Коррозия «Оппоблока». Ахметову и Фирташу тесно в одной лодке

23 Дек 2015 23:00

У бывших «регионалов» – очевидный кризис самоидентификации, умноженный на внутренние противоречия в их нынешнем пристанище «Оппозиционном блоке».

У бывших «регионалов» – очевидный кризис самоидентификации, умноженный на внутренние противоречия в их нынешнем пристанище «Оппозиционном блоке». 

Сколоченный когда-то как временный проект «Оппоблок» выполнил свою функцию и теперь нуждается в перезапуске – вот только не факт, что для всех его нынешних членов в «апгрейженом» проекте найдется место. Более того, не факт, что «оппозиционных» проектов не станет больше: мажоритариям партии в лице Рината Ахметова и Бориса Колесникова с одной стороны и Дмитрия Фирташа, Сергея Левочкина и Юрия Бойко с другой тесновато в одной лодке. 

По старой доброй традиции Партии регионов конфликты эти не прорываются наружу, более того, на местных выборах группам удалось ради общего дела поделить между собой регионы. Но результаты самих выборов для экс-«регионалов», которые рассчитывали на полноценные реванши в своих традиционных вотчинах, оказались двоякими, пишет Главком

Партия прошла в большинство облсоветов, но при этом не смогла самостоятельно сформировать большинство ни в одном из них. Также от «Оппоблока» не был избран ни один мэр областного центра – ахметовский ставленник в Запорожье (как и в Мариуполе) шел самовыдвиженцем. Харьков, как подозревают многие в «Опооблоке», был сдан Игорю Коломойскому не только усилиями Геннадия Кернеса, но и негласно подыгравшего ему руководителя местной отделения партии Михаила Добкина. Бывший «регионал» Труханов в Одессе шел на выборы под брендом собственной партии, а в Николаеве и Днепропетровске кандидаты от партии потерпели болезненные поражения. Победы кандидатов от партии в Павлограде, Кривом Роге и некоторых городах Донбасса стали слабым утешением, особенно если учесть, что в Кривом Роге Рада таки назначила перевыборы.

В новой одежке

О том, что «Оппозиционному блоку» необходим ребрендинг, говорят давно. По сообщениям источников из партийного штаба в столичном небоскребе «Парус», такая идея возникла еще в начале года – проводился ряд социологических замеров, фокус-групп, которые выбирали из нескольких вариантов. В итоге, остановились на «Партии мира и развития» – в сентябре это название впервые озвучил на телеканале «Интер» Сергей Левочкин.

«Сейчас мы думаем о ребрендинге – изменении названия, – официально подтвердил планы Левочкин. – И когда мы на эту тему рассуждаем, то в названии партии должны звучать слова, которые бы наиболее четко отображали наши цели и задачи. Главная наша цель – мир и развитие, поэтому, скорее всего, наша партия будет называться «Партия развития и мира».



Выразив надежду на скорые парламентские перевыборы, Левочкин сообщил, что смена названия станет одной из главных тем партийного съезда. Но на этом все заглохло – никакого съезда до сих пор не было, а большинство депутатов от «Оппозиционного блока» заявляют, что лишь слышали такое заявление Левочкина, но пока ничего не могут сказать о конкретике. Пока досрочных выборов скорее не будет, чем будут, особых причин спешить с переименованием нет.

«Ребрендинг вообще – хорошая штука, – говорит «Главкому» один из действующих депутатов «Оппоблока» из «ахметовской» квоты. – Потому что к нынешнему названию успели привязать кучу негатива – «рыги», реваншисты и все такое. Кстати, нам изначально надо было поменьше пускать на телеэфиры депутатов, которые прямо ассоциируются с прошлой властью, а делать ставку на новых вроде того же Мураева или Скорика». В частности, того же «старожила» Александра Вилкула многие коллеги по фракции журили за то, что тот поймал звезду и нацепил корону, поэтому и партийная поддержка во время его была весьма скудной. Равно как нардепы от «Оппоблока» не особо рвались отстаивать победу Вилкула-старшего в Кривой Рог. При этом Вилкул-младший, как компромиссная фигура для всех «отцов-содержателей», рассматривался в качестве руководителя обновленной партии, но знаковое поражение в Днепре слегка подкосило его карьерные перспективы.

Собирание обломков

Появлению «Оппозиционного блока» предшествовали громкие похороны Партии регионов. Причем многие бывшие регионалы» до сих пор уверены, что после бегства Януковича достаточно было отстранить бывшее руководство ПР, покаяться в ошибках и идти на выборы под старым «бело-голубым» брендом.

«Мы даже готовы были сами подать в прокуратуру заявления о расследовании преступлений Януковича и его команды, – вспоминает в разговоре с «Главкомом» один из бывших «регионалов», которому не нашлось места в «Оппоблоке». – Но Ахметов после разговора с Нуланд взял четкий курс на слив партии, причем все началось с президентских выборов, когда он настоял на баллотировании заведомо непроходного Добкина».



Разногласия между нынешними акционерами «Оппозиционного блока» проявлялись еще тогда: группа Фирташа – Левочкина считала более перспективным кандидатом Сергея Тигипко, но не смогла убедить в этом съезд. Тигипко пошел в президенты самостоятельно, а «газовики» создали собственный проект «Партия развития Украины». Как оказалось, не зря – в преддверии парламентских выборов Партия регионов устами ближайшего соратника Ахметова Бориса Колесникова отказалась от участия в них, мотивировав это тем, что многие ее традиционные избиратели не смогут голосовать.

«Фактически идеологами «Оппозиционного блока» были Левочкин и, как ни странно, его давний недруг Шуфрич, – говорит собеседник «Главкома». – Они просто поставили Ахметова перед фактом, что в любом случае пойдут на выборы на свои деньги, и тому ничего не оставалось, как в последний момент запрыгнуть в вагон».

На тот момент это объединение себя оправдывало – объединив ресурсы, как медиа, так и финансовые, бывшим «регионалам» удалось за короткий срок сколотить себе какую-никакую политическую крышу и получить на выборах почти 10%. При этом Колесников, который сейчас возглавляет теневое правительство и претендует на лидерство в обновленной партии, оказался вне парламента.

Столпотворение в оппозиции

Но амбиции и личностные непростые отношения оппозиционеров никуда не делись. И сейчас они могут привести к тому, что состоится не только ребрендинг «Оппоблолка», но и его распад на части.

«Там есть разные группы даже по геополитическим ориентациям – пророссийская и проамериканская, кто-то на Колесникова смотрит, кто-то на Левочкина. Рано или поздно их пути должны разойтись, – считает политолог Андрей Золотарев. – Янукович держал своим весом весь этот конгломерат от православных фундаменталистов до людей либеральных взглядов. А теперь, когда нет сдерживающих факторов, будет естественно, если это приведет к разводу. Его катализатором могут стать выборы – чем ближе к ним, тем больше будет разночтений. Да и финансовые вопросы там, насколько я знаю, не урегулированы».

Впрочем, близкий к «Оппозиционному блоку» политтехнолог Кость Бондаренко считает, что такое «почкование» как раз навредит электоральным перспективам: «Нет политической целесообразности разбиваться на разные партии. Там есть две группы с непростыми отношениями, но что касается развода, то это может привести лишь к утрате электорального поля. Многие восточные области будут голосовать за политсилу, связанную с Ринатом Ахметовым, у второй же группы есть сильные позиции на юге. Их объединение обеспечивает определенную синергию, а разъединение может навредить».

Бондаренко считает, что местные выборы показали, что у «Оппозиционного блока» или партии с новым названием на его базе есть потенциал для роста: «Если бы эти выборы были провальными, возможно, и стоял бы вопрос, стоит ли дальше существовать в таком формате. Но по общему количеству голосов «Оппозиционный блок» вышел на второе место, и если на парламентских выборах он преодолел 5% барьер только в шести областях, то на этих – в шестнадцати».

Впрочем, далеко не все так радужно. Представители «Оппоблока» сетуют на появление партий-спойлеров вроде «Нашего края» и «Видродження», которые топчутся на умеренно оппозиционном поле и отнимают голоса у «настоящих оппозиционеров». Плюс в оппозиционной нише себя позиционируют недолго пробывшая в коалиции Радикальная партия и «патриотические» проекты вроде «Укропа».

Хотя, согласно соцопросам, «Оппозиционный блок» и набирает по чуть-чуть поддержку, но явно не пропорционально росту протестных настроений. Последние лучше использует «Батькивщина», занявшая удобную позицию оппозиции в коалиции, те же «Укроп» и «Свобода». Более того, в «миролюбивую» нишу «Оппоблока» пытаются зайти новые игроки – так недавно прошел съезд партии «Успішна країна» беглого экс-министра доходов и сборов Александра Клименко. Конечно, в адекватности восприятия реальности мечтающего вернуться Клименко есть сомнения, однако помпезные форумы по «восстановлению Донбасса» он проводит совместно со структурами никуда не сбежавшего и вполне трезвомыслящего Левочкина.

Так что пройди парламентские выборы сейчас, вряд ли «Оппоблоку» удалось бы существенно улучшить результат – сомнительная слава прямого наследника Партии регионов и прилипшее клеймо «сепаратистов» ограничивает возможности роста. Насколько поможет новое, пусть и протестированное на фокус-группах название – также еще вопрос. Пока досрочные выборы отложены на неопределенный срок, ребрендинг поставлен на паузу, а отцы-основатели проекта продолжают внутренние склоки. Попутно прикидывая возможность разойтись разными путями – тот же «венский страдалец» Дмитрий Фирташ, по информации из его окружения, не против начать очищение своей репутации с помощью собственной политической силы.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP