Как новый глава фискалов Роман Насиров возвращает старые схемы

30 Июн 2015 15:46

Насколько резонансным было назначение самого Насирова, настолько кулуарно сейчас происходят изменения в аппарате службы.

На прошлой неделе глава Государственной фискальной службы Роман Насиров презентовал проект институциональной реформы ГФС. 

Подготовка этой концепции была покрыта мраком тайны еще со времен предшественника Насирова Билоуса. И в открытом доступе (во всяком случае, на сайте самой службы) с проектом нельзя ознакомиться до сих пор, пишет Главком

Присутствовавший на презентации премьер Арсений Яценюк подчеркнул необходимость преобразования налоговой милиции в службу финансовых расследований, предложил пилотный проект по передаче некоторых таможен в аутсорсинг иностранным компаниям и потребовал тотальной смены руководителей фискальной службы в регионах. На изменения в работе ведомства премьер дал Насирову три месяца. Что интересно, те же самые три месяца Яценюк уже давал Насирову при его назначении, но, судя по всему, начат «новый отсчет». Очевидно, что «притирочные» полтора месяца, которые Насиров находится во главе ведомства, точно нельзя занести ему в актив.

Напомним, что предыдущий глава ГФС Игорь Билоус и два его заместителя по таможне и налоговой, были отстранены Яценюком еще в конце февраля из-за жалоб бизнеса на коррупцию и проведения некоего расследования. Результатов этого расследования так никто и не узнал, но 23 марта Билоус сам попросился в отставку, «чтобы правительство приняло решение о проведении профессионального отбора того человека, который достойно возглавит эту службу и продолжит те реформы, которые наработаны». Достойного человека искали больше месяца, пока в результате конкурса не остановились на персоне бывшего главы парламентского комитета по вопросам налоговой и таможенной политики.

Правда, позже всплыла мутная история с бывшим главным бухгалтером Государственной продовольственно-зерновой корпорации Украины (ГПЗКУ) Татьяной Коптенко: прокуратура сначала выдвинула, а потом сняла с нее уголовные обвинения. Претензии следователей были связаны с многомиллионными махинациями вокруг так называемого «китайского контракта», который во время работы в этой госкорпорации курировал как раз новый глава Государственной фискальной службы. К Насирову могли бы возникнуть не самые приятные вопросы, но все решилось само собой после того, как бывший бухгалтер просто взяла и оплатила многомиллионный ущерб государству из своего кармана.

Насколько резонансным было назначение самого Насирова, настолько кулуарно сейчас происходят изменения в аппарате службы. Хотя некоторые назначения все-таки стали достоянием гласности из-за своей скандальности. Так Насиров хотел назначить главу ГФС во Львовской области «через голову» губернатора Олега Синюты – это привело к митингам во Львове и решение было отложено. Загадочно происходило и назначение начальника Волынской таможни. Также советником руководителя ГФС стал кум бывшего главного таможенника Игоря Калетника Геннадий Романенко. Последний возглавлял в свое время Киевскую региональную таможню и фигурировал в коррупционных расследованиях. Насиров почему-то выбрал именно этого персонажа для того, чтобы разобраться в таможенных «тонкостях». Как показала практика, в курс глава ГФС входит туго. Вместо того, чтобы четко поставить задачи и контролировать их выполнение, Насиров на первом же совещании предложил подчиненным… самим придумать себе работу на ближайшие три месяца.



Очень показательной стала встреча Насирова с представителями Американской торговой палаты. По свидетельствам очевидцев, Насиров даже не записывал предложения, которые то и дело звучали из уст бизнесменов, отвечал общими фразами, чувствовал себя явно неуютно и не производил впечатления компетентного человека. Бизнес-лоббистов интересовали насущные вопросы по работе конкретных подразделений ГФС, также они жаловались на недостатки законодательства и предлагали изменения, которые бы упростили жизнь и бизнесу, и самой фискальной службе.

На что Насиров просто «переводил стрелки» то на Минфин, то на Кабинет министров, явно демонстрируя, что полутора месяцев работы на должности председателя ГФС ему не хватило даже на то, чтобы ознакомиться с Положением о вверенной ему службе. Ведь согласно указанному Положению, именно к компетенции ГФС относится обобщение практики применения законодательства по вопросам налоговой и таможенной политики, а также разработка соответствующих предложений по усовершенствованию законодательных актов, актов Президента Украины и Кабинета Министров Украины, нормативно-правовых актов других министерств.

Уже к сентябрю должна быть завершена разработка новой налоговой базы с новыми правилами налогообложения, по которой должен формироваться бюджет на 2016-й год. Но в этом направлении, по нашей информации, мало что сделано, поскольку у нынешнего руководства фискалов нет четкого понимания, что и как нужно делать. Большие пробелы имеются и в структуре самой службы, которые, справедливости ради надо сказать, появились не при Насирове. Например, исчезла практика проведения еженедельных селекторных совещаний, которая была на таможне при том же критикуемом Калетнике, – а потому сейчас, без координации совместных действий, и подразделения центрального аппарата, и чиновники на местах работают кто во что горазд. В структуре таможенных органов отсутствует аналитическая группа, хотя в условиях реформирования те, кто профессионально и регулярно занимается анализом ситуации, мягко говоря, не помешают.

Никаких успехов у ГФС нет и в вечном вопросе заниженной таможенной стоимости, когда между поставщиком и импортером вклинивается некая офшорка, и импортер декларирует на таможне заниженную цену, по которой он якобы купил товар у этой офшорки. Такие нехитрые и всем известные манипуляции можно было бы пресекать, внедрив систему обмена информации со страной-производителем. О подписании документа об обмене таможенной информацией между Еврокомиссией и Украиной говорили еще при прошлой власти, но по сей день мало что изменилось. Но даже при этом ГФС могло бы действовать креативно – например, поощрять «стукачество» импортеров друг на друга, поскольку ситуация, когда конкурент провозит аналогичный товар через таможню дешевле, не устраивает многих.

Никак пока не решается вопрос с недостоверным декларированием, когда под видом одного товара завозится другой. Чтобы поломать эту схему, необходимо придать новый импульс работе подразделения анализа рисков, специалисты которого должны выявлять схемы махинаций и внедрять в электронную систему барьеры, которые не позволяли бы даже при большом желании инспектора оформить кофе под видом болтов и гаек, а женские колготки – под видом зеленого горошка. Однако, в презентованной на днях госпожой Яресько «реформированной» структуре ГФС подразделение анализа рисков вообще упразднили в таможенном блоке. Также ГФС неплохо бы наладить взаимодействие с МВД и СБУ для пресечения разгрузки, минуя таможню, грузов прямо на баржах в открытом море.

Многие недоразумения, которые возникают между налоговиками и бизнесом, могли бы разрешить налоговый регламент и акты, которые детализировали бы некоторые положения законов. Такие нормативные инструменты действуют во многих цивилизованных странах и не позволяют, как у нас, фискалам трактовать те или иные законодательные нормы в свою пользу. К примеру, часто фискальная служба перекладывает на налогоплательщиков проблемы контрагентов, не разбираясь в частностях, и налогоплательщик при этом ничего сделать не может.

В общем-то, таких примеров неэффективности ГФС масса, и их премьер и поручил решать Насирову, а также его заместителям – главному таможеннику Константину Ликарчуку и куратору налоговой милиции Сергею Билану. Реструктуризация ГФС, предложения по изменению налогового законодательства, борьба с контрабандой, ликвидация мошенничества с НДС, внедрение электронной таможни, создание «единых окон»… В общем-то, ничего экстраординарного, «стандартный набор» реформатора. Вот только есть ощущение, что нынешней команде просто не под силу его реализовать.

ГФС передан в прямое подчинение Минфину, а это означает, что контролировать его работу будет Наталья Яресько, которая выделяется в составе нынешнего Кабмина. Но за тот месяц, который Насиров уже провел в службе, он фактически играл в пинг-понг с министерством финансов. Неофит рассчитывал, что именно Минфин будет давать указания, как реформировать службу, а в Минфине ждали таких идей от него. Кадровый же состав службы оказался не в состоянии самостоятельно генерировать внятные идеи, да и особого желания реформироваться у него не замечается.

Впрочем, по таможне у нынешнего руководства ГФС имеется два подхода. Либо ликвидировать таможни вообще, оставив только таможенные посты, либо создать несколько региональных дирекций, которые будут руководить то ли таможнями, то ли постами. В последнем варианте появятся дополнительные должности, ведь региональные дирекции должен кто-то возглавлять. Сам Насиров планирует увеличить количество своих замов с двух до пяти, каждый из которых отвечал бы за отдельное направление. На презентации проекта реформы редко появляющийся на людях главный фискал пообещал, что в дальнейшем будет координировать связь с Минфином, готовить новые законопроекты, оптимизировать ведомство, причем подчеркнул, что уже определены точки контроля выполнения этих планов – так называемые KPI.

Пока это напоминает хорошую мину при плохой игре. Будучи главой парламентского комитета, Насиров явно не представлял, с чем же ему придется столкнуться непосредственно в ГФС, и сейчас в его действиях нет никакой стратегии. Одно дело, если бы речь шла просто о тихом саботаже подчиненных, которым любые радикальные изменения не в радость. Но отсутствие публичности в деятельности службы, неконкретные заявления и кулуарные назначения подчеркивают, что ее руководство само не понимает, куда ему двигаться. И громкие презентации неизвестно чего с перечислением громадья планов не должны вводить в заблуждение. Если Насиров и Ко будут и дальше блукать в потемках, то данные им три месяца – это еще оптимистичный сценарий.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP