месяцев, в течение которых необходимо провести ремонтные работы на ЛЭП в Польшу и Венгрию, подключить второй энергоблок Хмельницкой АЭС к Бурштынскому энергоострову, работающему параллельно с европейской энергосистемой ENTSO-E. Кстати, такое подключение позволит, в случае проблем на ХАЭС, получать электроэнергию из Европы. Готовятся организационно-правовые документы и разрабатывается ТЭО проекта.

Также Недашковский сообщил, что 12 мая 2016 года закончены все формальные межгосударственные процедуры и вступила в силу денонсация договора о достройке третьего и четвертого блоков ХАЭС совместно с «Росатомом». Теперь НАЭК ищет новых партнеров. Недавно в Париже был подписан новый международный договор о снижении выбросов в атмосферу, поэтому Европа будет снижать количество станций, работающих на угле. Но снижения потребления электроэнергии не намечается, и вряд ли «зеленая» энергетика сможет покрыть все потребности, поэтому от строительства новых атомных блоков никто не отказывается. Например, строятся новые станции в Великобритании, Финляндии, Болгарии. И наши новые блоки будут востребованы, тем более, если мы начнем полностью работать параллельно с Европой.

И снова уголь

Довольно бодро министр заявил, что деньги, выделенные на ликвидацию шахт, больше не будут направлять на выплаты зарплат шахтерам. А наоборот, 11 шахт в 2016 году отправят-таки на ликвидацию, 15 выставят на приватизацию, а 7, наиболее перспективных, оставят за государством. При этом министр пообещал поднять закупочные цены на уголь. К сожалению, когда это произойдет, и насколько будут повышены цены, он сказать не смог.

Длительное время цена на уголь устанавливалась в ручном режиме, и высчитывалась с привязкой к производству тепловой энергии. К началу 2016 года НКРЭКУ подготовила документ об отдельном ценообразовании на уголь и тепловую энергию

Вопрос цены угля всегда был краеугольным камнем в отношениях между экс-министром Демчишиным и компанией ДТЭК, крупнейшим частным добытчиком угля и владельцем ТЭС. Демчишин выставлял цену в 1100 гривен за тонну, ДТЭК требовала не менее 1500 гривен. Дмитрий Вовк, глава НКРЭКУ, пояснил, что длительное время цена на уголь устанавливалась в ручном режиме, и высчитывалась с привязкой к производству тепловой энергии. К началу 2016 года ведомство подготовило документ об отдельном ценообразовании на уголь и тепловую энергию. Для угля были выбраны независимые индикаторы цены, как это используется при определении цены на газ. Что именно содержит документ, и когда он будет принят, чиновник не уточнил.

Приватизацию единственного госпредприятия генерации – «Центрэнерго» – опять перенесли на 2017 год. И про заявленную реконструкцию тамошнее руководство явно забыло. Тот же Насалик сообщил, что все оборудование, изготовленное для замены блоков на станциях «Центрэнерго», не устанавливается и продолжает лежать на складах «Турбоатома». «Кому это выгодно?» – задал риторический вопрос в зал министр.

Контроль над силами природы

Чуть ли не впервые на мероприятие такого уровня были привлечены представители «зеленой» энергетики. В последние два года развитие этой отрасли в Украине практически прекратилось. Хотя именно под эти проекты европейцы могли бы выделить хорошие инвестиции, да и развитие этой сферы послужит хорошим аргументом для выделения денег и по другим направлениям, кроме угля и тепловой генерации.

Наиболее быстрыми темпами развивается биоэнергетика. На сегодня предприятия уже производят порядка 3 млрд кубов биогаза, а могут еще больше, но процесс развития тормозит законодательная база

Буквально в канун проведения конгресса Кабмин разрешил ГП «Энергорынок» покупать электроэнергию у ветропарка «Новоазовский», расположенного на неподконтрольной территории. Одним из инвесторов этого парка выступил ЕБРР, и его руководство было очень недовольно отсутствием возврата инвестиций. Игорь Насалик пообещал найти возможности для более интенсивного развития «зеленой» энергетики, но предупредил бизнес, чтобы он уже начинал решать очень актуальный вопрос – баланса «зеленой» и традиционной энергетики.

Дело в том, что Европа встала перед новым вызовом: зеленых мощностей там достаточно, уже периодически фиксируется их превышение над традиционными. Днем солнечная энергия с юга передается на север, а ночью – энергия ветра с севера на юг. Но для такой передачи требуются чрезвычайно сложные смарт-системы. А с увеличением объемов энергии системы нужны все более сложные, большие, и многофункциональные – то есть растет стоимость системы управления и балансировки «зеленой» энергией. Европейские энергетики уже столкнулись с определенными трудностями. Причем, такие проблемы возникают, когда «зеленая» энергетика занимает 9-10% баланса. В Украине этот показатель – всего около 1,5%, но и перед нами когда-то встанет эта проблема.

Наиболее быстрыми темпами развивается биоэнергетика. На сегодня предприятия уже производят порядка 3 млрд кубов биогаза, а могут еще больше, но процесс развития тормозит законодательная база. К сожалению, биоэнергетики не могут выйти на самый массовый, и самый проблемный рынок – поставки тепла населению, где ежегодно тратится до 10 млрд кубов газа. Это связано как с формированием тарифа, так и с допуском в сетевые коммуникации. В Биоэнергетической ассоциации Украины есть свои законодательные наработки, но когда дойдут до них руки чиновников, неизвестно.

В этом плане добытчикам традиционного газа немного легче. Им удалось донести чиновникам мысль, что рентная плата в 70% – это очень много. Сегодня рента уже снижена до 50%, но рассматривается вопрос увязки с глубиной добычи и стоимостью газа на мировых биржах. Потому что сегодня в мире нет проблемы доступа к газовым площадям, но есть проблема финансов – инвестор хочет видеть свою выгоду от вложения.

Своими силами Украине не повысить уровень добычи в ближайшие годы – страна сильно отстала в применении технологий. Например, впервые за последние 20 лет «Укргаздобыча» собирается проводить гидроразрыв пласта для увеличения газоотдачи скважин. В 2016 году объявлен тендер на 100 гидроразрывов, о чем сообщил глава госкомпании Олег Прохоренко. Недавно на заседании Кабмина была представлена программа увеличения добычи ПАО «Укргаздобыча», но Игорь Насалик назвал ее «больше политической, нежели технической». А поэтому уже на текущей неделе собирается вызвать руководство «УГД» для подробного обсуждения программы.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP