Гордость и предубеждение: кто и почему борется за квоты в Совете НБУ

19 Июл 2016 13:44

Совет Национального банка оказался в эпицентре скандала. После увольнения членов совета, назначаемых по квоте парламента, в тот же день, 7 июля, депутаты попытались переизбрать их преемников. Но тщетно, поскольку голосование было сорвано.

Совет Национального банка оказался в эпицентре скандала. После увольнения членов совета, назначаемых по квоте парламента, в тот же день, 7 июля, депутаты попытались переизбрать их преемников. Но тщетно, поскольку голосование было сорвано.

Как оказалось, вынесенные на суд парламента кандидатуры Станислава Аржевитина (главы совета Ассоциации украинских банков), Веры Рычаковской (экс зампред НБУ) и Елены Щербаковой (бывшая директор генерального департамента денежно-кредитной политики НБУ) в последний момент были подменены.

И депутатам предложили утвердить в Совет НБУ президента Центра экономического развития Александра Пасхавера, экс-директора монетарного департамента НБУ Наталию Гребенник, и Виктора Козюка из

Тернопольского национального экономического университета. Единственный кандидат, “перекочевавший” из первого списка – один из создателей проекта VoxUkraine Тимофей Милованов.

Однако депутаты заявили о подлоге, и голосовать отказались. Вернуть народных избранников в сессионный зал смог только премьер Владимир Гройсман, который заявил, что отсутствие сформированного Совета НБУ ставит под угрозу социальные выплаты в Украине. Это возымело действие, и парламент все-таки принял решение, поддержав своеобразный “микс” из предложенных ранее персоналий.

В состав совета вошли Виктор Козюк, Елена Щербакова, Вера Рычакивская, а также Тимофей Милованов, который, кстати, до последнего уверял, что если избрание будет проходить с нарушениями, он снимет свою кандидатуру.

Предел давления

Участники финансового рынка комментируют баталии вокруг Совета НБУ неохотно. “Не могу отнестись к этому однозначно. Но без сомнения идет борьба за сферу влияния на деятельность Нацбанка. Вопрос в том, кто победит: те, кто будут подыгрывать правлению, или те, кто будет давить на него”, – заявил на условиях анонимности руководитель одного из крупных банков.

У правления Нацбанка действительно есть все поводы опасаться нелояльности. Еще прошлым летом, в июне 2015 года, в закон “О Национальном банке Украины” были внесены изменения, согласно которым полномочия совета значительно усилились. В частности, он получил право определять, с какой частотой будет проходить аудит деятельности регулятора. Плюс ко всему, в сферу ответственности Совета НБУ попала система внутреннего контроля и управления рисками. Также совет курирует проведение денежно-кредитной политики, валютному регулированию и курсообразованию, утверждает смету затрат Нацбанка, распределяет его прибыль, оценивает работу правления, и дает ему рекомендации.

Поэтому логично, что при формировании политически нейтрального состава совета его члены будут не имитировать работу, а действительно влиять на деятельность НБУ.

“У нас же все делают для того, чтобы Совет НБУ не вмешивался в дела регулятора и банковской системы. Достаточно посмотреть на основы денежно-кредитной политики, которые он ежегодно утверждает. Этот документ не содержит никаких количественных параметров, ориентиров и ограничений. Только декларации о методологии, подходах, трудностях и т.д.”, – говорит экс-министр экономики Украины Владимир Лановой.

Еще один насущный вопрос, который предстоит решить Совету Нацбанка – утверждение годового аудированного отчета НБУ, после чего он сможет перечислить в бюджет 38 млрд грн полученной прибыли. И есть опасения, что у совета возникнут вопросы к работе регулятора, что, в свою очередь, заблокирует пополнение госказны (о чем, собственно, и говорил Гройсман перед голосованием).

“Совет же осуществляет эти функции номинально, не вмешиваясь в деятельность Правления. Пока что это устраивает все стороны на уровне принятия решений”, – рассуждает Андрей Шевчишин, ведущий эксперт информационно-аналитического центра FOREX CLUB в Украине.

Неугодные за бортом

Так или иначе, но добиться формирования 100% лояльного к правлению Совета НБУ депутатам так и не удалось. В частности, Вера Рычаковская, равно как и Елена Щербакова – это представители команды Сергея Арбузова, который занимал должность главы правления в 2010-2012 годах. Тимофей Милованов прошел в совет по квоте “Самопомочи”. Разве что кандидатура Виктора Козюка была поддержана Нацбанком и пролоббирована блоком Петра Порошенко.

А вот исключение из списка кандидатов Станислава Аржевитина можно считать для НБУ своеобразной “победой”. Причем, он сам признает, что не особо разделял монетарную и регуляторную политику, внедряемую Нацбанком.

“Внедрять какие-то гипотетические программы инвестиционного кредитования и приводить в пример развитые страны – это неправильно и некорректно. Это обман, который несет негативные результаты. И я всегда об этом открыто говорил”, – подчеркивает Станислав Аржевитин.

Кроме того, многие участники банковского рынка, которые в том числе являются членами Ассоциации украинских банков, в руководство которой входит Аржевитин, не поддерживают курс НБУ на очищение банковской системы. “Я сторонник того, чтобы начать обсуждение внесения изменений в Конституцию, где должно быть сказано, что НБУ отвечает за экономический рост, занятость населения и денежную стабильность (не ценовую). А такая перспектива руководству Нацбанка явно не нравится”, – говорит Аржевитин.

Не поддерживает междоусобную борьбу, которая развернулась в Совете НБУ, и экс-заместитель председателя Национального банка Сергей Яременко. По его мнению, происходящее мало похоже на отбор профессионалов, которые способны предложить действенные инструменты решения проблем, накопившихся в банковской системе.

“Мы видим то же самое, что было все 25 лет. Это занятие мест по каким-то квотам. При работе в НБУ меня всегда удивляла такая, как бы, дополнительная нагрузка и с каким упорством она достигается. Значит, цели другие и поэтому важно просто сам факт пребывания в совете. Быть может, для одних это удовлетворение собственных профессиональных амбиций, для других – воздействие на политику НБУ, на налаживание контактов с его руководством и получение какого-то влияния”, – считает Яременко.

В узких рамках

По мнению экспертов, предусмотренных законодательством функций Совета НБУ вполне достаточно, чтобы контролировать правление Нацбанка и формировать рекомендации в денежно-кредитной политике, валютном регулировании и т.д. “Но готовности руководства страны и Нацбанка к передаче рычагов влияния совету явно нет”, – комментирует Андрей Шевчишин.

Соглашается с ним и Владимир Лановой, который считает, что Совет НБУ превратился в пассивного наблюдателя, никоим образом не влияющего на работу регулятора. “Хотя по сути, Нацбанку должны быть выставлены определенные ограничения – по операциям с ценными бумагами, на валютном и на долговом рынке. И это как раз те задачи, которые должен рассматривать Совет НБУ, выстраивая стратегию действий Нацбанка на полгода или на год”, – уверен Лановой.

Впрочем, выводы делать рано, так как формирование совета еще не завершено. А учитывая сложности, с которыми сталкиваются лоббисты при продвижении отдельных кандидатур, есть вероятность, что его “укомплектование” затянется на неопределенный срок.

“Главное, чтобы у правления Национального Банка затем было желание конструктивно работать с советом. Например, я помню случай, когда Владимир Стельмах (бывший глава НБУ, – ред.) после того, как Сергей Яременко комментировал некоторые решения правления, просто запретил публичные высказывания. Вот это как раз пример неконструктивной работы”, – вспоминает экс-член Совета НБУ Василий Горбаль.

К слову, не исключен еще один вариант развития событий. “Поскольку формирование совета происходило с откровенными нарушениями, не исключено, что его признают нелегитимным в судебном порядке. Вопрос лишь в том, будет ли политическая воля обжаловать принятое парламентом решение”, – резюмирует старший партнер адвокатской компании “Кравец и Партнеры” Ростислав Кравец.

По материалам: Rbcua.com

Новые обещания
FACEBOOK GROUP