Любимые банки Валерии Гонтаревой. Как Нацбанк делает рынок «прозрачным»

3 Мар 2016 13:26

С апреля этого года все банки, работающие на украинском рынке, обязаны показать структуру собственности.

Процесс раскрытия структуры собственников банков руководитель НБУ превратила в доходный бизнес, давая преференции своим финучреждениям и расправляясь с теми, кто отказался от «сотрудничества» с чиновниками?

С апреля этого года все банки, работающие на украинском рынке, обязаны показать структуру собственности. Этого требует постановление НБУ от мая прошлого года. Однако некоторые участники рынка считают, что в Нацбанке применяют двойные стандарты: от одних банков требуют немедленного раскрытия собственников, а владельцам других разрешают остаться инкогнито, пишет Главком

За примерами далеко ходить не надо. Недавно выяснилось, что постановление Нацбанка об обязательном раскрытии собственников не распространяются на «Платинум-банк». О том, что банк может пока не открывать структуру собственности, заявила заместитель главы НБУ Екатерина Рожкова. До назначения в Нацбанк она занимала пост… и.о. главы правления «Платинум банка».

Компании близкие к Валерии Гонтаревой «поднимаются» на коррупционных схемах


Чем указанный банк заслужил эту отсрочку в обнародовании фамилий собственников? В НБУ это объясняют задержанием в Израиле главы Набсовета банка Григория Гуртового, который собирался увеличить свой пакет акций банка до 70%. Между тем, эксперты считают, что это лишь предлог, чтобы скрыть истинных собственников «Платинум-банка», которые являются бизнес-партнерами Валерии Гонтаревой.

«Все почему-то должны открывать структуру собственности, а «Платинум» - нет. В прессе пишут, что банк принадлежит семье Януковича и его реальными собственниками являются одесские бизнесмены Кауфман и Грановский. Есть какая-то реакция Нацбанка? Нет. Или «Фидобанк», который формально принадлежит Александру Адаричу. Его никто не трогает. Хотя все знают, что все серьезные решения, связанные с этими банками, принимаются в Москве», - утверждает известный журналист, ведущий программы «Гроші» Александр Дубинский. По его словам, инициатива открыть конечных собственников финучреждений – разумна. Ведь и регулятору, и вкладчикам важно знать, кто стоит за тем или иным банком. Личность владельца часто оказывается решающей при принятии многих решений. Для НБУ – спасать ли тонущий банк с помощью рефинансирования. Для вкладчика – доверять ли ему свои деньги.

В Нацбанке презентовали критерии «подозрительной» структуры собственности банков. Например, к «непрозрачным» структурам относится, так называемая, «футбольная команда», когда у банка много акционеров и каждому из них принадлежит менее 10%. Или же «путаница», когда между акционерами существуют некие перекрестные связи, среди которых невозможно найти собственника. Не приветствуются в НБУ также использование трастов и доверенностей, поскольку это позволяет уйти от ответственности в том случае, если банк признают неплатежеспособным. С подозрением регулятор смотрит на инвесторов с иностранным гражданством (особенно из дружественного Кипра), ведь это – одна из самых распространенных схем скрыть настоящего владельца.

В НБУ заявили, что будут нещадно бороться с такими банками. И даже провели «показательные казни»». Одним из первых наказание получил банк «ТК Кредит», который признали неплатежеспособным и вывели с рынка – как раз по причине непрозрачности структуры собственности.

Еще один банк, ставший жертвой борьбы за прозрачность – ЮСБ. Как заявил бывший руководитель департамента регистрационных вопросов и лицензирования НБУ Леонид Антоненко, это был типичный пример того, как с банком просто расправились. НБУ направил в банк письмо с подозрением о непрозрачности собственности, и уже через неделю в банк ввели временную администрацию. Хотя, по словам Антоненко, обычно банкам дается девятимесячный срок, чтобы привести свою деятельность в соответствие с требованиями НБУ.

Леонид Антоненко убежден: НБУ в данном случае применил политику двойных стандартов, не дав финучреждению ни малейшего шанса найти выход. Ведь к другим банкам, оказавшимся в похожей ситуации, отношение НБУ было куда более лояльным.

Об избирательности подхода Нацбанка по отношению к банкам, чья структура собственников вызывает сомнения, говорит и Александр Дубинский. «Какие-то банки заставляют открывать свою структуру собственности и прессуют их вплоть до угрозы введения временной администрации и выведения с рынка. А некоторые банки живут в режиме скрытых собственников и прекрасно себя чувствуют», - утверждает журналист.

Примеры приближенных к Валерии Гонтаревой банков показывают, что, когда нужно, НБУ охотно отходит от своих же требований. Примеры - банк «Авангард», владельцем которого является компания ICU, из числа собственников которой Валерии Гонтарева формально вышла после перехода на работу в НБУ. Или «Международный инвестиционный банк», близкий к семье главы государства. Еще один банк, по мнению НБУ, имеющий «прозрачную структуру» - «Финексбанк», половиной которого владеет некая гражданка Латвии. Хотя СМИ не раз указывали, что за этим финучреждением маячит фигура младшего Пшонки.

С другой стороны, есть банки с понятными контролерами и структурой, но НБУ относит их к «непрозрачным».

Банковский эксперт Николай Суганяка нарекает на установленные Валерией Гонтаревой непрозрачные правила игры, в результате которых финансовые учреждения на украинском рынке целиком и полностью зависят от воли НБУ. «Важно, чтобы правила были для всех понятными – для улучшения инвестиционного климата. Нужна четкая понимаемая ситуация в стране, и правила игры, которые не меняются как кому угодно. Это похвально - открыть собственность банков. Но мы не видим в этом процессе до конца четких и понятных правил, которые едины для всех», - отметил банкир.

Открыть своих собственников украинские банки должны были еще в январе этого года. Но потом регулятор перенес этот срок на апрель, дав финучреждениям еще три месяца, чтобы обнародовать фамилии владельцев. По мнению источника в НБУ, это было сделано для того, чтобы оказывать давление на владельцев.

«В результате собственники разделились на тех, кто договорился и остается, уверенный, что его не «хлопнут». И тех, кто тоже договорился, но о том, чтобы успеть вывести деньги, перед тем как его хлопнут. Впрочем, самые умные уже давно вывели деньги за границу, а, значит, им нечего бояться», - считает собеседник.

Источник утверждает, что НБУ почти всегда знает конечных бенефициаров банков. И нынешняя кампания с требованием раскрыть структуру собственников – просто дополнительный повод надавить на определенные финучреждения, кого-то выдавить с рынка, расчистив место под «придворные» банки. По словам Николая Суганяки, у Национального банка и так есть все инструменты для того, чтобы провести проверку и при желании вывести с рынка любое финучреждение. Но ведь лишний повод для запугивания не помешает?

Новые обещания
FACEBOOK GROUP