Деньги любят тишину: кто и зачем «сливает» офшорный скандал

2 Июн 2016 23:27

Почему парламентариям не хватило политической воли для создания следственной комиссии.

Вчера Верховная рада провалила голосование относительно создания временной следственной комиссии по расследованию офшорного скандала, в котором фигурировали фамилии высокопоставленных украинских чиновников, включая президента Петра Порошенко. Чем закончится в Украине тема «Панамагейта», и почему Рада спускает расследование на тормозах, разбирался Forbes.

Создание временной следственной комиссии (ВСК) в Верховной раде должно было сдвинуть с мертвой точки разгоревшийся несколько месяцев назад скандал вокруг публикации материалов так называемых Panama papers. Напомним, в начале апреля и в начале мая группа журналистов-расследователей сделала две масштабные публикации списка офшорных компаний, многие из которых были оформлены и на украинских политиков, чиновников и бизнесменов. Политический окрас делу придало присутствие в списке президента Петра Порошенко и его ближайшего окружения, пишет forbes.net.ua

На протяжении всего последнего месяца фракции партий «Батькивщина» и «Радикальной партии Олега Ляшко» добивались создания временной следственной комиссии, которая бы занялась расследованием офшорного скандала. После долгих переговоров 1 июня соответствующее решение было вынесено на голосование.  Как и ожидалось, голосов не хватило – из необходимых 226 за создание ВСК высказалось лишь 108 нардепов.

Почему мы говорим только о расследовании существования офшоров одного политика, но не представителей всех политических сил?Игорь Артюшенко, нардеп от БПП

Анализ голосования по фракциям вскрывает интересные факты. «За» проголосовали лишь фракции «Батькивщина» (14 голосов), «Радикальной партии Олега Ляшко» (19 голосов) и «Самопомощи» (22 голоса). Заявленные же как оппозиционные фракции «Видродження», «Воля народа» и «Оппозиционный блок» на троих дали только 4 голоса. При этом в самой провластной коалиции нашлись те, кто выступил против «официальной линии» – в БПП проголосовала так называемая демократическая платформа (21 голос), а в «Народном фронте» – потенциальная внутренняя оппозиция (13 голосов).

В любом случае, идею создания ВСК с треском провалили. Формальных причин можно найти много – кому-то не понравилось предполагаемое шефство Олега Ляшко, кого-то не устроило распределение квот среди 19 членов комиссии. Но по итогу вопрос расследования офшорного скандала в Украине оказался в тупике – в силу как экономических, так и юридических раскладов.

Без популизма и по всем

Несмотря на то что документы «Панамагейта» уже стали предметом уголовного расследования Министерства юстиции США в связи с возможным уклонением от уплаты налогов, украинская власть с расследованием не торопится. Главные вопросы пока остаются к Национальному антикоррупционному бюро, чья компетенция вполне соответствует масштабу дела. Но глава НАБУ Артем Сытник, недавно порадовавший заявлением о расследовании дела по факту вывода 10 млрд грн из обанкротившихся банков, никак не комментирует расследование офшорного скандала.

Депутаты от провластных политсил, выступившие против создания ВСК, аргументируют свою позицию тем, что для оппозиционных партий создание комиссии в парламенте станет просто удачным поводом для пиара, но при этом никак не поможет расследованию. «Я голосовал принципиально против создания данной временной следственной комиссии, потому что считаю ее существование в предложенном формате проявлением чистого популизма и нарочитой манипуляцией. Почему мы говорим только о расследовании существования офшоров одного политика, но не представителей всех политических сил? Неужели среди тех, кто так громко кричит о создании этой ВСК, есть те, к кому нет никаких вопросов?», – высказался в беседе с Forbes Игорь Артюшенко, один из тех шести нардепов БПП, кто голосовал принципиально против.

Те фракции, которые не голосовали, полностью зависят от вполне конкретных олигархов. И очевидно, что в создании этой комиссии они видят потенциальную угрозу для самих себяМихаил Погребинский, директор Центра политических исследований и конфликтологии

Позиция власти проста – дайте НАБУ завершить расследование и не политизируйте вопрос. «Зачем мы создавали НАБУ, специализированную антикоррупционную прокуратуру, Государственное бюро расследований и другие следственные органы с целым штатом профессионалов с высокими зарплатами? Прямой функцией этих профессионалов является борьба с коррупцией в высших эшелонах власти, это их задача, а не парламентариев», – утверждает Артюшенко.

В то же время, сроки расследования и полномочия НАБУ в отношении этого дела остаются размытыми. Во-первых, дело буксует уже второй месяц, и есть основания опасаться, что оно может погрязнуть в бюрократической волоките, которой НАБУ подвержено не меньше ГПУ. Ярким примером тому служит ситуация с министром финансов Александром Данилюком, к которому у НАБУ не оказалось претензий после первой же встречи с чиновником, несмотря на объективные неточности в его налоговой декларации. Во-вторых, если следовать логике БПП и отказываться от создания ВСК в парламенте, то совершенно непонятно, какой орган в Украине (парламентско-президентской республике) имеет право расследовать возможные злоупотребления со стороны президента.

Рисковать не стоит

Результаты голосования по созданию ВСК в Верховной раде во многом иллюстрируют настроения, царящие среди украинской бизнес-элиты, оказывающей серьезное влияние на политику всех парламентских партий. «Те фракции, которые не голосовали, полностью зависят от вполне конкретных олигархов. И очевидно, что в создании этой комиссии они видят потенциальную угрозу для самих себя – вслед за Порошенко комиссия может вскрыть и интересы других крупных игроков. Эти люди не хотят никакого реального расследования», – объясняет в разговоре с Forbes малое количество голосов за создание ВСК директор Центра политических исследований и конфликтологии Михаил Погребинский.

При этом эксперт видит серьезные репутационные потери для оппозиционных сил, которые проигнорировали принятие такого решения. ««Оппозиционный блок» очень мало заботится о своей репутации. Они ошибочно полагают, что оппозиционно настроенный избиратель будет за них голосовать при любом раскладе, просто в силу отсутствия альтернативы», – говорит Погребинский.

ВСК не эффективны, потому как сегодня не существует реального механизма реализации их полномочий, элементарно – нет соответствующего законаНаталья Ульянова, партнер ЮФ ICF Law Service

Что касается перспектив фракций Олега Ляшко и Юлии Тимошенко, то, по мнению Погребинского, они пока не готовы в кооперативной работе, но ситуация может измениться к осени. По словам эксперта, к жесткой оппозиции к президенту может примкнуть часть «Народного фронта» и депутаты, которые будут объединяться вокруг персоны Надежды Савченко.

Что же касается вопроса самой следственной комиссии, то весь украинский политический опыт показывает, что результаты ее работы ни разу не приводили к реальным судебным решениям. По большей части, дело ограничивалось лишь пиаром – отдельные крупные скандалы, к примеру, работа комиссии по «пленкам Мельниченко», служили началом масштабных политических кампаний в борьбе за власть.

«Если не изменить полномочия ВСК – она останется инструментом для политического пиара. К примеру, в США аналогичные комиссии имеют право назначения и отстранения высокопоставленных чиновников. Несмотря на то, что у нас парламентско-президентская республика, ВСК не обладают реальными полномочиями. Поэтому единственный путь – вносить изменения в Конституцию», – предлагает варианты выхода из функционального тупика в работе парламентских комиссий Михаил Погребинский.

Нет закона – нет результата

С юридической точки зрения работа ВСК может быть эффективна только после принятия профильного закона. Пока такой закон не принят – любые выводы парламентариев не возымеют никаких правовых последствий.

«ВСК не эффективны, потому как сегодня не существует реального механизма реализации их полномочий, элементарно – нет соответствующего закона. Ранее парламент принимал закон о ВСК, однако он был признан неконституционным и перестал действовать в том же году. Пока же выводы следственных комиссий парламента носят рекомендательный характер. И суды, и прокуратура могут не принимать их во внимание, если не считают нужным. Ситуация может измениться, только если будет принят закон о специальных и следственных комиссиях», – отмечает в беседе с Forbes партнер ЮФ ICF Legal Service Наталья Ульянова.

Но для присвоения ВСК реального правового статуса опять же нужна воля самих депутатов. А в нынешних украинских реалиях все пока указывает на то, что роль политической трибуны для парламентских комиссий их вполне устраивает.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP