Чьим аватаром является Дональд Трамп

26 Июл 2016 17:58

У обоих выдвиженцев от Республиканской партии есть исторические прообразы.

Пока демократы будут собираться в Филадельфии, чтобы формально выдвинуть Хиллари Клинтон в президенты, Дональд Трамп, уже ставший номинантом от республиканцев, никак не хочет отпускать внимание публики.

Эксцентричный миллионер отправляется вместе со своим потенциальным вице-президентом, губернатором Индианы Майком Пенсом по штатам, где разыграются крупнейшие баталии нынешней гонки.

Турне по Вирджинии, Северной Каролине, Флориде и Пенсильвании станет первой кампанией, в которой Трамп и Пенс выступают как одна команда: их союзнический статус был оформлен лишь на прошлой неделе, в ходе Республиканской национальной конвенции. Так что в ходе этих "смотрин" будет вынесена оценка функциональности тандема. Но что любопытно - оба имеют прототипов, причем не только вошедших в учебники истории США, но и увековеченных в литературной классике, пишет dsnews.ua

Второе пришествие "Морского царя"

Дональд Трамп - даже внешне - идеально напоминает вполне реального американского политика, которому чуть было не удалось то, что в июле 2016 года получилось у Трампа. Это губернатор Луизианы, а затем сенатор от этого штата Хьюи Пирс Лонг (1938-1935), по прозвищу "Морской царь". В свое время -- а также в советском кинематографе, экранизировавшем роман Роберта Пенна Уоррена "Вся королевская рать", в котором Лонга сыграл Георгий Жженов - так называемый "радикальный демократ" Хьюи Лонг был для американских масс тем же, чем сегодня является для них Дональд Трамп.  Лонг с детства отличался способностями и экзотическим поведением, не был слишком склонен к образованию и получил опыт деятельности коммивояжера (что изначально роднит его с Трампом - только нынешяя ипостась появилась на свет в богатой семье). 

Лонг обрушивался с критикой на Федеральную резервную систему, костерил банки как мошеннический бизнес и выдвинул лозунг - "Каждый человек - король", которая, несомненно, нравилась избирателю, усадившему Хьюи сначала в губернаторское, а потом и в сенаторское кресло. Правда, в своем отношении к Ку-Клукс-Клану Хьюи Лонг несколько "мялся", что помешало ему стать губернатором несколько раньше (в 20-х годах на Юге тема эта была очень скользкой) - но также и Дональд Трамп ведет себя по отношению к разного рода одиозным идеям, иногда не просто подмигивая им, а пряча фигу в кармане. К слову, в ходе кампании Трамп ответил на обвинения в расизме таким образом - он мол, чуть ли не наименьший расист, не уточняя среди кого (возможно и "своей партии", которую он не ставит и во грош).

В годы Великой Депрессии Лонг разругался с Франклином Рузвельтом, которого изначально поддерживал и возглавил массовое движение правопопулистского толка против политики Нового курса Рузвельта. Выдвинул программу "раздела богатств", что привлекло к его движению "Share Our Wealth" более 7,5 млн сторонников. Основой программы был жесткий прогрессивный налог. Беднейшие американцы освобождались от налогообложения как такового, тогда как для богачей налог был очень высок. А претензии, которые Хью Лонг тогда выдвигал к Рокфеллерам, Дональд Трамп сегодня - в несколько другой форме - выдвигает Клинтонам и традиционным спонсорам либерального лагеря (мол, все они жулики и спекулянты, разоряющие "среднего американца" своей свободной торговлей).

При этом в жизни Лонга (справедливости ради - много сделавшего для Луизианы - построенное им здание правительства штата было тогдашним аналогом Трамп-тауэр) огромную роль играли родственники - впоследствии сформировавшие партийную династию. В 1936 году оглушительно популярный сенатор Лонг, раскалывая Демпартию США точно также как ныне Трамп, без ножа резал Республиканскую партию, намеревался участвовать в президентских выборах, однако в 80 лет был застрелен доктором Карлом Вайссом.

Некие аналогии с этим инцидентом прослеживаются в легком автомобильном столкновении, в которое попал кортеж миллиардера в Нью-Йорке - Трамп отправлялся в аэропорт, чтобы лететь в Кливленд, а также уличной стрельбой недалеко от места проведения конференции (впрочем, и впрямь в последние годы ставшей неприятно привычной для США). Но история никогда не повторяется в точности - реинкарнация Хьюи Лонга, синклеровского Берзелиуса Уиндрипа или кинговского Грега Стилсона - в этот раз прорвалась к официальному статусу претендента на Белый дом.

... И реинкарнация его визиря

Нельзя сказать, чтобы опытный кулуарный игрок Пол Манафорт (в прошлом пиарщик многих одиозных особ, включая Януковича, а теперь вот - и Трампа) не сознавал ярких недостатков своего нынешнего клиента в качестве общенационального кандидата и того, как будут выстраивать свою стратегию демократы в тихом альянсе с частью умеренных демократов. Так, почерк Манафорта носит выбор вице-президента. Им стал не одиозный Бен Карсон, на старте кампании едва не догонявший Трампа по массовой популярности, не заболевший звездной болезнью губернатор Огайо Джон Кэйсик и не услужливый, но тоже слишком индивидуально выраженный губернатор Нью-Джерси Крис Кристи, кажется, остававшийся в списке до последнего дня. Кандидатом в вице-президенты от Республиканской партии стал образцовый умеренный консерватор, губернатор Индианы Майк Пенс - кажется, он устраивает часть умеренных партийцев и вживается в роль тени, которую Буш-старший играл при Рейгане.

Майк Пенс на 13 лет младше Трампа - и, по-видимому это главный аргумент, вовлекший находящегося в своем первом сроке губернатора Индианы в эту затею, поскольку при удачном стечении обстоятельств он сможет, тем или иным путем, перейти из одного крыла Белого дома в другое.  Выходец из среднего класса, Пенс принадлежит к умеренной группе внутрипартийного "движения чаепития". В прошлом году он тоже рассматривался в качестве возможного кандидата, но был сочтен недостаточно опытным, поскольку до своего губернаторства всего лишь представлял штат в Конгрессе. Тем не менее, Индиана ассоциируется с экономическим процветанием, что является достаточно важным в рамках кампании Трампа, не имеющего никакого опыта государственного управления.

Примечательно, что, как и потенциальный вице-президент в команде убиенного Хьюи Лонга в 1936 года - проповедник Чарльз Коглин - Майкл Пенс начал публичную карьеру в качестве радиоведущего, но, как и Коглин, изначально является католиком. Только позже нынешний кандидат в вице-президенты перешел в более политически приемлемый в США протестантизм. Электоральная сторона политики Пенсу долго не давалась - он дважды проигрывал, прежде чем попасть в Конгресс в 2000 году, на рубеже исторического цикла, но зацепился за Палату представителей на 12 лет.

Большую часть своего срока Пенс провел в комитете по иностранным делам, но консервативные комментаторы не видят в нем эксперта по внешней политике и считают провинциалом, хотя это элемент стратегии Пола Манафорта - укрепить Трампа парламентским политиком с формально наличествующим иностранным опытом. Все-таки, как известно из украинского случая, вице-президент играет важную роль в отношениях США с зарубежными государствами.

Тем не менее, в основных вопросах - а это ограничение права на гражданство по рождению для нелегалов (впрочем, умеренное), изменения принципов финансовой политики, ограничение индексации минимальной почасовой оплаты труда - Пенс вполне совпадает с Трампом. Правда, теперь ему придется соглашаться с завиральными идеями претендента, в то время как в Конгрессе Пенс поддерживал ввод войск в Ирак, а еще недавно критиковал Трампа за расистские высказывания.

Дональд Трамп и Майк Пенс. Фото: EPA/UPG

Дональд Трамп и Майк Пенс. Фото: EPA/UPG


Впрочем, некоторый компромисс в виде такого кандидата в вице-президенты устраивает все то же сравнительное большинство республиканских политиков и избирателей. Более того, к тому, что либеральные публицисты иронически называют "Трампокалипсис", партия, на самом деле, шла давно. В 2000 году она поддержала Буща-младшего в качестве "простого недалекого парня". В 2008-м умеренные не без проблем выдвинули Маккейна, в то время как харизматом, за которого выступил Старый Юг, несомненно был проповедник и губернатор Арканзаса Майк Хаккаби. В 2012 году кандидат от истеблишмента Митт Ромни с трудом одолел социального консерватора Рика Санторума, в итоге потеряв важные голоса: крайний избиратель не пошел на выборы. 2016-й - это реванш всех правых и реакционных сил в партии, вовлекающий массы граждан, годами не голосовавших ни на каких выборах, "поскольку богатеи и крючкотворы в Вашингтоне все равно перевернут на свой лад". А на фоне крупного просчета партийных управленцев, допустивших выдвижение целой дюжины кандидатов - именно Дональд Джей Трамп стал "большой белой надеждой" чувствующих себя отчужденными "белых" страт Америки, победив сравнительным большинством.

Теперь в сторону Трампа - между прочим, в опросах он продолжает отставать от Клинтон (и по информации политических историков за последние полвека это не сулит ему ничего хорошего) - разворачивается вся огромная политическая машина Демпартии и американского либерализма, в рядах которой ему с некоторого времени сторонников не найти.

Правда, общенациональная популярность - это одно, а шахматная доска американских выборов - несколько другое.  Маленькому домашнему штабу Трампа-Манафорта придется помериться силой с почти тысячей специалистов по так называемому микротаргетингу, принимающихся за настоящую электоральную работу - окучивать хутор за хутором, квартал за кварталом.

Будут ли демократы выставлять Трампа фашистом или иронизировать над его хвастовством и некомпетентностью? Прямо и публично - возможно и нет, но в рассчитанной на разные группы и районы пропаганде эти нотки будут обязательно звучать. Многое зависит и от самой Клинтон - ее выбора вице-президента, способности уверенно объединить либералов и левых, поднять с диванов сложные группы меньшинств и отправить их на избирательные участки. И найти для телеактера в успех Дональда Трампа старший козырь.   

Не второй Рейган

Дональд Трамп стал кандидатом лишь благодаря поддержке делегации от своего родного штата Нью-Йорк. Несмотря на ряд имиджевых провалов - показ пустеющих трибун, который несомненно объяснят "заговором либеральных СМИ", заимствования в речи Мелании Трамп из аналогичного выступления Мишель Обамы и концентрацию негативной атмосферы - конференция 2016 года, несомненно, войдет в анналы политической истории США.

Дело в том, что почти полностью опрокинуты сравнения, ранее неоднократно проводившиеся между Трампом и Рейганом. Тот использовал конвенцию 1980 года для того, чтобы удивить партию и ее избирателя смягчением своих ультраконсервативных взглядов (как минимум для расширения электоральной базы) и объявить "Утро в Америке", ставшее лозунгом первой предвыборной кампании Рейгана. Трамп и группа его конферансье - или политические стратеги кандидата, в одной команде с которыми трудится семья Дональда (это тоже нечто новое для США) - дирижировал конференцией в совершенно противоположной стилистике: над Америкой сгустилась тьма.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP