Как Верховная Рада сегодня решила упростить жизнь коррупционерам

10 Ноя 2015 18:46

Парламент на бумаге борется с коррупцией, но проваливает эту важную миссию на практике.

10 ноября во втором чтении и в целом Верховная Рада приняла проекты законов N2540а и N2541а.Эти документы вводят режим так называемой спецконфискации - возможность забирать имущество до того, как в деле появился подозреваемый, а также имущество третьих лиц, если есть данные, что оно получено преступным путем. Вступление в силу упомянутых законов могло бы дать огромный толчок борьбе с коррупцией в Украине. 

Но с момента принятия правительственной редакции этих документов они были изменены. Хотя, предыдущий вариант отвечал минимальным стандартам ЕС, что подтверждал и глава представительства Европейского союза в Украине Ян Томбинский, пишет Деловая столица

Напомним, что с первой попытки, предпринятой 5 ноября, Рада не смогла принять два конфискационных закона в целом и они были отправлены в правоохранительный комитет, который возглавляет бютовец Андрей Кожемякин, на доработку. Оттуда проекты вернулись в переписанном виде. Сразу после заседания комитета, 9 ноября, заместитель генпрокурора Виталий Касько заявил, что против принятия законопроектов в такой редакции. По его словам, те правки, которые были внесены депутатами и одобрены комитетом, нивелируют суть этих законопроектов. Самые важные изменения вносили лично нардепы Андрей Кожемякин и Сергей Власенко.

Какие же правки придумал комитет? Законопроект 2541а предусматривает одну из главных фишек, для борьбы с коррупционерами. Она состоит из одной единственной нормы: "Деньги, ценности, в том числе средства, находящиеся на банковских счетах или на хранении в банках или других финансовых учреждениях, иное имущество, указанные в этой статье, переданные лицом, совершившим преступление, предусмотренное настоящим Кодексом, третьему лицу, которое получило или приобрело у подозреваемого, обвиняемого или осужденного имущество, полученное преступным путем, в случаях, предусмотренных частью первой статьи 961 Кодекса, безвозмездно или в обмен на сумму, значительно ниже рыночной стоимости, либо знала или должна были знать, что цель такой передачи - избежание конфискации или специальной конфискации, подлежит специальной конфискации".

9 ноября Кожемякин дополнил ее следующим условием. «Вышеупомянутые сведения в отношении третьего лица должны быть установлены в судебном порядке на основании достаточности доказательств. Специальная конфискация не может быть применена к имуществу, которое находится в собственности добросовестного приобретателя». Это делает норму расплывчатой и уж точно непригодной для оперативного реагирования - как раз того, что надо в случае с коррупционерами.  Как известно, сейчас переписывание имущества на третьих лиц - самая распространенная практика коррупционеров.

За примерам далеко ходить не надо. Летом в Украине приезжал Дмитрий Табачник, экс-министр образования, для того, что бы переписать дом и землю на свою мать, после чего он был объявлен в розыск. 23 октября Печерский районный суд отказался наложить арест на жилой дом, квартиру и земельный участок. Аналогично уплывает имущество Александра Януковича. Как уже сообщала «ДС», летом офисный центр на улице Волошской, 11-а, в Киеве на Подоле, в котором находился офис близкой к Януковичу фирмы "Танталит", был перепродан. Согласно Реестру имущественных прав его новым владельцем стал 29-летний житель Енакиево Яшар Ходжаев (по данным "ДС", ранее он работал на Енакиевском коксохимпроме Юрия Иванющенко).

Похожий финт Януковичи провернули в конце 2014 г. со своим элитным домом и землей на Оболонской набережной. Раньше они были оформлены на ООО "Киевбуджитло", которым владело ООО "Дом лесника" - распорядитель охотничьих угодий Януковича в Сухолучье. Летом активы переписали на малоизвестного уроженца Кировоградской области Артура Ростомьяна.

Помимо правки Кожемякина в законе №2541а, второй родственный закон - №2540а, который собственно и вводит обширное понятие спецконфискации, еще больше добивает возможность ареста такого имущества. По словам Виталия Шабунина, главы Центра противодействия коррупции, это делает не возможным три правки депутатов: законопроекты в редакции правоохранительного комитета требуют, чтобы в начале расследования следствие имело полную доказательную базу. Второе - каждый объект конфискации должен быть связан с коррупционным действием напрямую (по сути, выводится и под удара вся недвижимость - "ДС"). Третье - арестовать можно только то, что равняется размеру причиненного вреда.

По словам Шабунина, с текущими редакциями законов о спецконфлискации, арестовать имущество коррупционеров (как в случае с домом, переписанным на мать Табачника или домами Януковича) становиться просто не возможным.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP