Будет ли война между Ираном и Саудовской Аравией?

9 Июл 2016 17:13

На протяжении многих лет это соперничество привело к возникновению очагов военного противостояния и локальных войн.

Конфликты на Ближнем Востоке, будь то в Ираке, Ливане, Сирии или Йемене,объединяет общий фактор: соперничество между Ираном и Саудовской Аравией. На протяжении многих лет это соперничество привело к возникновению очагов военного противостояния и локальных войн. Но последние события в регионе указывают на рост угрозы начала масштабного конфликта между этими государствами с вовлечением в противостояние стран региона и внерегиональных игроков.

Точки невозврата

В этом соперничестве есть все. И многовековая вражда суннитов и шиитов, и экономические интерессы двух региональных лидеров, и военно-политическое состязание, и многое другое, пишет hvylya.net

После исламской революции 1979 года в Иране двусторонние отношения приобрели характер регионального соперничества. Лидер иранской революции аятолла Хомейни использовал в своих работах по отношению к саудовской политической модели термин «американский ислам». Кроме того, в самоой Саудовской Аравии шиитская община составляет от 10 до 15 % населения страны, однако находится под жестким давлением властей и постоянно преследуется.

Однако не всегда отношения между Тегераном и Эр-Риадом были столь враждебными. В 1960-1970-х годах отношения шахского Ирана и Королевства Саудовская Аравия находились на подъеме. Говорили даже о необходимости политического альянса.

В 1990-х – начале 2000 гг. между странами начало выстраиваться институциональное взаимодействие в регионе Персидского Залива. Были заключены многие двусторонние соглашения в сферах политики, экономики и безопасности, а Саудовскую Аравию с официальными визитами посетили президенты Ирана Али Акбар Хашеми Рафсанджани и Мохаммад Хатами.

Резкое ухудшение отношений Ирана и Саудовской Аравии произошло после “арабской весны” и начала вооруженного конфликта в Сирии. “Арабская весна” изменила политическую структуру власти региона. Многолетние диктатуры упали, образовался вакуум власти и порядка во многих регионах. Естественно, что и Иран, и Саудовская Аравия попытались этим воспользоваться, чтобы установить свое первенство.

Началась ближневосточная ирано-саудистская гибридная война.

Другим фактором, осложнившим и так непростые отношения, стала ситуация в Йемене, где шиитские ополченцы захватили власть в стране, свергнув просаудовское правительство. По мнению Саудовской Аравии, за ополченцами стоял Иран.

Казнь шиитского религиозного проповедника Нимра ан-Нимра в Саудовской Аравии в начале 2016 года привела к новому этапу конфликта. 3 января 2016 года глава МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр заявил о прекращении дипломатических отношений между королевством и Ираном.

По словам обозревателя Foreign Affairs Ибрахима Файхата, противостояние очень легко может перерасти в полномасштабную войну. Например, в апреле 2015 года, иранский самолет пытался разорвать саудовскую блокаду Йемена при посадке в Сане. Саудовские истребители летали очень близко к иранским судам, и уничтожали взлетно-посадочной полосы в Йемене. Двое саудовских F-15s пришли так близко к иранским истребителям, что пилоты могли видеть лица друг друга. Если бы несчастный случай произошел, иранские СМИ сообщили бы, что Саудовская Аравия намеренно сбила иранский самолет. И, несомненно, Иран предпринял бы ответные меры.

Саудовская Аравия выстраивает единый антииранский фронт государств Персидского Залива и формирует “пояс изоляции” для Тегерана. На конференции Организации исламского сотрудничества, которая прошла в Стамбуле с 10 по 15 апреля 2016 г. 57 стран-членов осудили интервенционистскую политику Ирана в регионе.

Одновременно Саудовская Аравия и другие страны, входящие в Совет сотрудничества стран Персидского залива (Бахрейн, Катар, ОАЕ, Кувейт и Оман) объявили ливанское шиитское движение «Хезболла» террористической организацией.

Иран уже обвинил «реакционные монархии» Персидского залива в разжигании ненависти и лицемерии. По мнению Тегерана, “проигрывая войны в Йемене и Сирии, саудовское руководство и его «прихвостни» стремятся разжечь этнорелигиозный конфликт в Ливане”.

Российские эксперты пишут о неких панических настроений среди саудовского руководства, которое боится попасть в «шиитское кольцо».

Однако чем больше саудовское руководство ощущает “одиночество” в противостоянии с Ираном, тем агрессивнее становятся его действия.

Саудовская Аравия находится в растерянности в связи с американо-иранской ядерной сделкой, разворачиванием российских сил в Сирии и активизацией шиитов во всем арабском мире.

В связи с этим Эр-Риад пошел на беспрецендентные сделки с Израилем. Как верно сказал мой знакомый израильский эксперт Йоси Мельман, между Израилем и Саудовской Аравией нет дипломатических отношений, и не будет, пока не появится палестинское государство, и дом Сауда не сможет поднять свой флаг над Аль-Аксой. Но тайное сотрудничество вполне возможно.

Сейчас мы наблюдаем, пожалуй, самое необычное проявление принципа «враг моего врага — мой друг» Между суннитскими монархиями Персидского залива, Турцией, Египтом и Израилем медленно, но верно вырисовывается стратегический альянс против усиления Ирана.

Наращивание военной мощи

— Иран. Наблюдатели сходятся на том, что Иран располагает самой большой и мощной армией в регионе, хотя и значительно уступает соседям в размере военного бюджета.

Численность Сухопутных войск – от 350 до 545 тысяч человек, из них не менее 230 тысяч – контрактники-профессионалы, а оставшаяся часть – призывники. Подразделяются на 10-12 дивизий.

На вооружении: 1500-1700 танков, из которых лишь 100 – современные, иранской разработки; 1100 БТР, БМП и бронированных машин; 3200 орудий, лишь 1100 из них – самоходные артиллерийские установки; 900 установок залпового огня разных типов.

Система ВВС и ПВО. Располагает 300 самолетами (из них примерно 130 истребителей и 170 штурмовиков) и 200 вертолетами. Основной массив техники нуждается в капитальном ремонте.

Противовоздушная оборона представлена советскими/российскими как минимум десятью ЗРК С-200, 45-ю С-75, 29-ю «Тор-М1» и 30-ю британскими «Рапира» ближнего радиуса действия. Поступали сообщения о поступлении нескольких батарей С-300 из Белоруссии.

Причем надо сказать, что именно многолетний режим санкций заставил Тегеран начать практически с нуля собственное производство вооружений. Недавно запущено производство противокорабельных ракет «Наср», ПВО «Каем» и «Туфан-5». Началось серийное производство беспилотников, способных не только «далеко смотреть», но и наносить удары.

В последнее время все чаще появляются материалы, в которых указывается на желание Ирана использовать свой выход из международной изоляции для модернизации собственных вооруженных сил. Даже называют цифру в $ 21 млрд, которую иранцы якобы вложат на системное перевооружение и повышение уровня боеспособности своей армии.

— Саудовская Аравия. Вооруженные силы Саудовской Аравии насчитывают 142 тыс. человек. Мобилизационные ресурсы королевства 5,9 млн. человек, в том числе годных к военной службе 3,4 млн.

Военный бюджет Саудовской Аравии с 2006 года по 2010 год вырос с 31 млрд. долларов до 45 млрд. долларов США.

В 2010 году саудиты заказали у США оружия на сумму — 60 млрд. долларов. В рамках этой сделки в 2011 году США продали Саудовской Аравии партию истребителей F-15 на сумму около 30 млрд. долларов. Саудиты получат 84 новых истребителя, еще 70 будут модернизированы.

В пакет военной техники также вошли новейшие модификации вертолета AH-64D Apache Longbow Block III. Это 70 ударных вертолетов. Кроме того, Саудовская Аравия получит 72 транспортных вертолета Sikorsky UH-60M Black Hawk, 36 легких разведывательных Boeing AH-6i Little Bird и 12 учебных вертолетов MD Helicopters MD-530F.

В 2013 году Министерство обороны Саудовской Аравии получило от США 650 крылатых ракет AGM-84H SLAM-ER класса «воздух-поверхность», 973 планирующие корректируемые бомбы AGM-154C JSOW, 400 противокорабельных крылатых ракет AGM-84L Harpoon Block II, тысячу бомб GBU-39/B SDB и другое вооружение.

В том же 2013 году Саудовская Аравия заказала у США 69 основных боевых танков M1A2 «Абрамс». Стоимость контракта 132 млн. долларов. Саудовцы в 2008 году начали работы по модернизации танков M1A1 и M1A2 в вариант M1A2S для Саудовской Аравии. Модернизация основных боевых танков должна улучшить их тактико-технические характеристики и повысить боевую эффективность.

Кроме того, Эр-Рияд активизировал военно-техническое сотрудничество с другими странами — государствами Западной Европы, Турцией, Пакистаном и Китаем. В октябре 2013 года компания BAE Systems поставила Саудовской Аравии последнюю пару истребителей Eurofighter Typhoon. Теперь у саудовских ВВС 32 машины этого типа.

В конце января 2014 года появилась новость о переговорах Саудовской Аравии и Пакистана о поставке Эр-Рияду новых основных боевых танков Al-Khalid и истребителей JF-17 Thunder.

В феврале 2014 года Эр-Рияд закупил бронетехнику на общую сумму 10 млрд. долларов США с опционом еще на 3 млрд. долларов. Контракт на поставку бронетехники получило канадское подразделение американского концерна General Dynamics — компания General Dynamics Land Systems-Canada (GDLS). Типы законтрактованной техники не раскрываются. Действие контракта — 14 лет.

В европейской экспертной среде активно обсуждается сделки между Саудовской Аравией и Китаем о покупке Эр-Риядом баллистических ракет средней дальности DF-21. Базовый вариант ракеты DF-21 имеет дальность 1700 км при забрасываемом весе в 600 кг. Надо также отметить, что есть данные о поставках Китая до 60 ракет Дунфэн 3А с дальностью в 2800 км (до 4000 км с облегчённой ГЧ) в Саудовскую Аравию.

На официальном уровне объявлено, что Эр-Рияд будет активно развивать программу атомной энергетики. К 2030 году планируют построить 16 реакторов, а к 2032 году ввести 17 ГВт атомных мощностей. Эр-Рияд хочет получить полный цикл производства атомного топлива.

Фактор сдерживания

Сегодня стороны демонстрируют полную непримеримость и отказываются от посредничества в деле нормализации отношений.

Однако, и в Тегеране, и в Эр-Риаде, понимают, что они взаимосвязанны между собой и не способны добиться успеха в одностороннем порядке.

На “остужение” воинственных настроений Тегерана и Эр-Риада влияет и общая экономическая ситуация в мире.

Именно поэтому в 2016—2017 годы Иран сокращает военные расходы на $ 400 млн. Власти страны планируют в указанный период потратить на оборону $ 8,9 млрд, в то время как предыдущий объём военных ассигнований составлял $ 9,3 млрд. Сокращение бюджетных статей, прежде всего, в их расходной части, — данность нынешней экономики Ирана, которая пока только готовится к рывку в постсанкционном периоде.

Необходимость сокращения военных статей застигла даже Саудовскую Аравию, при всех накопленных Королевством в прошлые годы высоких цен на нефть валютных резервах.

Опубликованные министерством финансов Саудовской Аравии 28 декабря 2015 года официальные параметры бюджета страны на 2016 год свидетельствуют о резком запланированном сокращении расходов по статье «Оборона и безопасность» — на 30,5%. Согласно указанным параметрам, в 2016 году по данной статье саудовским правительством будет выделено только 213,4 млрд местных риалов (около $ 57 млрд), против 307 млрд риалов ($ 81,9 млрд) в 2015 году.

Однако снижение оборонных расходов не исключает возможность гибридной мерцающей войны с использованием крупных военных контингентов двух государств на територии третих стран. Например, в Ираке, Сирии, Йемене, Ливане и пр.

Генератор хаоса

Как верно отмечает российский блоггер-службист Ель-Мюрид, Саудовская Аравия собрана из нескольких разнородных исторических областей полуострова, причем лояльной к династии можно считать лишь одну. Достаточно создать в любой из трех оставшихся серьезные проблемы, как вся конструкция рассыпется — и Аль-Сауды, дважды до этого терявшие свою государственность, прекрасно осведомлены о своей слабости.

Логика происходящего вынуждала Саудовскую Аравию начинать войну — но начинать ее за пределами своей территории, ликвидируя возможности Ирана по дестабилизации обстановки внутри страны. Война в Йемене – вынужденная, но полезная для саудитов.

Однако, война в Йемене долго не сможет сдерживать внутренние проблемы самой Саудовской Аравии.

Трем четвертям саудовского населения меньше 30 лет, а 58% — меньше 25 лет. Безработица составляет там 12% и достигает 25% среди граждан моложе 25 лет. По факту многие аравийцы не работают благодаря субсидиям государства. Так, из 5,5 миллионов активного населения около 3 миллионов составляют госслужащие.

Как отмечает Ролан Ломбарди, в 2014 году власти обязали частные и иностранные предприятия нанимать 20% аравийцев, чтобы подтолкнуть тех в частный сектор, а не уже и без того раздутые ряды бюрократии. Однако аравийские сотрудники пользуются плохой репутацией из-за низкой квалификации и производительности труда.

Это второе подобное решение после того, как в 2011 году королевство постаралось укрыться от веяний “арабской весны” с помощью масштабной программы госинвестиций, повышения социальных пособий и зарплат, а также массового найма сотрудников в госсекторе в попытке сократить число безработных среди молодежи.

Сегодня на фоне обвала цен на нефть (причем ответственность за это по большей части несет сам Эр-Рияд, стремившийся тем самым задавить своих противников, прежде всего Тегеран и Москву) испытывающая финансовые трудности Саудовская Аравия больше не может играть в социальное государство и щедро делиться нефтяной рентой.

В условиях сокращения нефтяной ренты, ощутимо уменьшившихся резервов, отсутствия серьезных инвестиций в образование и науку, беспрецедентного водного кризиса и возвращения Ирана будущее королевства выглядит туманным.

Вместо выводов

Во время моих встречь с экспертами в Анкаре, Дохе, Бейруте, Абу-Даби красной линией проходила одна важная мысль. Большинство моих собеседиков соглашались с тем, что “точка невозврата” в отношениях между Ираном и Саудовской Аравией уже пройдена.

После того, как США “отпустили” Иран и отказались от политики “зонтика безопасности” в отношении своих союзников на Ближнем Востоке, единственным вариантом достижения нового баланса сил в регионе будет война.

В гибридной войне с использованием ограниченных контингентов заинтересованны все региональные и внерегиональные игроки. Противоречия между ними не подаются мирной медиации.

Мерцающая гибридная война все больше начинает распространяться по региону “Большого Ближнего Востока”.

Новые обещания
FACEBOOK GROUP