Армения-Азербайджан: почему большой войны пока не будет

2 Апр 2016 17:00

Войну может начать только тот, кто проиграл предыдущую, а конфликт 1992—94 годов завершился победой армян.

Если судить по заявлениям, звучащим сегодня из Еревана, Баку и Степанакерта, можно подумать, что в регионе уже началась большая война. Но «наступление по всей линии соприкосновения», о котором сообщают в последние часы, выглядит совсем не так. На самом деле, мы наблюдаем локальные перестрелки, пусть и весьма интенсивные, и бои местного значения, которые едва ли выльются во что-либо более серьезное.

Большую войну сейчас не готова начать ни одна из сторон. С армянской стороной все понятно — она и не начнет ее по определению. Войну может начать только тот, кто проиграл предыдущую, а конфликт 1992—94 годов завершился победой армян. Сегодня они контролируют не только почти всю территорию Нагорного Карабаха, но и (полностью или частично) семь районов Азербайджана. Больше захватывать армянам нечего и незачем, их интерес — сохранить статус-кво, пишет kommersant.ru

Другое дело — Азербайджан. Возвращение «оккупированных территорий» — национальная идея, цель, мечта. О том, что в случае неудачи мирных переговоров, Баку будет готов силой вернуть Агдам, Физули, Лачин, да и Степанакерт, периодически напоминают согражданам и мировому сообществу официальные лица страны, включая президента Ильхама Алиева. Один из самых надежных способов заставить мир вспомнить о карабахской проблеме, не позволить окончательно заморозить ее — поддерживать напряженность на линии соприкосновения. При этом давно подмечено — ситуация в Карабахе и вокруг него нередко обостряется накануне важных международных переговоров. Предстоят они и на следующей неделе — 7 апреля в Баку летит глава МИД России Сергей Лавров.

Безымянный.jpg

На официальном уровне риторика азербайджанских властей весьма воинственная. Когда я недавно был в Баку, ни один собеседник не упустил случая сообщить мне, что военный бюджет Азербайджана превышает весь бюджет Армении. Благодаря нефтедолларам Баку действительно может позволить себе тратить на нужды вооруженных сил гораздо больше денег, чем Ереван. И сегодня азербайджанская армия разительно отличается от той, которая была разгромлена армянами двадцать с лишним лет назад.

Но при этом, как рассказывали мне знающие ситуацию изнутри российские и западные собеседники, в глубине души азербайджанские политики и военные продолжают бояться потенциального противника и хотят избежать серьезного столкновения. Слишком силен шок от поражений 1990-х годов. И по большому счету, нет никакой уверенности, что в случае новой войны — настоящей, а не демонстративной — Баку сумеет одержать победу. Несмотря на модернизацию армии в последние годы, по основным видам вооружений между азербайджанскими и армянскими формированиями (если сложить силы Нагорного Карабаха и собственно Армении) сегодня примерный паритет. Кроме того, Армения — союзник России, входит в ОДКБ, то есть в случае наступления на ее территорию (вне Нагорного Карабаха) теоретически возникает риск вовлечения в конфликт Москвы.

В Баку это прекрасно понимают. Как понимают и то, что, если вспыхнет полномасштабная война, под угрозой окажется все то относительное благосостояние, которого добились власти в последнее десятилетие — до того, как упали цены нанефть, а вслед за ними обрушился курс национальной валюты — маната. Социальные проблемы в Азербайджане в последнее время обострились, но это не идет ни в какое сравнение с тем, как они обострятся, если страна втянется в конфликт с Арменией, в ходе которого нельзя исключить ударов по нефтяным месторождениям, трубопроводам, другим промышленным объектам.

Будучи прагматиком, Ильхам Алиев не хочет рисковать нынешней стабильностью ради войны с непредсказуемым исходом. Но общественное мнение (особенно СМИ, а также часть азербайджанской элиты) сегодня настроено крайне решительно, если не сказать реваншистски. Это обстоятельство власти вынуждены учитывать. И периодически имитировать активность на фронтах, чтобы у населения не сложилось впечатления, будто президент смирился с поражением и с отторжением «оккупированных земель».

Иными словами, стабилизации в зоне конфликта в обозримом будущем ожидать не приходится. Войну будут периодически имитировать. И это — плохая новость. Но есть и хорошая новость: имитация войны — это все-таки не война.



Новые обещания
FACEBOOK GROUP