Чонгар. Территория блокады

11 Дек 2015 17:55

Этот репортаж можно назвать «Последние сутки полноценной блокады Крыма».

Этот репортаж можно назвать «Последние сутки полноценной блокады Крыма». Посмотреть, что происходит на Чонгаре я приехал в минувшую субботу. За сутки до того, как начались движения по подключению одной ЛЭП. В этот же день вечером и уехал.

Поезд из Киева до Новоалексеевки идет хороший, с комфортабельными вагонами. Людей до конечной станции доезжает не очень много. В моем вагоне осталось 6-7 человек, хотя в Киеве он был заполнен на 2/3, пишет Главком



Основная масса прибывших идет или на автобус до Геническа, или разъезжается по близлежащим населенным пунктам. Небольшая часть идет к таксистам, которые везут в Крым.



Это весь транспорт, что предлагается желающим попасть на полуостров. Пока разговаривал с таксистами подъехали еще два микроавтобуса. С количеством пассажиров были проблемы и всем заработать не удалось.

Новоалексеевка — это поселок городского типа (15 000 жителей), на 70% населенный крымскими татарами. Они здесь селились, когда в Крым еще возвращаться было нельзя.

Производства никакого нет, каждый житель выживает, как может.

До Чонгара от Новоалексеевки 20 километров по, в основном, убитой дороге.



Поселок Чонгар находится справа от трассы на Симферополь и его можно назвать бульваром. Справа километр дороги в одну сторону, слева в обратную. А по краям дома. Большинство скромных, но аккуратных.





В ста метрах от поворота на Чонгар (ближе к Крыму) стоит блокпост участников блокады.



В основном там ребята из «Правого сектора», но есть и представители «Азова», «Айдара», «Донбасса».

Подошел к ним, представился, пояснил цель прибытия. Они связались с речником «Правого сектора» Алексеем Быком, он встретил, пробил в интернете и по телефону репутацию «писателя» и мы начали общаться.

Он рассказал, что изначально местные жители подумали, что «Правый сектор» прибыл сесть на транзитные финансовые потоки, но когда увидели, что это настоящая товарная блокада, стали помогать ребятам продуктами.

Спросил его, когда тут последний раз были российские журналисты. Говорит, приезжали, когда электрические опоры взорвали. И начали подзуживать «Правый сектор»: «Неужели вы позволите милиции дать возможность ремонтникам все восстановить».

Алексей познакомил с несколькими своими побратимами, воевавшими в зоне АТО. Нормальные ребята, которые имели свое дело в мирной жизни, но пошли защищать страну.

Задаю вопрос: кто воюет с той стороны? Они общались с пленными. Говорят, что с некоторыми говорить просто не о чем. Там в голове одна российская пропагандистская каша. Думать не хотят. Или не могут.

Из разговора с Алексеем становится понятно: с крымскими татарами, принимающими участие в блокаде, у «Правого сектора» контакт есть, но тесного взаимодействия нет.

Что касается проверок на блокпостах, то ребята пробивают ФИО пассажиров по своей базе данных, базе СБУ и сайта «Миротворец». И осматривают авто на наличие коммерческих грузов.



Больше одного генератора провозить не разрешают.

Насколько эффективно дублирование активистами функций пограничников? Алексей улыбнувшись отмечает: «Раньше погранцы приезжали на автозаправку со словами «Полный бак». Теперь – «2-3 литра плесни».

Повезло, в палаточном городке присутствует Ленур Ислямов. Есть возможность встретиться и задать несколько вопросов. Интересуюсь, как он относится к заявлению Яценюка, что в Крым надо дать электричество, так как Украине нужен уголь.

Ленур отвечает: «Яценюку нужен уголь? Я ему его найду. А мне нужен Крым».

Спросил и о возможной техногенной катастрофе на заводе «Титан». «Вы сами-то в это верите?», - задает встречный вопрос Ленур.

Так выглядел палаточный городок активистов блокады.



Довелось пообщаться и с несколькими местными жителями. Те, что автомобилисты, не довольны: на блокпостах проверяют и их. Каждый раз. Хотят иметь какой-то пропуск.

Знаменитый придорожный рыбный рынок сейчас, в основном, выглядит так:



Но местами, как и раньше...







Рыба вся аппетитная, не купить было нельзя. Да и цена манила. Десяток огромных бычков (150 гривен), по этой же цене одна из красавиц на верхнем фото и 650 гривен за поллитровую банку российской лососевой икры.

С бизнесом, конечно, все хуже, чем до «возвращения Крыма домой». Но в этом торговцы винят точно не «правосеков». Хотя, есть и такие, кому важно исключительно наличие гривен в кармане. Все остальное в жизни не имеет значения.

Поведали чонгарцы несколько историй и о беглом местном олигархе Сейтумере Ниметуллаеве (Сеньке). Он убежал в Крым, но бизнес его живет. Так, говорят, что его зять на 100 гектарах успешно выращивает лук. Что тут такого? Да ничего. Просто вся земля оформлена как неплодородная, плюс зять сидит на едином налоге. А урожай с гектара 60-80 тонн. Умножайте, считайте. А в казну практически ноль. Активисты поднимали эту тему в местной налоговой, но там это никому не интересно.

Моим временным пристанищем на Чонгаре стал дом бабушки Фроси. Маленькие холодные клетушечки комнатки с мебелью середины советских лет. Но везде чистота.



Бабуля может себе позволить топить дом только на ночь. Говорит: «Я как иду, вижу веточку, подбираю и несу домой». Ей за 80 (много чего про немцев рассказывала), но голова свежая! На все, что происходит сейчас в Украине, на поведению России баба Фрося имеет свои мудрые оценки!



Кстати, все ковры в доме ее ручной работы.







Баба Фрося сама родом из Ровно, приехала на Чонгар в 60-е годы поднимать сельское хозяйство. Ее муж умер еще во времена СССР, двое детей умерли с разницей в 40 дней. Есть внук и внучка. Как раз внук в этот день с другом приехал подлатать на крыше шифер, сорванный накануне ветром.

Какая у бабули пенсия, даже не спрашивал. Она точно меньше стоимости тонны угля. А он на Чонгаре тянет 3600 гривен за тонну. А чтобы пройти зиму, местные жители говорят, для дома нужно около 3 тонн. Кстати, как в таких случаях люди могут получить субсидию, Арсений Петрович?

Посмотрев с бабушкой Фросей «Вокзал для двоих»(как она реагировала на все звучащие там шутки это надо было видеть), я отправился обратно в Новоалексеевку.



Подбросила меня туда Таня. Она не таксист, занимается рыбой, икрой. Ей было по пути. Она военный пенсионер. 15 лет отслужила на авиационной базе в Джанкое. До ее расформирования в 1997 году.

Спросила: «А сколько берут таксисты?» Говорю: «Слышал сотню». Когда доехали, ее и отдал. Но просто так на поезд Таня меня не отпустила. Дала свежий хачапури и поллитра домашней наливки, которой ее в Чонгаре угостила подруга.

До отхода поезда оставалось еще более 3 часов, но одна предприимчивая проводница уже предлагала размещаться в вагонах. За 450 гривен. В кассе билет стоил 300. Естественно, пошел в кассу и потом «убил» два часа в кафе.

Соседом по купе оказался парень, возвращавшийся из Евпатории. На вопрос «что там?» он ответил: «У большинства людей сейчас два критерия оценки произошедшего: мы стали зарабатывать больше или меньше. Те, кто больше, довольны «референдумом», те кто меньше, нет. Но и тем и другим все равно, какой флаг висит над Крымом. Их волнует доход».

Заглавное фото: ikrim.net

Новые обещания
FACEBOOK GROUP